Центральноазиатскую республику лихорадит. Нурсултан Назарбаев и его «старая гвардия» покидают политическую авансцену, а на вершину власти восходит Касым-Жомарт Токаев со своей командой. Но им брошены серьезные экзистенциальные вызовы. Пока неясно куда колыхнется чаша весов: выживет режим Токаева или рухнет, погрузив Казахстан в хаос.

Итак: какова изнанка межфракционной борьбы в казахском обществе? Как Китай видит кризис?

Sic transit gloria mundi – ‘так уходит мирская слава’

Как только ситуация начала накаляться, словно сладкие конфеты из пиньяты, олигархи-кошельки Назарбаева посыпались прочь из Казахстана. В спешном порядке ретировались: Патох Шодиев – соратник Нурсултана Абишевича в горнодобывающем бизнесе; Кенес Ракишев – плейбой, боксер, разглагольствовавший о создании казахских электромобилей и смартфонов, но активно выкачивающий драгметаллы – золото, никель, кобальт – из Казахстана; Тимур Кулибаев – зять Назарбаева и главный партнер Семьи в нефтегазовой отрасли. За последние дни больше 10 частных рейсов покинули центральноазиатскую страну и направились в Европу или Россию.

Касым-Жомарт Токаев быстро зачистил ставленников бывшего президента и заменил их своими людьми. Следующие яркие кадры Назарбаева потеряли свои должности: 1) Самат Абиш – племянник бывшего президента, коего называли «преемником» - потенциальным кандидатом на пост третьего президента Казахстана (то есть следующим после каденции Токаева). Самат Абиш был смещен с поста первого зама главы Комитета Национальной Безопасности КНБ – спецслужбы Казахстана. На его место пришел Мурат Нуртлеуов – личный помощник Токаева; 2) Крымбек Кушербаев – старый аппаратчик Назарбаева. Он был ответственен за выработку основных направлений внутренней и внешней политики. Теперь это будет делать Ерлан Карин – лояльный к нынешнему президенту эрудированный и молодой чиновник; 3) Карим Масимов – дважды премьер-министр при Нурсултане Абишевиче. Карима Кажимкановича называют главным по экономическому сотрудничеству Казахстана с Китаем – лоббистом китайцев. Последние пять лет он занимал должность главы КНБ. Но вчера уволен, а новым начальником спецслужбы стал Ермек Сашимбаев, ранее возглавляющий Службу государственной охраны Казахстана – полностью человек Токаева.

Касым-Жомарт Токаев взял под свой контроль силовой блок и правительство. Отстранение племянников Назарбаева – Самата Абиша и Кайрата Сатыбалды - важно для предотвращения реванша назарбаевцев. Бездействие Самата в начале протестов как зама главы спецслужбы вообще должно быть расследовано. Возможно, стихийные восстания были частью плана племянника по захвату власти, и он имел к бунтовщикам прямое отношение.

Сейчас Токаеву надо отмежеваться от ставшего токсичным бывшего президента. Нурсултан ушел с должности председателя Совета Безопасности. Эпоха Елбасы (титул Первого Президента Республики Казахстан) закончилась, памятники падают, а его Семья бежит из страны. Протестующие добились своей цели – Назарбаев канул в Лету. Но вряд ли Казахстан ждут демократические реформы: просто один лидер сменил другого в авторитарной политической структуре.

Основным условием легитимизации Токаева станут социально-экономические подвижки. Уже уволен бывший министр экономики при Назарбаеве, до сегодняшнего дня глава Агентства по стратегическому планированию и реформам – Кайрат Калимбетов. Новым ответственным за экономику Казахстана Токаев назначил Асета Иргалиева – с ним теперешний лидер работал в экономической сфере с 2019 года.

Однако почему транзит власти в Казахстане получился столь кровавым? Для этого необходимо обратить внимание на особенности казахского социума.

