Ситуация с коронавирусом и сопровождающим его экономическим кризисом в Украине набирает обороты: страх, паника, обман и сопутствующие этому эффекты, включая нигилизм, фатализм, активный поиск виновных и спасителей. Пока ещё жертвы не пошли потоком в пересчёте на сотни, население замерло в недоверчивом ожидании.

К сожалению, такое развитие событий естественно при нынешнем устройстве украинского общества и его отношения к своему будущему и прошлому. Однако эти явления маскируют другие, складывающиеся в более опасные тренды его переформатирования.

Любые эпидемии, даже искусственные, по разным причинам рано или поздно оканчиваются, а вот произошедшие общественные деформации могут существовать ещё долгие годы и десятилетия. Или навсегда искалечить нацию. В т. ч. и стыдом перед собственной историей за своё деструктивное, а иногда и откровенно глупое поведение – ложь, трусость, беспечность, мародёрство, неоправданное и бессмысленное насилие. А также иметь несоизмеримые по тяжести последствия в сравнении с, в общем-то, не повально смертельным недугом.

Нынешнее украинское общество больно страхом и насилием из-за множества незавершённых гештальтов. Их проявленная основа – попрание принципа Справедливости как этической и правовой категории. И хотя справедливость (мера соответствия между фактическим содержанием различных поступков и их оценкой в общественном мнении с позиций должного) есть понятие очень условное, многообразное и субъективное, она, тем не менее, играет важную роль в организации, сбалансировании и развитии любого социума.

Отказ от осуществления принципа Справедливости неотвратимо и безвозвратно поляризует украинское общество (в т. ч. за счёт последующего за этим отказа от состояния Доверия между людьми как социально-психологического явления и нравственной категории), направляя его к черте, за которой всякое конструктивное взаимодействие сторон теряет смысл и начинается открытый, взаиморазрушительный для всех конфликт.

К этому добавляется Одиночество (хуторская, а теперь городская атомизация населения Украины), образ которого не только исторически вошёл в украинскую культуру в образе соблазнённой, обманутой и брошенной девушки, но и будет иметь реальное продолжение. Ведь одно из экономических направлений, которое сейчас процветает во всём мире (включая Украину) в связи с антикоронавирусным карантином, это товары для взрослых. Учитывая наличие свободного времени и отсутствие привычных развлечений, включая биологическую потребность в физических нагрузках и ощущениях, как показывает мировая практика в подобных ситуациях, после окончания карантина Украину ожидает всплеск рождаемости.

Однако, учитывая психическое напряжение, много ли молодых пар сохранятся после окончания антивирусного карантина? Особенно миллениалов, сосредоточенных преимущественно на себе. А ведь во время его проведения очень затруднительно получить медицинское прерывание беременности по своему желанию. И после того, как карантин закончится, состояние экономики Украины будет таким, что психологическое напряжение в семьях только возрастёт. А те, кто будут иметь работу, будут заняты на ней (учитывая продавливаемые бизнесом посредством украинских депутатов изменения в трудовом законодательстве) с утра до вечера, имея не меньшее психологическое напряжение, которое они будут переносить на семью, ведь очередь из безработных за их спинами будет нескончаема.

В результате родившиеся после карантина дети останутся наедине с собой, в одиночестве, внутреннем напряжении и недоверии к миру – на них просто не будет хватать времени и родительского тепла, а немалой части из них одного из (или обоих) родителей. Ведь у взрослых на первом месте станут проблемы хлеба насущного.

Так мы и получим поколение «ß» – поколение Одиночества, нереализованное и съедаемое чувствами Вины и Гнева, что не смогло привлечь к себе внимание родителей, так и оставшись им неинтересным, замкнутое само на себя, – всегда вторых и второстепенных. И на что тогда может рассчитывать правящий класс, когда останется один на один с молчаливым саботажем и таким организованным партизанским движением? Ведь экономические факторы не будут оказывать главенствующего воздействия на поколение «ß», привыкшее довольствоваться тем, что есть. А любая закрытая система, какой ожидается состояние неофеодальной Украины, стремится к гомогенизации внутренней среды.

