Три разных столкновения, разделённых временем и местом. Китайские солдаты, которых обычно не размещают на разъезде №14. И молодой индийский военный патруль, который решил пересечь Линию фактического контроля, дабы разобраться с китайцами. Наконец-то, стало понятно, что привело к кровопролитию 15 июня.

Уже много было написано о столкновениях между китайскими и индийскими военными в долине Галван у региона Ладакх. Однако противоречивые заявления, а также многочисленные белые пятна в повествовании обоих сторон не позволяли полностью воспроизвести инцидент. Несколько вопросов оставались без ответа, а отдельные, субъективные особенности ещё больше их запутывали. Сейчас же, после проведения серии интервью с военнослужащими в долине Галван, у реки Янцзе и Лех, India Today публикует самое полное на сегодняшний день описание произошедшего.

Контекст всем хорошо известен. За десять дней до инцидента, между Индией и Китаем прошли переговоры на уровне генерал-лейтенантов, после которых стороны начали взаимный отвод войск, начиная с патрульного разъезда №14.

Во время переговоров один из китайских наблюдательных постов, возведённый прямо на вершине долины Галван, был признан таким, который находится на индийской стороне Линии фактического контроля (ЛФК), и посему было решено его убрать. Через пару дней после переговоров китайцы снесли обзорное сооружение. Командующий 16-й Бихарской пехотной дивизией, полковник Сантош Бабу даже общался с китайским коллегой-офицером на следующий день после сноса здания.

Однако ночью 14 июня наблюдательный пост неожиданно появился вновь. Было около 5 часов вечера 15 июня, когда полковник С. Бабу решил лично возглавить отряд и направится к сооружению. Поскольку всего пару дней назад полковник общался с китайской стороной по этому поводу, он решил, что могла произойти какая-то ошибка. Молодые солдаты и офицеры были готовы самостоятельно снести здание, но полковник Бабу, известный как крайне рассудительный, трезво-мыслящий человек, который уже командовал войсками в этом регионе на предыдущей должности, решил самостоятельно разобраться в ситуации.

Обычно в такой ситуации на место посылают командира подразделения (в ранге майора), но полковник решил не оставлять это задание «молодняку». Нужно подчеркнуть, что настрой у солдат был нормальным, никакого эмоционального напряжения. Молодые солдаты и офицеры были мотивированы возможностью поучаствовать в небольшом походе возле узкой реки, у которой редко случались какие-либо инциденты или споры с другой стороной, а взаимодействия китайцев и индийцев на этом участке были весьма дружественными.

          В 7 часов вечера полковник С. Бабу и 35 человек из его подразделения, включая двух майоров, направились к обзорному посту пешком. Настрой в команде был скорее связан с чувством любопытства, а не воинственности. Когда они достигли китайского наблюдательного пункта, первое, что они заметили: незнакомых китайских солдат, не тех, которые обычно дислоцированы в этом районе. Военнослужащие Бихарской 16-й дивизии уже давно установили контакты с китайцами, и ожидали наткнутся на знакомых офицеров и солдат, с которыми уже общались ранее. А новые лица стали для них сюрпризом. Позднее, во время расследования, выяснилось, что «новые» китайцы — это были военнослужащие из свежей группы войск, прибывшие ещё во второй половине мая после учений в Тибете.

Руководство Бихарской 16-й дивизией слышало о прибытии свежих китайских сил на границу, но было уверено, что они оставались в дальних районах от границы, в своём глубоком тылу.

Эти «новые» китайские военные изначально были враждебно настроенными, как только увидели индийцев, приближающихся к ним. Когда полковник Бабу обратился к ним, спросив, почему они снова возводят наблюдательный пункт, один из китайцев вышел вперёд и, громко обругав матом, оттолкнул его назад.

Как мне потом несколько раз объясняли, в армейской части видеть, как твоего командира унижают и оскорбляют — это то же самое, что видеть, как твоих собственных родителей физически насилуют. Реакция была моментальной. Индийские солдаты бросились на китайцев. Борьба была на кулаках, холодное оружие стороны не использовали. Это было первое столкновения, длившееся около 30 минут, завершившееся ранениями с обоих сторон, но победой индийцев.

