Последнее время мы с вами стали свидетелями того, как в корне меняется наше здравоохранение, причем в худшую сторону. Также изменяется и государственная служба крови. Речь идет не о её развитии, а о внедрении в неё частного бизнеса.

Известно, что цель бизнеса – прибыль. Цель государственной службы крови – обеспечение нас с вами ежесекундно кровью и её продуктами. Регулировать частно-государственные отношения должно  государство, но мы видим, что этого не происходит. Частная структура диктует правила игры в службе крови государству и нам с вами. В Украине произошла деформация самой структуры и сути службы крови. А это чревато потерей управления запасами крови и её продуктов, что может привести к катастрофическим последствиям. МОЗ перестал выполнять свою функцию: формировать политику, правила игры, готовить нормативную базу, обеспечивать общий контроль в службе крови. Напротив, МОЗ последние годы идет на поводу у частного бизнеса, в частности ЧАО «Биофарма». В Комитете здравоохранения ВР появились лоббисты ЧАО «Биофарма». Продажа препаратов плазмы крови – это очень прибыльный бизнес, но в цивилизованных странах никто бы не осмелился нарушать законы при производстве и реализации продуктов крови, престиж производителя препаратов крови на первом месте.

Среди множества компаний производителей препаратов плазмы, есть, к примеру, компания Grifols, плазмацентры которой расположены в Испании, Ирландии, Австралии, Бразилии, США и реализуют они свою продукцию в 90 стран мира. 70% плазмы поставляют доноры США, где в 32 штатах Grifols расположил 200 пунктов сбора плазмы. Законы США позволяют донорам монетизировать свое тело, одна плазмадача стоит 30 – 50 $. Донорам разрешено сдавать плазму 104 раза в год, т.е. 2 раза в неделю. Для бедных слоев населения США плазмадача – единственный источник заработка. Учитывая данные ООН, в США 40% населения живет в бедности, более 18% в крайней нищете, поэтому недостатка в плазме у Grifols, вероятно, нет. Но и социальной защиты у доноров тоже нет, несмотря на хроническую усталость, частые обмороки. Известно, что такие потери белка приводят к снижению иммунитета, что чревато ростом инфекционных заболеваний, патологии печени и почек. Тем не менее, здравоохранение США, ориентированное на прибыль, а не на пациента, не анализирует эту ситуацию и не принимает меры к ограничению правил плазамадач. Коммерциализация службы крови в Украине приблизит систему донорства страны к варианту США.

Существующий Закон о донорстве в Украине, который, по сути, уничтожается, был, напротив, европейским. Закон защищал доноров на государственном уровне. Здоровье донора было превыше всего. Регулярные медицинские осмотры, анализы крови, контроль кроведач, льготы и поощрения являлись стимулом в развитии донорства. Это был единственный контингент населения, которому удалось создать и сохранить условия профилактики и диспансеризации, по сути, уничтоженной в Украине. Государственная служба крови была защищена Законом о донорстве. Станции переливания крови обеспечивали полностью все лечебные учреждения кровью, её компонентами и препаратами. В Украине было зарегистрировано 33 вида препаратов плазмы, среди которых были иммуноглобулины. Нам нужно было только развиваться дальше и усовершенствовать службу крови, заботясь прежде всего о государственной её части.

Мы были рады, когда в Украине появился свой завод-фракционатор, владельцем которого является ЧАО «Биофарма». Как написал канадский профессор экономики Генри Минтцберг, медицина – это не бизнес, а призвание. Но не для владельцев ЧАО «Биофарма». Их не интересовало обеспечение населения своей страны кровью и её продуктами. Они решили заработать сразу и много за счет экспорта препаратов крови. Для наращивания экспортного потенциала необходимо три вещи: сырье – донорская плазма, как минимум 300 тыс. литров в год, разрешающая нормативно-правовая база и монополизация производства. Зная, что разваливающаяся государственная служба крови не обеспечит сырьём, ЧАО «Биофарма» решило взять в свои руки заготовку плазмы и увеличить её сбор, привлекая к себе доноров денежными вознаграждениями. Но мешал Закон о донорстве, который позволял заготавливать кровь и плазму только государственным структурам службы крови, декларируя безвозмездное донорство. Пользуясь своим влиянием на Минздрав, возможностью лоббировать свои интересы в КМУ, ЧАО «Биофарма» брало в аренду помещения станций переливания крови (СПК), незаконно заготавливала плазму, отправляя её на завод в Белую Церковь, оттуда препараты плазмы экспортировались в более, чем 20 стран мира.