Как следствие из всего перечисленного (за счёт усиления страхов, растерянности и усталости населения), в Украине происходит рост голосов, в том числе и среди экспертного сообщества, за установление в стране системы упорядоченного насилия в форме диктатуры для «сшивания» реально разваливающегося государства и принесения его населению долгожданного успокоения по принципу: «Справедливость – железной рукой! Восстановим Доверие калёным железом! Одиночеству и страху нет места среди единства масс!».

Одновременно с этим идёт вал обвинений (в целом небеспочвенных) системы государственной власти (особенно бюрократии) в невыполнении ею своих функций и обязательств. Что неудивительно (особенно через призму постмодернизма и национальных особенностей украинцев), ведь почти каждый в стране видит государство по-своему и считает, что оно должно быть таким, каким он его себе представляет.

Вот здесь и возникают экзистенциальные проблемы, вызовы и парадоксы.

Немалая часть активного населения Украины (включая большую часть молодёжи и правящего класса) опирается в своём мышлении, выборе и действиях на весьма искажённые своим сознанием (из-за непонимания сущности) избирательно надёрганные неолиберальные экономические принципы, автоматически проецируемые на все остальные сферы человеческих отношений. Это и закладывает большинство существующих внутренних конфликтов в украинском обществе. Ведь как система социальных взаимоотношений неолиберализм принципиально направлен только на совершенствование настоящего – быстрее, больше, сильнее, комфортнее и т. д. Он не работает ни с прошлым (как с опытом, отрицая его), ни с будущим (как с проспекцией, не видя в ней необходимости), не позволяя ни рефлексировать, ни мечтать, поскольку будущее признаётся количественно улучшенным настоящим.

Популярные статьи сейчас

Пенсионерам объяснили, чем для них обернется договор Кабмина с МВФ

Зеленский вызвал Авакова на «ковер» после стрельбы в Броварах

Зеленский планирует ввести новый вид военной службы

В ГБР сообщили о еще одном зверском избиении в полицейском участке

Показать еще

Это стремление к счастью и минимизация несчастья здесь, и сейчас, и есть модерный капитализм (с его индустриализацией, урбанизацией, секуляризацией, развитием институтов государства и гражданского общества), в который украинцев обещала беспрепятственно и легко провести, правда совсем под другими лозунгами команда нынешних «молодых реформаторов» (хотя следует заметить, что Счастье – это побочный продукт совершенно иных процессов и явлений, но без него, для человека, действительно не существует Жизни).

Однако постмодерн отделен от модерна пропастью, образованной внедрением новых типов производства и социальных отношений, господством информационных технологий, через которую невозможно возвратиться назад – произошли крах реализма, уничтожение восприятия истории и пространства, потеря жанровых смыслов.

Поэтому, мало кто из критикующих украинское государство (в частности бюрократию как его основу и, как следствие, государственную службу) серьёзно и обоснованно задаётся вопросом: так что же мы, всё-таки, строим в Украине – какое государство и на каких принципах? И тогда: украинцы бьются друг с другом потому, что не согласны на предлагаемое государственное переустройство, или они согласны, но не могут найти для него решение? Ответ на эти вопросы делает все остальные проблемы государственного строительства вторичными, а их решение упрощается, т. к. оно становится подчинённым единому замыслу, осознанным возможностям, установленным целям, поставленным задачам и выбранным механизмам.

Ведь иначе все различия между дерущимися украинцами есть различие (по Дж. Локку) между дураком и безумцем: дурак не способен делать выводы из собственных предпосылок, а безумец прилежно делает их из предпосылок, которые неверны. И тогда: ответы на эти вопросы становятся не объединяющим украинцев выбором направления и способов своего дальнейшего совместного развития, а просто предпочтением очередных «победителей» относительно политических и экономических взглядов групп правящего класса на окружающую действительность.

Нельзя сказать, что эта проблема имеется только в Украине – весь мир переживает кризис разочарования от его нынешнего политико-экономического устройства. Критика существующей парадигмы мира находится в непосредственном фокусе внимания его интеллектуальных элит уже около ста лет.

О том, что «дикий» капитализм и «свободный» рынок, которые под разными лозунгами и вывесками предлагается построить доморощенными «неолибералами» в Украине, не является оптимальной средой для роста общего благополучия, писал ещё в 1920 г. известный английский экономист А. Пигу («Экономическая теория благосостояния»), а в 2018 г. американцы П. Ромер и У. Нордхаус получили Нобелевскую премию по экономике за исследования в этой области.

