Поездка президента США Джо Байдена на Ближний Восток станет ещё одним региональным турне, по которому можно будет делать промежуточные выводы о внешней политике США в контексте войны в Украине и глобальных геополитических трансформаций. У американцев есть как минимум три мотивации ехать на Ближний Восток.

Во-первых, неприятные для экономики последствия пост-ковидного энергетического кризиса вынуждают Белый Дом искать способ смягчить его удар, особенно в преддверии ноябрьских промежуточных выборов в Конгресс. Для этого Вашингтону нужна помощь аравийских монархий Залива, удерживающих «золотую акцию» на мировых рынках нефти.

Во-вторых, в самом разгаре крупнейший военно-политической конфликт в Европе, от исхода которого будет зависеть будущий расклад сил в мире, и позиции самих США. Белый Дом пока что сдаваться или идти на уступки РФ (а значит, и Китаю) не намерен, и чтобы победить, нужно мобилизовать партнеров и союзников, убедить их помочь или хотя бы не мешать. Ближний Восток практически весь занял нейтральную позицию относительно войны РФ и Украины, что не устраивает Штаты.

В-третьих, Ближний Восток переживает переход от однополярного мира Pax Americana к пост-американскому многополярному балансу, в котором ключевую роль будут играть местные игроки. США должны убедиться, что вакуум влияния, оставленный после них, будет заполнен коалицией дружественных государств, которая продолжит блюсти глобальные американские интересы (держать подальше Китай и Россию), а также не позволит усиливаться ключевым антизападным силам, таким как Иран и, может быть, Турция (если не удастся перетянуть её обратно в свой лагерь после выборов президента в 2023 году).

Украина как таковая здесь играет второстепенную роль, являясь лишь частью второй вышеупомянутой причины, вынуждающей Байдена переходить к активной ближневосточной дипломатии. Для нашей войны ожидать каких-то изменений от поездки президента США не стоит. Список его приоритетов возглавляется внутриамериканскими энергетическими проблемами и желанием потеснить Россию с мировых рынков, дабы перераспределить их под свои интересы. В долгосрочной перспективе нам это, конечно, выгодно, с точки зрения увеличения цены, которую РФ платит за свое вторжение в Украину. Однако здесь и сейчас эти вопросы не изменят баланса сил. К тому же, они никак не гарантируют Украине стабильное и предсказуемое место в будущем миропорядке, которое позволит нам развиваться не только в логике «актива» Запада.

Никаких гарантий успеха у Байдена нет. Ближневосточная политика США находится в упадке. Байден получил в наследие от предыдущих администраций множество проблем, накапливавшихся десятилетиями, особенно после 2003 года: неурегулированные вооруженные конфликты, высокий уровень антиамериканских настроений, угроза гонки ядерных вооружений, токсичные связи с местными правителями, отсутствие каких-либо идей о новом формате взаимоотношений с регионом. Попытки администрации Байдена миксовать обамовские либерально-демократические практики диалога с Ближним Востоком и трамповские проекты «больших и прагматичных сделок» не дали результата, и нанесли ещё больше ущерба, посылая неоднозначные сигналы союзникам.

Политические качели демократов в вопросе израильско-палестинского конфликта, обострившегося в поздние годы правления Биньямина Нетаньяху, оставили неприятный осадок у всех. Не желая продолжать откровенно произраильскую политику Дональда Трампа, не находящую поддержку у половины американцев, Байден не мог полностью перейти к пропалестинской политике. В итоге, получилось некое невразумительное лимбо, когда Вашингтон вроде как вернулся к традиционной пред-трамповской политике, однако на деле ничего не делает, и просто тянет время, пока остатки старых израильско-палестинских договорённостей 1990-х годов медленно разрушаются. Вот и сейчас: и израильтяне, и палестинцы ждут от Байдена какого-то посыла, нового меседжа, чего-то конкретного, а Белый Дом кажется скорее растерянным по этому вопросу, и просто хочет, чтобы эта часть турне поскорее закончилась. Да и момент нынче не самый удачный: в Израиле снова подвешенный парламент, готовящийся к досрочным выборам, а в Палестине утратившее внутреннюю легитимность руководство, уже несколько лет проигрывающее в популярности исламистам из Газы.

