Словосочетание «Холокост-Диснейленд» впервые употребил Макс Маннгеймер, бывший заключённый немецкого концентрационного лагеря «Дахау», в далёком 1998 году, когда увидел, как с реконструкцией территории стала исчезать вся та мрачная атмосфера фабрики смерти, которая преследовала его долгие годы. Однако спустя время эту фразу на вооружение взяли те, кого мало волновала судьба этого еврейского мужчины – жертвы Шоа. Ныне же её используют отрицатели катастрофы, закостенелые антисемиты и европейские правые радикалы – сторонники политики Путина.

В Украине это словосочетание полюбили критики Мемориального центра Холокоста «Бабий Яр» - проекта по созданию мемориального центра, музея и организации территории, где произошла одна из самых страшных трагедий XX века. Чаще всего объектом критики является художественный руководитель мемориального центра Илья Хржановский, его отдельные высказывания и идеи, к которым любят присовокупить броское выражение «Холокост-Диснейленд», намекая на возможное извращение темы трагедии в будущем мемориале.

Формальным поводом к этому также могло послужить то, что Хржановский, а также команда, работающая над проектом, никогда не скрывали своего желания «погрузить» посетителя комплекса в переживания десятков тысяч евреев (а также представителей других наций и социальных групп) во время расстрела нацистами в урочище с 1941 по 1943 годы.

Концепцию Хржановского сейчас нет смысла разбирать и критиковать хотя бы потому, что она еще попросту не презентована. А вот понять, почему противники проекта так любят употреблять выражение, ныне популярное в среде антисемитов и европейских радикалов, вполне стоит.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, на страницу Хвилі в Instagram

 

Освенцим, Диснейленд и главный отрицатель Холокоста

В конце 1970-х годов британский писатель (один из наиболее заметных отрицателей Холокоста) Дэвид Ирвинг публикует книгу о Гитлере, в которой пишет, что дневник убитой нацистами еврейской девочки Анны Франк – это фальсификация, что не было нацистских погромов во время Хрустальной ночи, что никаких газовых камер в Освенциме не существовало, а сам Гитлер вообще ничего не знал об уничтожении евреев.

Позднее, в начале нулевых, этого человека упекут на 13 месяцев в австрийскую тюрьму за разжигание антисемитизма. Однако в последующем он выйдет и уже в 2010 году заявит, что польское руководство превратило концлагерь Освенцима «Аушвиц – Биркенау» в «туристический аттракцион вроде Диснейленда». Эта фраза сразу стала популярной среди различных радикальных антисемитских групп. И это то, что действительно создало у некоторых людей ложное восприятие Аушвица в качестве такого себе «парка аттракционов».

Однако здесь важно и другое: политические воззрения и связи господина Ирвинга. Сам по себе он человек правых взглядов, хотя и выказывал ранее политические симпатии бывшему главе Лейбористской партии Великобритании Джереми Корбину. Последний вообще дошёл до того, что сравнивал действия Израиля с деятельностью боевиков из ИГИЛ, призывал Запад не помогать Украине в борьбе с Россией и подозревался в работе на советскую разведку. 

Тем не менее, наибольший интерес вызывает связь Ирвинга с правыми Великобритании. И здесь речь идёт не только о Британском союзе фашистов (BUF) – движении, которое историк поддерживал в студенческие годы, но и о Британской национальной партии (BNP), связи с которой он активно укреплял. Один из его бывших соратников – экс-глава политсилы Ник Гриффин – не скрывающий своих взглядов антисемит, именующий Холокост мистификацией.

Интересно, что BNP – одна из тех структур, представители которой участвовали в форумах европейских праворадикальных сил, проходивших в Санкт-Петербурге в марте 2015 года. Саммит был организован на деньги российских чиновников (Дмитрий Рогозин) и бизнесменов, финансирующих напрямую проект «Новороссия» (Константин Малофеев). Там же радикалы, в том числе и члены BNP, выступили за снятие санкций с РФ, признали легальным присоединение Крыма к России и заявили о противодействии нынешней европейской элите.

Одним из сторонников этих людей является главный отрицатель Холокоста – Дэвид Ирвинг, человек, назвавший Аушвиц «Диснейлендом».

Популярные статьи сейчас

У Зеленского отреагировали на уход «слуги народа» Галушко

Шесть ключевых противоречий идентичности Украины

Кучер раскрыл важный нюанс о самолете АН-26

В ПФУ дали разъяснение, кому не пересчитают пенсии

Показать еще

 

Мальтийский радикал и его мир Диснея

В Европе живёт ещё немало политических деятелей – отрицателей Холокоста, сочувствующих России. Один из них – лидер мальтийской неонацистской партии «Империя Европа» Норман Лоуэлл. Этот человек выступает за создание такой Европы, где бы жили исключительно белые люди. Сам Лоуэлл – так же, как и Дэвид Ирвинг – назвал Освенцим (имеется в виду концлагерь Аушвиц-Биркенау) «польским Диснейлендом».