Их выводы таковы: перегибы в социально-экономическом развитии общества должно регулировать Государство (его бюрократия, и, как следствие, государственная служба), вводя субсидии и льготы для поощрения полезных и нужных для общего развития отклонений и начинаний, а также налоги и запреты для купирования вредных аномалий. Особенно в сфере экологии.

Поэтому так долго ожидаемого отмирания национального государства, в свете последних социально-экономических событий в мире, не предвидится.

Однако Украина – государство слабое, и этот кризис (вкупе с «реформами» рынков земли и труда) может его разрушить. Ведь, в отличие от развитых государств мира, имеющих социально-экономические преимущества за счёт удачного (позитивно-конструктивного) исторического опыта, украинцы не имеют многих социально-политических прививок (в т. ч. и качественно работающей бюрократии), ограждающих их от принятия заранее известных неправильных (негативно-деструктивных) решений.

Поэтому принципы применения и приятия Насилия в украинском обществе отличаются от таких же принципов в развитых странах как Запада, так и Востока. Чем, собственно, в большей части и объясняется невозможность прямой интродукции почти любого опыта, например, из Канады или Сингапура (иные социальный уклад, менталитет, природные и экономические условия, мировоззрение и т. д.), хотя основные потребности у людей едины. Для простых украинцев, десятками поколений живших в мире обмана, разделения и насилия, основной экзистенциальной задачей до сих пор остаётся: как собрать себя по частям в единое целое.

В любом случае Насилие – это Война, а войны либо создают нации, либо их разрушают. Жить по принципу «Было всяко, всяко пройдёт – Andra tutto bene!» уже не получится – коронавирус вернул весь мир к проблеме Насилия, от вариантов решения которой (и их взаимодействия) зависит его дальнейшее существование и формы допустимых социальных отношений.

Как уже упоминалось, одной из главных причин растущего в мире Насилия есть утрата Доверия. Особенно в аспекте уверенности, что насилие будет применено обоснованно, точечно и в объёме, необходимом в каждом конкретном случае. Т. е. произошла утрата доверия к органам и представителям власти, включая элиты, которые являются носителями делегированного права легитимного применения Насилия.

В Украине, к сожалению, в глазах её населения нынешняя власть активно теряет своё эксклюзивное право на применение силы, поступая несправедливо. А значит, теряет свою легитимность, основанную на доверии. Примером нарушения принципа Справедливости во взаимоотношениях власти и народа можно привести общепризнанный факт, что украинские власти не предоставляют достоверной, в необходимом объёме и качестве информации относительно течения эпидемии коронавируса в Украине (что напрямую касается жизненных интересов украинского общества), ссылаясь на заботу о народе и нежелание (кстати, противозаконное и антиконституционное) распространять панику. Однако, при этом, штрафуют и открывают уголовные дела на украинцев за распространение «фейков» (по существу определяемых исключительно самой властью), приучая население «молчать в тряпочку» в т. ч. и по другим поводам.

Поэтому неудивительно, что действуя в подобной логике нынешние украинские власти попытались утаить информацию относительно последних минских договорённостей с Россией о планах создания дополнительной переговорной площадки. Чем, собственно, и вызвали возмущение у немалой части активного населения Украины, давая радикалам и популистам возможность зарабатывать политические дивиденды буквально на пустом месте.

И уже совсем в ином свете смотрится просьба Президента Украины к украинским олигархам на время эпидемии коронавируса взять под своё «покровительство» различные области Украины. Это уже открыто напоминает (учитывая отсутствие полной информации о проведённых между ними кулуарных переговорах, достигнутых соглашениях и установленных взаимозачётов услугами) «договорняк» о распродаже власти в обмен на поддержку правящей команды (для проведения «прививок» уважения местным «элитам» по отношению к центральной власти) с прицелом на осенние выборы, причём и Верховной Рады в том числе.