Понимая, что работать вне правового поля долго не получиться, решили срочно изменить две статьи в Законе о донорстве, 15-ую и 22-ую. Для изменения этого закона должны были быть привлечены специалисты, институты трансфузиологии. Комитетом по вопросам здоровья нации, медицинской помощи и медицинского страхования ВР был инициирован Законопроект № 2429 «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно ликвидации искусственных бюрократических барьеров и коррупциогенных факторов в сфере здравоохранения». Название законопроекта завуалировано, чтобы никто не догадался, и абсолютно не соответствовало сути его цели.

А цель проста: 1. разрешить заготавливать плазму частным компаниям, т. е. ЧАО «Биофарма»; 2. создать благоприятные возможности беспрепятственно экспортировать производимые препараты плазмы (иммуноглобулины, альбумин и пр.); 3. сделать невозможным контрактное фракционирование, т.е. производство препаратов крови другими компаниями, кроме ЧАО «Биофарма». Для чего полностью изменили ст. 22, которая называлась «Порядок обміну донорською кров'ю, її компонентами і препаратами та вивезення їх за межі України». Где сказано, что донорская кровь и ее компоненты могут быть вывезены за пределы Украины для приобретения из них препаратов, которые в Украине не производятся или производятся в недостаточном количестве, при необходимости этих препарато для потребностей здравоохранения и обязательным возвратом их в Украину. Согласно новому Законопроекту 2429, передавать плазму за пределы Украины для производства препаратов теперь можно только «у разі відсутності в Україні функціонуючих виробничих потужностей з виробництва препаратів крові, на яких відповідні суб’єкти господарювання можуть здійснювати діяльність із виробництва препаратів крові», оставив монополию на изготовление препаратов плазмы только ЧАО «Биофарма».

Несмотря на коррупциогенность этого законопроекта, подтвержденную многими юристами, Научно-исследовательским институтом изучения проблем преступности им. академика В. В. Сташиса, Верховная Рада его утвердила.

Преступная монополизация ЧАО «Биофарма», которая в конце концов закрепилась в Законе №644 от 02.06.20, нам ещё аукнется. Как оказалось, изменив статью 22, ЧАО «Биофарма» вставила палки не только в свои колёса, она сделала большую гадость всей Украине.

Пандемия COVID-19 , охватившая мир, заставила все страны пересмотреть отношение к бизнесу в частности и к жизни в целом. Это вызов нам всем. В связи с COVID-19 в марте месяце 2020 года создан беспрецедентный Плазменный Альянс https://www.takeda.com/newsroom/newsreleases/2020/covig-19-plasma-alliance-builds-strong-momentum-through-expanded-membership-and-clinical-trial-collaboration/, куда входят компании, занимающиеся плазменной промышленностью с целью создания гипериммунного глобулина, препарата, который будет использоваться в лечении COVID-19. Альянс уже собрал 30 тысяч литров реконвалесцентной плазмы. Он создан для того, чтобы со всего мира собрать максимальное количество плазмы переболевших и быстрее произвести спасительный гипериммунный глобулин. Как известно, ЧАО «Биофарма» стало членом Международного Альянса. https://zn.ua/ukr/HEALTH/prezident-biofarmi-kostjantin-jefimenko-navit-zastosuvannja-standartnoho-imunohlobulinu-bez-spetsifichnikh-do-kovid-antitil-zbilshuje-shansi-na-oduzhannja-v-razi.html. Компании-учасники должны отправлять плазму реконвалесцентов в Альянс. Как заявил президент ЧАО «Биофарма» К. Ефименко, они уже собрали 350 литров плазмы реконвалесцентов. Каким образом теперь ЧАО «Биофарма» отправит плазму в Альянс с учетом нового Закона №644, согласно которому они уже не вправе вывозить плазму из Украины? Или нарушать наши законы стало привычным для ЧАО «Биофарма»? А ведь существующий Закон о донорстве позволял это делать!

Чтобы как-то себя пропиарить, ЧАО «Биофарма» с разрешения Минздрава начала клинические испытания иммуноглобулина нормального человеческого «Биовен моно» стоимостью 7000 гр. за 100 мл у ковидных больных. «Иммуноглобулинотерапия не имеет альтернатив при необходимости быстрого ограничения эпидемии инфекционной болезни, к возбудителю которой отсутствует специфическая вакцина», говорится в монографии 2013 г. Казмирчук В. Е. и Мальцев Д. В. «Иммуноглобулины и иммуноглобулинотерапия». Неудивительно, что получены положительные результаты при применении «Биовен моно», ведь применение внутривенного иммуноглобулина при инфекционных процессах не является новостью, он давно применяется во всем мире.