Во время выборов в Европарламент 2019 года он сделал ряд заявлений, оскорбляющих жертв нацистских преступлений. «Отрицать Холокост нельзя. Потому что как отрицать то, чего никогда не было? Вся эта мистификация – величайший обман со времён девы Марии», – сказал он.

Интересно, что в своих умозаключениях Лоуэлл ссылается на ложные данные, утверждающие, что на территории Аушвица было уничтожено лишь 70 тысяч евреев, а причиной гибели были далеко не зверства нацистов.

«По российским данным, только около 70 000 евреев погибло, и это подтвердил Красный Крест, который имел свободный доступ в лагеря. Эти жертвы умерли от тифа, дизентерии и голода, потому что союзники бомбили железнодорожные пути, ведущие к лагерям, поэтому немцы просто не могли их кормить», – цитирует Лоуэлла газета Rzecpospolita.

Лидер мальтийской неонацистской партии «Империя Европа» Норман Лоуэлл, назвавший мемориальный комплекс на месте концлагеря Аушвиц-Биркенау «польским Диснейлендом»

Очернить память о Дахау

Далеко не всегда и не везде всё исходит от радикалов в Европе или России. Случаются публичные люди с еврейскими корнями (их немного, но они есть), которые, чтобы заработать денег и нажить себе славы, включаются в борьбу с израильским государством. Зачастую они исповедуют ультралевые взгляды.  

Один из них – потомок переживших варшавское гетто, американский учёный Норман Финкельштейн, выступающий в поддержку Палестины, террористических движений Хезболла и ХАМАС. Когда-то он издал книгу с громким названием «Индустрия Холокоста», где доказывал наличие глобального еврейского заговора. Одной из его главных целей стал Центр Симона Визенталя (главный офис размещён в Лос-Анджелесе). Финкельштейн, говоря о полученных этим центром грантах, называл сам комплекс «помесью Дахау с Диснейлендом».

Очевидно, что Центр Визенталя не нуждается в защитниках. Его сотрудники делают колоссальную работу по нахождению живых и мёртвых приспешников нацизма. Буквально недавно они опубликовали в Аргентине документ с именами 12 000 нацистов, которые проживали в этой южноамериканской стране с 1930-х годов. Также был напечатан перечень банков, которые спустя десятилетия с момента окончания Второй мировой войны хранили деньги германских преступников. 

И Центр Визенталя, и мемориальный комплекс истории Шоа Яд Вашем (Израиль), как и ряд других подобных структур, в том числе и украинский Мемориальный центр Холокоста «Бабий Яр», – проводят колоссальную работу, связанную с нахождением, обработкой и оцифровкой важных для понимания масштаба трагедии Холокоста документов. В случае с работой, которую ведет МЦХ «Бабий Яр» в Украине – это более 140 тысяч материалов времен нацистской оккупации Киева с 1941 по 1943 годов.

Среди документов, которые поддаются анализу и оцифровке: картотека трудовых регистрационных карточек жителей Киева, картотека деятелей культуры и искусства украинской столицы того периода, а также документы органов оккупационной власти. Всё это впервые становится достоянием мировой общественности и сохранится навсегда. В Украине впервые будет создан такого рода банк фактологических знаний, и главное, что в этой истории наконец-то появятся не только цифры, но и люди. 

Однако давайте всё же вернёмся к сравнению одного из первых концлагерей гитлеровской Германии «Дахау» с известным парком аттракционов.

Дахау – это сильный образ. На его территории содержались не только евреи, которые составляли треть от общего числа удерживаемых, но и важные политзаключенные. Это был так называемый примерный лагерь – место, где проходили тренировки команды охраны СС, размещённые в последующем по всем фабрикам смерти. Там ставились первыми (задолго до Аушвица) медицинские опыты на людях. Это была стартовая модель. Где 188 тысяч заключённых и 28 тысяч покойников. Где после разгрома нацистов обнаружили разложенные тела в 30 вагонах.

Да, экспозиция Дахау менялась. В 1990-е новое поколение немцев решило реконструировать эту территорию, добавив туда при сохранении аутентичных конструкций эффект присутствия, новые мультимедийные технологии и кинотеатры, семинары, аудитории. Один из выживших заключённых тогда и назвал этот процесс «превращением в «Диснейленд»».

Часть экспозиции музея на месте концентрационного лагеря «Дахау»

Эту историю знал Финкельштейн, поэтому и сравнил реконструированный 30 лет назад Дахау с Центром Визенталя, который изначально строился так, чтобы посетитель получил максимальное количество визуальных и других эмоций, помогающих понять и сочувствовать страданиям жертв.