«Вишенкой на торте» можно считать откровенные действия по спасению представителями правящего класса (принципиально находящихся в группах эпидемического риска) своих драгоценных жизней при полном равнодушии (исключая различные громогласные заявления и войну компроматов) к нуждам населения Украины (например, попытку выделения во время эпидемии из общего, и так скудного, количества койко-мест отдельных VIP-палат на одного человека с отдельной резервацией бригад и единиц медперсонала, и запаса лекарств для тех, кто, в т. ч., управляя государством, принимал активное участие в разрушении и разворовывании системы здравоохранения в Украине). Тут уже и до классовой ненависти недалеко.

Впрочем, это тоже понятно – правящий класс и сам в панике. Ведь все его расчёты на лечение и убежище во время неблагоприятных событий и условий за границей пошли прахом – там, при общемировом кризисе, он никому не нужен, даже за его деньги и при родственных связях. А дома, в Украине, куда ему мягко и не очень посоветовали вернуться – уничтоженная им же самим система здравоохранения и разграбленная государственная казна.

Ну чем не повторение ситуации с хазарским каганатом, который так легко был уничтожен Святославом с малою дружиною, хотя хазарский царь Иосиф до самого последнего момента не считал, что положение в стране катастрофическое, а его элита по старой национальной привычке думала, что откупится или, в крайнем случае, убежит? Не сумели и не успели, заплатив за своё чванство своей кровью.

Поэтому запрос на легитимного носителя силы в стране – спасителя и защитника – становится всё более актуальным. Однако большинство украинцев желает (от собственной усталости, неизжитых комплексов «меньшовартості» и бессилия «маленького человека», и т. д.) ничего не знать, а передохнуть, если невозможно убежать, по возможности спихнув власть и решение своих проблем на кого-нибудь другого.

Самое опасное в этом то, что такому Герою уже заранее прощена обществом его несправедливость по отношению к другим людям и их группам, которые будут назначены виновными или попадут под «горячую руку» – страх отодвигает человеческое достоинство, выдвигая на первое место, как смысл существования, желание выжить в этом мире любой ценой и жить в нём безопасно.

То есть с несправедливостью предлагается бороться несправедливостью. Что уж точно не решает экзистенциальных проблем дальнейшего существования государства Украины – кто мы, украинцы, и зачем нам быть вместе? И тем более не снижает высокий конфликтный потенциал украинского общества. Поэтому нельзя стимулировать общество страхом, которое и так им переполнено – Страх порождает Ненависть.

Однако, несмотря на все предупреждения и исторические параллели, вместо конструктивного диалога, объединяющего нацию в кризисе, в Украине разными силами (по глупости и не только) нагнетается страх и паника среди её населения (в т. ч. и благодаря его «успокаиванию»). Олигархи и крупные бизнесмены продолжают, пользуясь моментом, рвать друг друга на части (игра с поправками А. Геруса, принуждение к выплатам местного бизнеса в пользу назначенных «смотрящими» олигархов-покровителей и т. д.), а, заодно, и наживаться на народе Украины в условиях, в общем-то, мировой экономической войны (Business is business! – почему бы не продать защитные маски тем, кто больше заплатит, вместо остро нуждающихся в них бедных соотечественников-украинцев, или не взвинтить цены на авиаперелёты для тех, кого, в общем-то, выдворяют из других стран, отказывая им, как гастарбайтерам, под различными предлогами в лечении, и выбора у них нет?).

При этом с правящей командой отказываются сотрудничать профессионалы, реально осознавая, что нельзя строить Государство (как целое) исключительно по предложенным принципам Бизнеса (как частное) и антисоциальным лекалам (тем более при нынешней ситуации в стране), от которых уже отказалось полмира (включая США, где даже Д. Трамп, скрепя сердце, идёт на социальные уступки, против которых так рьяно выступал весь срок своего президентства), на условиях отсутствия реальной власти. И не желая чуть позже гарантированно превратиться в «цапів відбувайлів», понимая, что система государственного управления уже идёт в разнос.

Против неё взбунтовалась даже подконтрольная ей часть депутатов Верховной Рады Украины, понимая, что после окончания эпидемии, в зависимости от уровня негативных экономико-политических результатов, которые она с собой принесёт, начнутся классические процессы поиска виновных, выбора, назначения и наказания невиновных, награждения непричастных. И попасть под раздачу никто просто так не желает – не все имеют зонтик в виде влиятельных особ.