Спрос на иммуноглобулины в мире растет не только из-за роста инфекционных заболеваний, но и из-за роста первичных и вторичных иммунодефицитов, многих неврологических и прочих заболеваний. Наши станции переливания крови производили его в достаточном количестве для внутримышечного применения. Кстати, неизвестно, какой путь введения иммуноглобулина лучше при COVID-19, учитывая возможность тромбоза при внутривенном введении, что и подтвердили клинические испытания. Этот факт нельзя не принимать во внимание, учитывая данные о том, что пневмония при COVID-19 сопровождается тромбозом мелких сосудов в легких и требует применения нефракционированного гепарина. Тут последнее слово останется за клиницистами, чему отдавать предпочтение, внутримышечному или внутривенному иммуноглобулину, который однозначно увеличивает вязкость крови, увеличивая еще больше риск возникновения тромбозов. Эпидемия COVID-19 имеет тенденцию к росту, и полученные положительные клинические результаты приведут к более широкому использованию «Биовен моно».

Но как же быть, если стоимость препарата непосильна для больных, а экспорт иммуноглобулинов постоянно растёт? В 2019 году ЧАО «Биофарма» экспортировало около 400000 упаковок иммуноглобулина в 20 стран мира (Индию, Казахстан, Азейбарджан, Германию, Тунис, Сент Китс и Невис, Саудовскую Аравию и др). И это вопреки запрещающей 22 статье Закона о донорстве. Этого препарата крайне не хватало украинцам. В этом году только за 6 месяцев экспорт иммуноглобулина почти догнал прошлогоднее годовое количество. Почему бы Минздраву не оформить госзаказ на иммуноглобулины и другие иммунобиологические препараты из крови ЧАО «Биофарма» по щадящим ценам для населения Украины? Почему позволили Минздраву и Кабинету министров Украины (КМУ) экспорт этих препаратов, когда население не обеспечено в достаточном количестве ими, тем более во время пандемии? Это требование все той же 22 статьи Закона о донорстве.

Популярные статьи сейчас

Украинцам подсказали, у кого из поставщиков выгоднее покупать газ

Украинцы могут получить карантинные выплаты: названа сумма

Друзенко спрогнозировал, чем для Зеленского обернется борьба с КСУ

Командующий ООС сделал срочное заявление из-за обострения на Донбассе

Показать еще

Вот почему в срочном порядке появился новый законопроект №3648, инициированный тем же Радуцким. В статье 3, п. 4 сказано, что теперь производство и оборот препаратов крови осуществляется не согласно Закона о донорстве, который допускал экспорт препаратов крови только после полного обеспечения ими населения Украины, а согласно Закона «Про лікарські засоби», в котором нет ограничений к экспорту препаратов крови. Это в Украине. Согласно европейским рекомендациям, мы как государство обязаны регулировать обеспечение своего населения в достаточном количестве кровью и её продуктами, т. е. компонентами и препаратами, независимо от того, что препараты крови – это биологические лекарственные средства, произведенные из жидкой ткани человеческого организма – плазмы.

Если бы наши законотворцы беспокоились о людях, они обязаны были бы внести поправку в Закон «Про Лікарські засоби», ограничивающую экспорт препаратов крови в случае дефицита их для населения, но они этого не сделали, не исключено, что умышленно или по глупости. И теперь Биофарма, как и любая другая частная компания, может свободно экспортировать любые препараты крови, зарабатывая на наших донорах огромные деньги. Тем более, спрос на такие препараты плазмы, как иммуноглобулин и альбумин, растет в мире. Их производство в ближайшие годы будет доминировать на мировом рынке фракционирования плазмы. https://promoboz.com/journal/2019/3-74-iyun-2019/fraktsionirovanie-plazmy-krovi-mirovye-tendentsii-rynok-i-situatsiya-v-ukraine/   

Кроме того, Законопроект снимает все льготы в течение нескольких лет нашим донорам за сдачу крови, оплачиваться будет только плазмадача для ЧАО «Биофарма», частной компании. Куда пойдет донор в первую очередь, туда, где платят деньги или на государственную станцию, куда принимают только безвозмездных доноров? А как теперь будут обеспечиваться кровью наши больные?