Связав оставшихся китайских солдат, они разгромили и сожгли наблюдательный пост. Нападение на их командира уже было опасной чертой.

Как только с этим было покончено, полковник Бабу, ранее бывший инструктором в Национальной академии обороны, решил, что появление «новых» китайских солдат и неожиданное нападение на него были частью чего-то большего, а возможно, за этими китайцами следовали дополнительные войска. Таким образом, полковник отправил своих раненых людей назад на базу, попросив выслать ему подмогу. По понятным причинам, эмоции у людей уже были на пределе, хотя, как говорят, полковник сумел немного успокоить своих солдат.

«Новые» китайские солдаты, которых одолели индийские военные, были принудительно взяты полковником Бабу и отправлены за Линию фактического контроля. Он не просто хотел насильно вернуть нарушителей границы, но и самолично проверить, не идут ли за ними другие.

Популярные статьи сейчас

НАПК подало два иска в суд на Зеленского

Де закінчується Росія, або дві ідентичності – одна стигма

Донбас і Крим: реконкіста замість реінтеграції

«Слуги народа» нашли способ залезть в карман к селянам

Показать еще

Этот инцидент вызвал у многих беспокойство. Им казалось, что это не могли быть простые совпадения. Вероятно, что кто-то даже заметил движение на другой стороне Линии фактического контроля. В любом случае, пересечение индийским отрядом границы привело ко второму инциденту буквально через час. Именно на это столкновение и приходится большая часть жертв.

«Парни были злы и агрессивны. Можете себе представить, как сильно они хотели преподать агрессорам урок» - заявил нам офицер, служащий на границе в паре километров от места стычки.

Было уже темно, и к тому моменту видимость упала до нуля. Подозрения полковника Бабу подтвердились. Ещё больше китайских солдат — тех самых «новых» - ждали на позициях на обоих берегах реки Галван, а также на холме с правой стороны. Как только индийские военные ступили на эту территорию, на них обрушился град из больших камней.

Около 9 часов вечера один из камней попал полковнику Бабу в голову, и он свалился в реку Галван. Согласно предварительной оценке событий, это вряд ли было умышленное нападение на полковника, а лишь эпизод во всеобщей суматохе.

Второе столкновение длилось около 45 минут. Бои распространились сразу на несколько районов спорной границы. Хотя одним казалось, что это был бой одной толпы против против другой, на самом деле столкновения происходили в нескольких группах, в них участвовало около 300 человек. Когда драка прекратилась, в реке Галван обнаружили тела как китайских, так и индийских солдат, включая тело полковника Бабу.

Потратив всю энергию на более чем часовую рукопашную битву, в том числе с использованием дубинок с намотанной на них колючей проволокой и металлических ломов, стороны отвели свои силы от границы и всё успокоилось. До 11 часов ночи ситуация стабилизировалась, что дало время сторонам забрать тела погибших.

Тела полковника Бабу и остальных были возвращены на базу, а остальная часть индийского отряда оставалась на другой стороне границы, пытаясь понять, что произошло. Перед ними открылась жестокая правда: их командир оказался прав насчёт китайцев, а его самого убили у них на глазах. Эмоции просто зашкаливали в тот момент.

Во время поиска тел погибших и стона раненых, индийские военные услышали в темноте знакомый им шум квадрокоптеров. Это стало триггером к третьему столкновению. Китайский дрон медленно двигался над долиной, вероятно используя ночное видение, дабы оценить результаты столкновения и возможности для нанесения нового удара.

Тем временем, на место прибыли подкрепления из базы, включая отряды спецназначения «Гатак» (в переводе с хинди «убийцы») из Бихарской 16-й пехотной дивизии и Пенджабского 3-го полка. В каждой пехотной части существуют отряды спецназа «Гатак», которые возглавляют наступление и действуют в качестве ударных сил.

Как и подозревали индийцы, китайцы сделали тоже самое. Пока с базы шло подкрепление, индийские солдаты ещё больше углубились на китайскую территорию, намереваясь не подпускать противника ближе к Линии фактического контроля.

Третье столкновение вспыхнуло где-то после 11 часов ночи и продолжалось с перерывами аж до полуночи на китайской стороне границы. Целые группы солдат боролись у самих краёв вершины, из-за чего многие срывались с обрыва и падали в реку Галван или разбивались о камни. Говорят, что свою роль сыграли и земляные работы китайцев по сужению этого участка.