Подобное сравнение концлагеря с Диснейлендом могло быть озвучено только пережившим концентрационный лагерь. И оно искренне прозвучало лишь единожды, так как касалось памяти того заключённого. Однако радикалы, отрицатели или же просто противники исторической правды и памяти не могут и не должны этого повторять. Тем не менее, это происходит. Более того, это происходит сегодня и в Украине в рамках дискуссии о строительстве комплекса в Бабьем Яру.

Дахау – это точно не парк аттракционов. Это – машина смерти, как и Аушвиц, Треблинка, Майданек, Заксенхаузен и многие, многие другие лагеря. Их реконструкция или модернизация, куда были добавлены визуальные элементы, привлекли новые поколения людей из разных стран мира с тем, чтобы эта катастрофа не была забыта.

Не парк аттракционов и Бабий Яр. Но среди критиков одноименного мемориального центра есть те, кто подобные параллели проводит. Как вот, например, один из когда-то одесских журналистов, решивший в своей колонке во влиятельном американском журнале The Wall Street Journal рассказать, что будущий комплекс на месте урочища Бабий Яр станет Диснейлендом. Наверное, подобные слова прозвучали по незнанию. Как же ещё объяснить использование им антисемитских штампов, употребляемых европейскими радикалами, отрицателями Холокоста и неонацистами? 

 

Музеи – отдельно, туристы – отдельно

Говоря о Киеве, Украине, и будущем территории Бабьего Яра, важно понять, почему современные музеи, находящиеся на территории уничтожения нацистами своих жертв, разительно модернизируются, почему формируются новые концепции, где главное – создание визуальной атмосферы, того, что позволит максимально вовлечь посетителя в то, что могли чувствовать жертвы нацизма.

Здесь ответ прост: спустя поколения люди стали по-другому переживать и сострадать жертвам Холокоста. Они не хотят больше жить с воспитанным чувством вины, но многие всё ещё желают понять или узнать. Далеко не все туристы – в особенности молодого поколения, – приезжающие в эти музеи-лагеря, мемориальные комплексы, знают о таком явлении, как Холокост. Некоторые слышат об этом впервые. Да, для них всё это неизвестно, непонятно и неизведанно. Это доказывают любые последние опросы, проведённые в Германии, США или Франции.       

Реконструкторы пытаются это исправить, внедряя новые медийные технологии. Плохо это или хорошо? Это – данность, с которой мы живём уже так лет тридцать.

Создатели новой концепции в Дахау писали: «Формирование диссонирующих впечатлений и постановка сложных вопросов является более многообещающим способом стимулирования развития эмоциональной связи, чем попытка передать наиболее прямое антинацистское послание, какое только возможно».

Поэтому в Мемориальном музее Холокоста Соединенных Штатов в Вашингтоне посетители попадают в оригинальный вагон депортации, в упомянутом уже Центре Симона Визенталя экскурсия заканчивается тем, что туристы минуют ворота концентрационного лагеря и отправляются в искусственную газовую камеру, Мемориал же жертвам Холокоста в Берлине (не музейная его часть) построен так, чтобы человек мог пройти по лабиринту из плит только один, в одиночестве, будучи полностью дезориентированным.

Всё это, как говорят сами посетители, – мощный опыт. Поэтому логично, если будущий Мемориальный центр Холокоста «Бабий Яр» будет также двигаться в этом направлении. Эти правила диктует эпоха, новые способы получения сильных впечатлений. Эпоха, где культура памяти, да и сама память выглядят по-другому. Проблема в другом – концепция центра в Бабьем Яре, как и его архитектурная часть, до сих пор не представлена. Это и вызывает огромное количество опасений и пересудов, что комплекс будет иметь какую-то вредоносную направленность, или вообще станет издевательством над темой Холокоста и историей Бабьего Яра. Как бы там ни было, развязки осталось ждать не долго. Ближайшие месяцы должны дать ответ на вопрос как авторы проекта, его доноры, а также члены наблюдательного совета, видят будущий центр и музей. И насколько оправданной, или огульной, была вся критика последних месяцев.      

Задача любого центра, музея, мемориального комплекса, расположенного на месте массового уничтожения евреев и людей других национальностей – не воспитывать посетителя, а сохранить память для тех, кто хочет узнать, что произошло, и понять, как это было.

Мемориальный центр Холокоста, который возникнет в Бабьем Яре, должен создаваться именно для этих целей. Киев, как один из мировых центров трагедии Холокоста, впервые получил шанс на возникновение действительно масштабного мемориального комплекса. Который на этот раз, похоже, имеет и финансирование, и поддержку власти, и команду, нацеленную реализовать проект, о котором говорят все годы независимости Украины.     

Хотелось бы только одного: чтобы в спорах о концепции проекта отсутствовали термины и нарративы, которые обычно используются для уничтожения памяти, связанной с Холокостом. Пропагандистские штампы вроде «Холокост-Диснейленда» - это не о дискуссии. Это о ненависти к исторической правде.