Если внимательно присмотреться к социальным пирамидам, легко обнаружить закономерность, существующую с момента их возникновения. Верх пирамиды расходует и/или распоряжается (на душу угнездившегося) гораздо большими ресурсами, чем ее низ. Именно этот факт, по крайней мере с тз здравого управленческого смысла, налагает особые обязательства на тех немногих высокозасевших, кого принято считать элитами.

Чем больше проявлено неравенство, тем больше проявлена выш

еупомянутая тенденция. И тем больше потенциальный спрос с элит.

Именно адекватность или неадекватность поведения элит, в основном, определяет характер протекания процессов в обществе, а не все то хаотичное, мутное и разнородное, что формируется внизу пирамиды. Потому что внизу изначально формируется запрос, только потом — ответ. Менее ресурсозащищенная часть пирамиды первой чувствует проблему и «сигнализирует» о ней с нарастающей настойчивостью. Но она, как правило, довольно долго ждет реакции верхов и не спешит формулировать собственные ответы. Потому что под это не заточена.

В этой связи в неутихающую :) дискуссию украинских интеллектуалов о «ресентименте» автору хотелось бы вставить и своих пару копеек. Сразу оговорюсь, что смотрю на проблему не глазами философа и аналитика, а глазами психолога и аналитика.

С точки зрения автора, попытка табуировать ресентимент целиком, как явление — это, по сути, попытка запретить эмоциональную реакцию, завязанную на выживание, тем более в условиях иерархических обществ и неравномерного распределения (вплоть до острого дефицита их «внизу» социальной пирамиды) ресурсов. Эмоциональный ответ на серьезное нарушение баланса.

«Массы» почти всегда разнородны, менее продвинуты, более заняты борьбой за элементарное выживание и потому более инертны. Потому же им гораздо труднее сформулировать интеллектуальное, а не эмоциональное решение, чем элитам. И потому же даже и мораль ресентимента вторична — это лишь зеркальный ответ на ранее сформировавшуюся мораль элит. За исключением нечастых случаев радикальной смены элит и прорыва к власти какой-нибудь ультрапрогрессивной части общества. Эмоция ресентимента (или спектр эмоций) тоже вторична — как ответ на игнорирование значимых потребностей «низов».

Негодование, зависть, озлобение — простейший ответ на неравенство. Трудно требовать от элементарно выживающих более сложных реакций. Голодный человек, сплошь и рядом — злой человек. Таким его сделала беспощадная эволюция. Голодный, но добрый, белый и пушистый не пойдет в дикий первобытный лес сурово валить мамонта. Это агрессивное и даже кровавое действо. Такой человек был бы недостаточно недоволен :) сложившейся тупиковой ситуацией, чтобы преодолеть страх и вступить в схватку за жизнь с огромным и опасным, что не жаждет устроиться на вертеле. А уже потом сытно покушать, включить парасимпатическую нервную систему и приятно расслабиться, подобреть и все такое хорошее :)

Отсюда эволюционно естественная роль недовольства.

Отсюда же вывод. Чем махровее, очевиднее, нахрапистее неравенство, чем более шатким и голодным оно делает положение «низов» социальной пирамиды, тем большего распространения ресентиментальных реакций можно ожидать. Потому что это не про какие-нибудь цацки-пецки, такие реакции миллионы лет напрямую завязаны на выживание.

Вот мудрый «старец» Лао Цзы говорил: «Если не ценить редких предметов, то не будет воров среди народа. Если не показывать того, что может вызвать зависть, то не будут волноваться сердца народа. Поэтому, управляя [страной], совершенномудрый делает сердца [подданных] пустыми, а желудки - полными».

Но кто же его послушает, когда обладание вызывающим зависть становится главной ценностью для элит, ключевым стимулом в их играх и обманчиво-заманчиво удобным инструментом краткосрочного управления?

Табуировать ресентимент тотально, в любом его проявлении, было бы может и удобно для «верхов». Но, далеко не догма, что это выгодно обществу в целом, как развивающейся и самобалансирующейся экосистеме.

Популярные статьи сейчас

Новая почта открыла еще одну страну для онлайн-шопинга: тарифы

Проект "Холостячка": Шевченко нашел замену Огневич

Народные синоптики предупредили о морозах до -30

Украинцам показали свежие цены на мясо, молоко, подсолнечное и сливочное масло в АШАН, Metro, Novus

Показать еще

Во французском языке слово ressentiment (да и в английском почти идентичное resentment) всего лишь маркирует, обозначает чувство негодования.

Многочисленные добавки и интерпретации интеллектуалов слишком похожи на попытки «обвесить» основу, суть явления дополнительными характеристиками, по сути, игнорирующими психические процессы как реальность.

Но здесь автор сделает паузу. И, принимая во внимание сложность и необъятность темы, дальше будет говорить только об одном, но важном аспекте негодования (в рамках которого оно, зачастую, весьма продуктивно) — «сигнальном».

Если мы возьмем в качестве примера компьютерные игровые миры, как основанные на добровольном участии (что делает их особенно интересными для изучения), негодование игроков по поводу какого-то новшества разработчиков обычно говорит о грубом нарушении баланса. Негодование геймеров не всегда-всегда, но сплошь и рядом приводит именно к улучшению продукта. Это ценная обратная связь. Она возникает, когда разработчики факапнули слишком масштабно и откровенно, либо проморгали более ранние и более тонкие сигналы.