Ключевой будет поездка Байдена в Саудовскую Аравию. Здесь у Вашингтона есть конкретные пожелания, а у саудовцев — конкретная цена за всё. Американцы будут убеждать Эр-Рияд как минимум не помогать России, а как максимум — помочь выпихнуть её с нефтяного рынка, как путем снижения цены на нефть, так и постепенной ликвидации договорённостей в рамках ОПЕК+. США также хотят стабилизации мировых цен, то есть увеличения Саудовской Аравией и странами ОПЕК добычи ради снижения цены, чтобы смягчить последствия энергетического кризиса, приведшего к рекордному повышению цен на бензин в самих Штатах. Наконец, Вашингтон хочет свести между собой Саудовскую Аравию и Израиль, дабы между ними начал формироваться уже официальный проамериканский региональный альянс, который ляжет в основу новой пост-американской архитектуры безопасности на Ближнем Востоке, и который (в идеале) должен формироваться на основе связки Израиля и аравийских монархий + традиционных партнеров США Египта, Иордании, Марокко и (может быть, позже) Турции.

Теоретически, всё это возможно. Саудовцы захотят повесить на это внушительный ценник, заодно припоминая Байдену его критику в адрес наследного принца Мухаммеда бин Сальмана. Они сделают всё, чтобы президент США озвучивал свои «хотелки» лично принцу, чтобы эти договорённости были завязаны между ними двумя. Также Эр-Рияд может потребовать снять оружейное эмбарго, снова признать йеменских хуситов террористами, помочь закончить войну в Йемене на условиях саудовско-эмиратской коалиции, выйти из ядерных переговоров с Ираном, дать аравийским монархиям больше свободны в определении будущего региона, больше пространства для самоорганизации региональной архитектуры безопасности, без красных флажков или настойчивых инструкций о том, с кем дружить, а с кем враждовать, дать денег на модернизацию энергетической инфраструктуры, вложиться в разработку нефтегазовых месторождений, проспонсировать крупные мега-проекты.

На каких условиях стороны сойдутся, и сойдутся ли — вопрос. В основе пожеланий США лежит одна глобальная цель — сохранить свое доминирование в мире в последующие десятилетия, удержать наступающий многополярный мир в рамках хотя бы части правил игры, определяемых Западом, не допустить слишком сильного «размывания» влияния Вашингтона. В интересах же Саудовской Аравии и других региональных игроков — выбить у США право стать одним из полюсов будущего пост-американского миропорядка, принять участие в разработке новых правил игры, сохранить маневренность и самостоятельность во внешней политике, играя на балансе между крупными игроками. Эти интересы не везде сходятся, и в последние годы конфликты между Эр-Риядом и Вашингтоном побуждали саудовцев дрейфовать в сторону от Запада к РФ и Китаю, хэджировать риски и ждать правильного момента, когда можно будет назвать свою цену.

Джозеф Байден с самого начала президентства игнорировал Ближний Восток. И только теперь он решил уделить ему немного внимания, на фоне мировых проблем и войны в Украине. Именно этот контекст и потерянное время будут играть против него во время визита, так как региональные лидеры уже настроились жить в пост-американском мире, без кураторства Вашингтона, а иногда в конкуренции с ним, решая свои дела самостоятельно. Возросший за последнее время уровень диверсификации их внешних связей осложнит для США задачу, с которой они поедут на Ближний Восток. Отсутствие видимых инициатив по главным кризисным площадкам подчеркивает, что США не могут ничего гарантировать, и не знают, как правильно взаимодействовать с регионом. А моральные ограничения Байдена, связанные с попытками демократов играть на настроениях либерального электората, для ближневосточных лидеров показывают несерьёзность американского президента.

Поэтому Байдену сразу будут выставлять ценник, дабы замерить его готовность говорить серьёзно и идти на реальные уступки. Все прекрасно понимают, насколько высокие ставки. И хотя на Ближнем Востоке мало кто поддерживает войну РФ в Украине, практически все раздражены и недовольны Западом и Штатами, считая их угасающей силой, не в состоянии держать слово и выполнять обещания. Антизападные настроения, смешанные с внушительной долей местного пост-колониального ресентимента и растущим национализмом, будут главными врагами Байдена в этом турне, а не «пророссийскость» или игра на руку Кремля.

Популярные статьи сейчас

Ашан, Метро, МегаМаркет и другие супермаркеты скорректировали цены на подсолнечное масло и яйца

АЗС снизили цены на бензин, дизтопливо и автогаз в Украине

Украинцы смогут получить компенсацию за коммунальные услуги

Пенсионерам полагаются прибавки за сверхстаж: кому и сколько

Показать еще