Старшие против младших

Казахи – тюркский кочевой народ, обладающий социальной культурой, в основе которой лежит принадлежность к группе: семье, роду, клану (жүзү). Клановость и трайбализм глубоко присущи казахам – у них есть четкое понимание «своих» и «чужих». Если казаху удается занять какую-то должность, он будет пытаться «подтягивать» своих и держаться на хлебной позиции до последнего, ратуя за интересы семьи. Поэтому транзит власти в Азии традиционно жесток и чреват выкорчевыванием уходящей элиты с корнями.

Нурсултан Назарбаев происходит из рода Шапырашты, а Касым-Жомарт Токаев из рода Жалайыры, но они оба являются частью клана Старший жүз. Статус рода Назарбаева выше рода Токаева. Всего существует три жүза – Старший, Средний и Младший. За время президенства Назарбаева – каждый второй топ-чиновник был из Старшего жүза, а каждый десятый из президентского рода Шапырашты.

Жузы Казахстана
Жузы Казахстана

Популярные статьи сейчас

Стало известно, сколько будут платить украинкам на детей в 2022 году

Украинцам рассказали, кому в Польше готовы платить 120 тысяч гривен: вакансии

Дорофеева отбросила стеснение и бюстгальтер на пляже

Каменских вывалила грудь на фото с постаревшим Потапом

Показать еще

Кланы Казахстана: Старший жүз – фиолетовым на юго-востоке, Средний – оранжевым в центре, Младший – зеленым на западе.

Превалирование представителей Старшего клана во власти и получение ими основных экономических бенефитов – в первую очередь поступлений от продажи нефти и газа – раздражало казахов в Младшем и Среднем жүзах. Они считают, что получают мало от продаж национальных ресурсов. На территориях, где проживают представители вышеупомянутых кланов, первыми вспыхнули протесты 2 января 2022 года против подорожания цен на сжиженный автомобильный газ (СУГ). Бунт начали представители рода Адай, входящего в Младший жүз. Адайцы проживают в Мангистауской области в Западном Казахстане.

С 1 января цена повысилась до 120 тенге за литр: за год прибавив в два раза. На фоне увеличивающейся инфляции, падении реальных доходов населения (на 3% по итогам 2021 года), продолжении управления страной Семьей Назарбаева, нарастании недовольства простых казахов – рост стоимости СУГ стал роковым катализатором народных протестов. 2 января выйдя на улицы западного города Жанаозена, люди скандировали: «Старик, уходи!» (Шал, кет!), апеллируя к уходу Елбасы из власти и требовали понижения цен.

Далее протесты перекинулись на Атырау (тоже город в западном Казахстане) и Алма-Ату. 4 января бунтовали все крупные города, 5 января в руки толпы попало оружие и часть митингующих начала заниматься мародерством; в последующих столкновениях с армией и полицией появились убитые с обоих сторон. Пролилась кровь: уже убиты сотни людей. 6 января по запросу президента Токаева в страну будут введены силы стран ОДКБ в таком составе: 3000 россиян – десантников, первыми из которых на транспортниках ИЛ-76 и АН-124 уже полетели две роты спецназа 76-й дивизии и 45-й бригады ВДВ; 500 беларусов; 200 таджиков; 150 киргизов; 70 армян.

Военные из ОДКБ нужны Токаеву чтобы, во-первых, стабилизировать ситуацию, укрепить позиции и поднять дух своей армии. Во-вторых, выиграв время, сформировать свою команду и подготовить социально-экономических реформы – добиться понижения цен на топливо и продукты, а также повысить доходы граждан. Первые шаги в этом направлении Касым-Жомарт Токаев уже сделал: а) снижены цены на СУГ и расследовано их повышение; б) введено государственное регулирование цен на социально значимые продовольственные продукты; в) приняты меры по снижению закредитованности граждан; г) введен мораторий на повышение коммунальных платежей; д) произведено субсидирование по аренде жилья; е) создан фонд «Народу Казахстана», который будут финансировать из государственных и частных источников для решения проблем здравоохранения. В-третьих, не позволить других силам, так же имеющим амбиции, организоваться дабы помешать консолидации власти Токаевым. Воду на мельницу режима льют и сами оппоненты, взяв в руки оружие. Схватки со стрельбой и грабежи явно маргинализируют протестующих в глазах простых обывателей. Люди начинают симпатизировать президенту и надеются: он наведет порядок.