В качестве лирического отступления замечу, что вообще игровая индустрия, с моей скромной точки зрения, заслуживает особо пристального внимания еще по одной причине. Объемы доступных для анализа данных, в рамках современной игровой индустрии, на много порядков превышают все, что было доступно психологии в прежние годы и века. И происходящее, зачастую, предельно прозрачно и наглядно. В т.ч. потому что участие сугубо добровольно, т.е. все купил — не купил, ушел — остался протекают без ограничений. Уж если что-то куда-то течет, то заметно хорошо :)

Добровольность участия в играх — причина того, что особо больших драм и потрясений не случается. Разработчики «плюнули в борщ» игрокам — игроки возмутились — разработчики допилили баланс. Но вот если негодование не сработало — геймеры массово побежали из игры и ударили по карману разработчиков. И никакого обоюдного насилия. Никаких революций, расстрелов на Марсовом поле и гильотин. Компьютерную игру, все-таки, можно запросто поменять на другую, лучше сбалансированную. Хотя игрокам бывает и жаль из нее уходить, бросая свои многолетние достижения, приобретения, хорошую игровую компанию.

В реальном же мире, который пока «монополен», следовательно как бы и не вполне доброволен («Куда ты денешься с подводной лодки?»), мнение игроков исторически слишком часто игнорировалось разработчиками правил и игровых механик :) Даже в наши дни формального отсутствия крепостничества и Железного занавеса эмигрировать для большинства людей — не десяток гигов из Стима качнуть.

Так или иначе, игру под названием «Украина» за 30 лет разными, увы, способами покинуло минимум на 15 миллионов человек больше, чем влилось новых «игроков». Не говорит ли это о грубейших нарушениях игрового баланса, с которыми попросту никто ничего десятки лет не делает?

Но что делать «рядовым игрокам»? Так ли просто, к примеру, ударить по карману «разработчиков» исходом, когда доход им приносят «недра», «земли» и прочие «закрома»; или локальные коррупционные «схемы»; или относительно небольшие фирмы-холдинги-корпорации-экспортеры, а не живые люди-сограждане в массе своей? Когда рядовые игроки для них не столько источник дохода, сколько «балласт»? Просто ли скорректировать поведение таких (пусть квази-)элит? Читатель «Хвилі», думаю, хорошо понимает, о чем я.

Случается же, что «разработчикам» правил и механик вообще неинтересны никакие цифры, кроме цифр на их зарубежных банковских счетах и т.п. Они упрямо игнорируют даже такие вопиющие цифры, как та, что приведена выше и общеизвестна. И единственное на что действительно прореагируют — на мощную эмоциональную реакцию «масс». Потому что эмоция общества, в отличие от комплиментарных расчетов прикормленных и даже некомплиментарных независимых «яйцеголовых», способна почти мгновенно перевести систему из стабильного состояния в нестабильное.

А дальше есть нетривиальный риск столкнуться с процессами описанными, например, в известной, очень не новой перепечатке работы «Философия нестабильности» Ильи Пригожина с комментариями Сергея Курдюмова. Никто не знает, в какую сторону «упадет» маятник, и «структуры развиваются в режиме с обострением. Это означает, что за конечное время параметр, характеризующий состояние системы — температура — должен достигнуть бесконечной величины».

То есть, может неконтролируемо и совершенно не по-детски бабахнуть. Как бабахнула, к примеру, Великая французская революция.

Автор, признаться, не великий фанат революций. Овладевающие массами эмоции слишком часто разрушительны и неприглядны в проявлениях. Хотя, случалось в истории, что таков был единственный способ достучаться до потерявших берега элит с сильно повышенным порогом чувствительности и тотально проваленной этикой. Единственный способ для упорно игнорируемых человеческих существ «просигнализировать» выкидывающему их за борт жизни «первому классу», напомнить о своем праве жить, продемонстрировать серьезность своих намерений и пробудить хоть какие-то ответные эмоции и реакции у игнорирующих. Последний довод, приводимый королям.

So.

Я бы не пытался убеждать «игроков» во вредности их негодования. Отсутствие такой обратной связи слишком часто приводит к отрыву «разработчиков», социальных инженеров от реальности, от интересов сообществ/общества в целом.

Да, любую ошибку можно постараться скорректировать рациональным образом. Но попытка заведомо подавить человеческие эмоции в процессе, в основе своей, непродуктивна, потому что это попытка превратить человека в «юнит» с сильно урезанными функциями выживания и жизни вообще, в робота или раба, тихонько, бессловесненько работающего по выбранному хозяином алгоритму, подвергающемуся безнаказанным унижениям и живущему впроголодь. А нацию — в нацию горбатящихся на чужих плантациях и вымирающих под звуки праздников чужих жизней.

Все это противно человеческой природе. И подтверждается вывод автора тем простым фактом, что даже самые темные и зашуганные рабы периодически, но повсеместно (!) восставали.

И еще, проводя параллели с играми, замечу вот что. Живой, не лишенный субъектности игрок неизбежно играет ради эмоций, а не ради абстрактных цифр или механических процессов (т. е. чему-то сродни учебе в посредственной школе :) или работы на конвейере).

Мы, люди, здесь, в этой жизни — ради переживаний. Игроки «в реал» ждут от игры, и от страны как пространства игры, если хотите, баланса в эмоциях. А не десятков лет «отстоя», факапов и бессмысленного, ничем не компенсируемого фрустрирования потребностей десятков миллионов «игроков». С нулевой реакцией разработчиков правил и механик на недовольство, пока оно не дошло до массового негодования.

P.S. На нехитрой, но толковой картинке ниже проиллюстрирован диапазон, в котором присутствует удовольствие от игры (так же, как и от жизни в целом).