Поэтому правящая команда, оказавшись в ситуации, которую сама же и создала, идёт по пути «попередників» и, пользуясь моментом, прикладывает все силы, чтобы узурпировать власть и таким образом поменять под себя существующий баланс и расстановку сил в стране, усилив на них своё влияние. Что, в принципе, устраивает украинский правящий класс и позволит правящей команде, как она думает, сохраниться у власти. Её логика взаимоотношений с народом (как, собственно, и его тоже) строится исключительно на бесконечных цепочках взаимного подозрения, презрения и непонимания. Ведь эффективной системы коммуникации между ними за прошедшие десять месяцев так и не было выстроено.

Если внимательно присмотреться, то вместо жизненно необходимых изменений во взаимоотношениях с населением Украины, для узурпации власти, под шумок и неразбериху эпидемии, правящим классом «закручиваются гайки» в никак не меньшей степени, чем законами 16 января 2014 года. По идее, при наступлении пика эпидемии в стране, в случае полной утраты контроля над нею и процессами государственного управления, это позволит избежать силовой замены представителей бессильной и потерявшей свою легитимность правящей команды.

Однако надо помнить, что не в традициях украинского правящего класса (это не монахи-буддисты Китая династий Сун, Тан, Мин или образца второй половины XVII в. общества Саньхэхой), когда кризис проходит, отдавать назад какие-либо дополнительно приобретённые полномочия и возможности. Как и снижать цены, размеры оброков и налогов (тем более учитывая законопроекты, поданные представителями нынешней правящего класса на рассмотрение в Верховную Раду Украины). Ведь все необходимые инструменты для удержания населения «в узде» уже будут готовы, а впереди – выборы в местные органы власти, на которых у нынешней правящей команды предсказуемо будут большие проблемы. Такие её тактические действия прогнозировано вызовут активное неприятие и противодействие различных групп населения Украины, вплоть до бунтов.

Тогда возникает закономерный вопрос: на что же надеется нынешняя команда у власти, выстраивая свои взаимоотношения с народом таким образом?

Для нахождения в кризисе возможностей дальнейшего существования и развития украинского общества ему, как и другим подобным социумам в сходных ситуациях, нужны Герои, которые своим примером вдохновят, покажут и докажут реальную достижимость Будущего. Однако, как известно, их обязательно принесут в жертву, что потом позволит как угодно трактовать их действия в соответствии с требованиями момента и официальной точки зрения властей.

Нынешняя власть, наследуя «попередників» – как это было с добробатами и волонтёрами в 2014-2016 гг., – надеется подождать, пока эти герои появятся, и попытаются как-то разрешить вставшие перед украинским народом вызовы и проблемы. А затем, пользуясь принадлежащим ей админресурсом, стращая и обманывая народ, не очень-то возмущающийся по этому поводу, принести героев в жертву и возглавить все последующие процессы поиска, назначения, наказания, награждения...

Классика – на Западном фронте без перемен. Но, как говорил Гу Янь-у: «За процветание и гибель родины ответственен каждый человек».

Поэтому избежать периода введения Диктатуры в Украине (в той или иной форме и степени), вероятнее всего невозможно – при развивающемся мировом экономико-политическом кризисе это слабое государство не особо будет необходимо коллективному Западу. Потому, учитывая национальные особенности украинцев и влияние России, к власти может и должна прийти харизматическая личность – условный Цезарь, который (во всяком случае, на первом этапе диктатуры, пока не созреет и не поднимется какой либо стезёй массовый Герой) покажет и даст украинцам на себе ощутить этот путь общественного развития, со всеми его плюсами и минусами. Возможно даже не будучи публичной фигурой.

Основной вопрос заключается в том, на кого и как будет опираться такой Цезарь в своём правлении – решениях и действиях – единолично и на узкий круг соратников, или на широкий круг носителей качественной, квалифицированной и полезной информации.

Как описано в «Жизни двенадцати цезарей» Гая Светония Транквилла, Гай Юлий Цезарь, при переходе через Рубикон, увлечённый своим видением и увлекая за собой своих соратников, уверенно воскликнул «Alea jacta est!» («Вперёд, куда зовут нас знаменья богов и несправедливость противников! Жребий брошен!»). И сказал он это на латыни, подчёркивая необратимость личного выбора, сделанного решительным, смелым и дерзким человеком – Героем римской культуры.