Все, что происходит с ломкой службы крови – это глубокое неуважение нашей власти к людям, отсутствие морально-этического воспитания, эмпатии у тех, кто имеет власть и меняет законы в нашей стране. Вина в развале службы крови лежит и на тех, кто там  работает, молчит и не пытается что-то изменить, прячась от проблем и боясь потерять свое рабочее место. Самое печальное – это отток профессиональных кадров, в трансфузиологию не пойдут молодые специалисты. Престиж трансфузиолога потерян, будет отток донорского потенциала в связи с отменой льгот за кроведачу. Владельцы ЧАО «Биофарма», сами того не понимая, могут понести большие убытки, т. к. расчет на оплату плазмадачи себя не оправдает. Плазмацентров слишком мало, конкуренция с донорами, сдающими кровь для больных, создаст конфликт интересов, дефицит крови отрицательно скажется на больных. Не каждая область Украины потерпит конкурента в виде частной компании, в государственной службе крови, её просто не пустят арендовать помещения на СПК. Кроме того, рентабельность и доходность производства на ЧАО «Биофарма» низкая и по той причине, что выход белка из 1 литра плазмы у них низок – 120 – 130 грамм вместо необходимых 220, т. к. перечень препаратов плазмы, производимых на заводе, ограничен по сравнению с тем, что производили наши станции переливания крови. Большое количество отходов производства – это выброшенная донорская плазма. На многих СПК выход белка из 1 литра плазмы доходил до 246 г., потому, что производили 33 препарата плазмы, лекарственных средств, зарегистрированых в Украине. Если уж выстроен завод, то необходимо подумать о его производительности, о создании рационального сотрудничества с государственной службой крови, чтобы избежать банкротства.

В Законопроекте №3648  извращена суть донорства крови ввиду некорректности самой терминологии, нарушая действующее законодательство Украины и правовые международные обязательства. Основы законодательства Украины о здравоохранении (ст. 46), Закон о донорстве предусматривает дачу крови донором для дальнейшего лечения и изготовления лекарственных препаратов. Тот же термин в Приказе МОЗ №1112, от 14.12.10 (п. 1.1): взятие крови у донора, но ни в коем случае не заготовку крови, как это звучит в законопроекте № 3648. «Заготовка» предусматривает только промышленную заготовку крови для дальнейшего производства препаратов и получения прибыли. Кровь – это, мягко говоря, нечто иное, чем «заготовка рогов и копыт». Термин безвозмездной дачи крови или плазмы закреплен в Директиве ЕС 2001/83/ЕС (19), где сказано, что ЕС полностью поддерживает Совет Европы в содействии добровольной, бесплатной сдачи крови или плазмы, чтобы достичь в ЕС самообеспечения снабжения препаратами крови и гарантирования соблюдения этических принципов при торговле терапевтическими субстанциями человеческого происхождения. Таким образом, законопроект не регулирует правовые отношения при даче крови в комунальных и специализированных государственных учреждениях, оставляя их вне правового поля, потому что речь идет только о заготовке крови, плазмы субъектами хозяйственной деятельности. Иными словами, этот законопроект способствует деятельности только нашего монополиста.

В условиях непрекращающихся военных действиях, ломать через колено стратегическую государственную службу крови – это преступление. Все, кто так рьяно 30.09.2020 поддержал очередной коррупционный законопроект №3648, не понимают, что все они, их дети, родители, родственники находятся под Богом. В любую минуту каждому из них может понадобится кровь или её продукты. Улететь можно не успеть. К тому же, пандемия нам всем продемонстрировала, что каждый из нас сейчас находится в некоемом колпаке, когда тебе некуда бежать. Не поможет чартерный самолет, его никто не примет ни в одной стране, спасаться придется здесь, дома, и надеяться нужно только на свою страну, своих врачей,  донорскую кровь своих соотечественников. Поэтому не стоит так безответственно уничтожать медицину, закрывать больницы, так преступно уничтожать службу крови. Альянс производителей плазменных препаратов продемонстрировал нам, что люди способны в критических ситуациях вместе собирать самое дорогое, что есть в мире – собственную кровь, чтобы как можно быстрее помочь себе и своим собратьям. Наши парламентарии в турборежиме создают законопроекты, проституирующие нашу страну, продавая землю, позволяя «сливать» в страну запрещенные в ЕС пестициды, распродавая человеческие органы. Ведь кровь – это жидкий орган человеческого тела. Говоря словами Мандельштама, мы живем, под собою не чуя страны. Распроданная страна – это уже не страна, а жалкая территория.

Автор - Президент ОО «Ассоциации бескорыстного донорства крови «Покрова», врач трансфузиолог высшей категории

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, страницу «Хвилі» в Instagram.