Именно конкуренция за экономические привилегии и власть в Казахстане становятся главным призом протестов, а не борьба против России или за демократические свободы – как пытаются представить нашей публике отечественные лидеры мнений.

Условный лидер митингующих, который публично ограждается от мародеров – журналист и диссидент Жасарал Куанышалин, на своей страничке в Facebook не выдвигал подобных требований. Основное желание бастующих единственно: поменять режим и получить экономическое улучшение жизни.

Жасарал, как и большинство его сторонников, происходит из Младшего жүза.

Будет правдой сказать, что в Казахстане не относятся с большим благоговением к россиянам и стараются всячески оградить культурное влияние РФ. Казахи перешли с кириллицы на латиницу, дети элиты массово получали образование в лучших вузах Запада, Нур-Султан на высоком уровне развил гуманитарное сотрудничество с Турцией.

Однако, по итогу протестов и дальнейшей стабилизации, Казахстан все равно выгодно для себя останется геополитически близок к России. Не из-за большой любви. А из-за Китая, ведь в казахском обществе все еще присутствует значительная синофобия. Казахи считают - связи с Россией и Западом помогают им балансировать влияние Китая. Но даже при пребывании российских военных, которых протестующие уже окрестили оккупантами, Казахстан не будет марионеткой Кремля. Казахские элиты всегда имеют свою стратегию и умеют прагматично выстраивать отношения со всеми большими государствами вокруг себя.

Пока что спокойный дракон

Пекин заявил через официального представителя МИДа Ван Вэньбиня 汪文斌 (wāng wén bīn), что «надеется на то, что Казахстан вернется к стабильности, а общественный порядок восстановится». Однако Ху Сицзинь 胡锡进 (hú xī jìn), бывший главред пропагандистского ресурса Компартии Global Times, был более категоричен в своем посте в социальной сети Вэйбо: 1) Россия и Китай не позволят столкнуть Казахстан в бездну неопределенности; 2) это внутренняя проблема Казахстана, но Пекин тоже должен помочь стабилизировать обстановку; 3) события повторяют цветную революцию в Киргизстане в 2005 году; 4) протесты поддерживают США, их цель – с помощью хаоса в Казахстане подорвать стратегическое партнерство РФ и КНР; 5) Китай – один из основных покупателей казахских углеводородов. Казахстан – член ШОС и нам важна его стабильность.

В Китае понимают специфическое отношение жителей Казахстана к КНР.

Даже сейчас протесты опять коснулись вопроса владения Пекином нефтегазовых месторождений в Казахстане. Работники китайской компании CNPC-Актобемунайгаз, недовольные повышением цен на сжиженный газ, бастовали под офисом компании. Присутствовали антикитайские комментарии.

На фоне казахского кризиса для китайцев важны семь приоритетов, мотивирующих Чжуннаньхай поддерживать президента Токаева.

Первый: продолжение транзита китайских товаров на Запад через Казахстан. По казахским степям проходят две железнодорожные ветки Шелкового пути: они ведут китайские грузы в Европу, Россию, Закавказье, Малую Азию, Иран и Ближний Восток. В 2019 году между Китаем и Казахстаном перевозка грузов составила 16 млн тонн: 10 тонн уехали из КНР; 6 тонн приехали в Китай. В 2020 году цифра возросла до 21 млн тонн. Более двух тысяч поездов ежегодно курсирует между двумя странами. Из-за пандемии COVID-19 в Пекине значительно уменьшился интерес к проекту Шелкового пути, но Казахстан все равно остается краеугольным звеном инициативы. Китаю нужен доступ на западные рынки.