Спустя 5 часов постоянных драк на границе, ситуация наконец-то окончательно стабилизировалась. Индийские и китайские медики прибыли на место инцидента забрать своих убитых и раненых. Стороны провели обмен останками своих военнослужащих в полной темноте прямо на месте. Десять индийских военнослужащих — 2 майора, 2 капитана и 6 рядовых — попали в плен, и удерживались у китайцев даже после взаимного отвода сил. Здесь ситуация начинает обрастать вопросами.

Бывший начальник Генштаба ВС Индии, а сегодня — министр автомобильного транспорта — Виджай Кумар Сингх в интервью СМИ предполагал, что потери китайской стороны вдвое больше, чем 20 военнослужащих, которых потеряла Индия. Однако наша группа India Today разузнала, что на брифинге — первоначальной оценке ситуации в оперативном штабе сразу после инцидента — индийцы передали китайской стороне 16 тел их солдат, включая 5 офицеров. На брифинге не уточнили, был ли среди погибших командир китайской военной части.

Эти 16 человек были официально подтверждены убитыми на поле боя. Кроме того, появлялась информация и о том, что множество китайцев, раненые во время столкновений, позже могли скончаться от полученных травм, как и 17 военных с индийской стороны. Однако никакого подтверждения этому нет, и вряд ли предвидится.

Генерал Сингх также рассказывал о якобы имевшем место обмене пленными на спорной границе. Этого также не было в первоначальном брифинге, а источники India Today утверждали нам, что не было никакого «обмена пленными».  После третьего, кровавого рукопашного боя с использованием холодного оружия, часть раненых оставались на территории врага из-за того, что взаимный отвод сил происходил в полной темноте на фоне всеобщего хаоса.

К рассвету 16 июня индийские войска полностью отошли на свою сторону Линии фактического контроля, отметив, что множество их людей остаются пропавшими без вести. Люди на местах говорили нам, что эта ситуация не была «взятием в плен», поскольку дело касалось раненых, оставшихся на поле боя. После рассвета, этот вопрос стал предметом переговоров между сторонами на уровне генерал-майоров.

Ещё целых три дня стороны потратили, возвращая своих солдат на свою сторону и разыскивая остальных. «Это не был плен. Мы предоставляли медицинскую помощь их бойцам, а они помогали нашим» - рассказал нам один из армейских офицеров.

В первоначальном брифинге по ситуации также отмечался доклад по тактической ситуации от 16-й Бихарской пехотной дивизии, в котором они утверждали, что китайские солдаты, агрессивно напавшие на них, не были теми знакомыми, привычными военнослужащими Китайской народной армии, которые обычно размещались вдоль границы. По их предварительной оценке, использование новых, не акклиматизировавшихся, агрессивных китайских военных могло быть частью провокации для совершения дальнейшей агрессии в долине реки Галван, предположительно имевшей целью захват нескольких пограничных пунктов, мостов и разъездов, тянущихся аж до реки Шиок на западе.

Бихарская 16-я дивизия хорошо знала китайцев. Во время столкновения между Индией и Китаем на плато Доклам в 2017 году, дивизия располагалась глубоко в тылу, и иногда проводила разведывательные операции для наступающих сил.

В долине реки Галван подразделения Бихарской 16-й дивизии были полностью акклиматизированы и адаптированы к местности уже пару лет и успели наладить полноценные контакты со своими коллегами-офицерами с китайской стороны. Шок, последовавший после агрессивного нападения китайцев и дальнейших столкновений, выходил за рамки привычных тактических будней армейских частей, расположенных на этом участке.

 Утрата полковника Сантоша Бабу стала особенно болезненной для подразделения. Командиром уже стал другой офицер, которого повысили. Вроде как, ситуация нынче стабильна и немного успокоилась, особенно в районе разъезда №14, а во взаимном отводе войск в Галване наметился небольшой прогресс.

Оригинал статьи: 3 Separate Brawls, Outsider Chinese Troops and More: Most Detailed Account of the Brutal June 15 Galwan Battle, перевод Илии Кусы