Второй: продолжение бесперебойного импорта казахских энергоносителей в Китай. Пекин знает про свою уязвимость из-за импорта газа и нефти, поэтому максимально диверсифицирует поставщиков углеводородов. Казахстан один из них – но миноритарный – объёмы его поставок в разы меньше, чем у соседнего Туркменистана или России. 21% казахского экспорта в КНР – это газ; 15% - нефть. Однако ключевой для Пекина есть гарантия со стороны казахских властей продолжения транзита туркменских углеводородов в КНР территорией Казахстана по трубопроводу «Центральная Азия — Китай».

Третий: отправка меди (20% казахского импорта в Китай); ферросплавов (тоже 10%); других дорогостоящих редкоземельных металлов. Особенно надо выделить поставки урана – 55% казахского необогащённого урана (7% от общего импорта – $0.5 млрд) отправляется в КНР. Это очень критичные показатели для китайской ядерной программы. Из-за протестов в Казахстане мировая цена на уран уже повысилась на 8%.

Четвертый: защита китайских инвестиций в Казахстане. Общая стоимость китайских инвестиций в стране составляет около $35 млрд. Только в 2019 году было заявлено 55 проектов на $27.6 млрд. Основные интересующие китайцев отрасли – инфраструктурное строительство, нефте-, газодобыча, нефтепереботка. Особенно в сфере казахских углеводородов присутствие Китая крайне значительно: 24% добычи нефти и 13% добычи газа контролируется китайскими компаниями, такими как: CNPC (Китайская национальная нефтегазовая корпорация) и Sinopec (Китайская нефтяная и химическая корпорация). Согласно информации из китайского МИДа, казахское правительство гарантировало Чжуннаньхаю сохранность инвестиций.

Пятый: нежелательность повышения влияния Турции в Казахстане. Здесь играют роль соображения Пекина в сфере безопасности и стабильности в Синьцзяне. Уже не первый год между Китаем и Турцией сохраняется напряжение из-за «уйгурского вопроса» или, как говорят в Китае, - «синьцзянского вопроса» 新疆问题 (xīn jiāng wèn tí). Рост протюркских и фанатичных религиозных настроений в Казахстане может перекинуться на Синьцзян – чего не хочет допустить Пекин.

Президент Турции Реджеп Эрдоган и депутат крайне правой националистической партии ПНД Девлет Бахчели с картой «Большого Турана». В Китае такие изображения считают провокационными: на них Синьцзян отделен от КНР.

Шестой: противодействие влиянию США в Казахстане. Ради этого Китай готов идти на сотрудничество с Россией: Москва находится с Казахстаном в геополитическом и военно-политическом сотрудничестве (ОДКБ), а Пекин в геоэкономическом. Чтобы не допустить усиления позиций Вашингтона, КНР будет готова поддерживать РФ. Этот вариант устраивает действующий режим Касыма-Жомарта Токаева. Если президент Токаев удержится у власти, то он будет явно больше привязан к России и Китаю чем прежде.

Седьмой: готовность поспособствовать окончанию казахского кризиса как можно скорее - ведь в феврале начинаются Зимние Олимпийские игры 2022 года в Пекине. В Китае хотели бы, чтобы их успех в проведении спортивного мероприятия освещался в международной прессе на позитивном фоне. Китайцы были очень недовольны, когда перед Олимпиадой в 2008 году разразилась война между Россией и Грузией.

Сейчас Пекин спокойно наблюдает за развитием ситуации в Казахстане и надеется на скорую стабилизацию, для чего готов сотрудничать с Москвой. В случае падения режима Токаева и возникновении угрозы потери инвестиций, а также переходе Казахстана под большее влияние Турции и США – мы можем стать свидетелями более активных действий китайцев. В первую очередь касательно защиты своей собственности и безопасности.