По-иному описывает это событие Плутарх: «Подойдя к реке Рубикону, Цезарь остановился в молчании и нерешительности, взвешивая, насколько велик риск его отважного предприятия, и громко сказал по-гречески окружающим «Аνερρίφθω κύβος!» («Пусть будет брошен жребий»). Эти слова – греческая поговорка, означающая, что дело должен решить случай. Цезарь, не зная своего будущего и сомневаясь в своих действиях, будучи умным и осторожным человеком, всецело положился на Судьбу, испрашивая у неё указаний и помощи при содействии специально обученных её толкованию людей. Как истинный Герой греческой культуры.

Так что, будущий Цезарь, Alea jacta est или Аνερρίφθω κύβος? Или, как говаривал Публий Сир, «Vel taceas, vel meliora dic silentio» (Или молчи, или твоя речь должна быть лучше молчания).

***

Как показывает современная практика, введение Диктатуры для развитых демократических обществ эффективно только в кризисных ситуациях и только на необходимый, достаточно короткий период времени (естественно, что её механизмы должны быть согласованы и прописаны заранее). Иначе такие сообщества утрачивают свою демократичность.

Если сейчас мир, под воздействием экономических и политических последствий пандемии коронавируса, пойдёт по пути национальной суверенизации (что весьма вероятно, особенно если обратить внимание на происходящие процессы национализации разработок искусственного интеллекта и попытки получить лекарство от коронавируса исключительно для населения своей страны), то он вступит в эпоху Неофеодализма. А любая смена эпох – это действительно Смутное время.

Однако диктатура, как показывает история, не может быть вечной. Ибо избирательно ограничивая, она не даёт возможности общего развития обществу. При этом даже дарованные массам безопасность и сытость всё равно порождают у них желание перемен. Поэтому, восхваляемый за свои чёткие и эффективные действия во время эпидемии коронавируса, Китай никогда не станет настоящим лидером в мире. Ибо его национальные идеи о социально-экономическом развитии общества непривлекательны – он не может предоставить их для наследования.

Учитывая вес Украины в мире, как áктора международных и экономических отношений, не вызывает сомнения, что эффективно помогать ей будут далеко не в первую очередь (за исключением, конечно, заявлений о глубокой озабоченности). Во всяком случае, до момента экономической стабилизации после окончания пандемии коронавируса в развитых странах мира. Для Украины это чревато утратой остатков национального суверенитета и, различными путями, контроля немалой части своей территории.

Чем же может быть интересна Украина миру, находящемуся в экзистенциальном кризисе, чтобы он обратил на неё внимание, поддержал и помог в развитии? Что она может предложить ему в обмен на необходимую ей поддержку и содействие?

В мире критически не хватает Доверия. Действие этого принципа человеческого взаимодействия должно быть восстановлено в системе социальных взаимоотношений, поскольку он позволяет задействовать в обществе различные синергетические эффекты, обеспечивающие ему устойчивое развитие. Причём, Доверие должно быть заново институциализированно. Если Украина сможет показать такой путь и механизмы его строительства, то она станет действительно интересна миру.

Когда-то в юности я прочитал фантастический рассказ: остатки землян, потеряв свою планету в каком-то, помнится, военном катаклизме, чтобы найти себя, стать нужными самим себе и межзвёздному сообществу, получив в дар другую планету, организовали на ней постоянно действующее подобие Олимпийских игр, на которых можно было честно, справедливо и мирно решать все спорные вопросы любых космических цивилизаций. Была создана сложная система различных состязаний, а сами земляне стали судьями-организаторами, превратившись в эталон Чести, Закона и Справедливости. В результате, пройдя через немалые сложности, они добились уважения и признания своей полезности у межзвёздного сообщества, и возродились сами как физически, так и духовно.

Доверие между народом и властью и есть ресурс для развития Украины в современном мире. Причём в нынешних условиях строиться оно должно на основе взаимного движения друг к другу – сближения и конструктивного взаимодействия принципов Закона и Справедливости.

Возможность этого пути сегодня обеспечивается изменениями, произошедшими в мире. Ведь в действительности выбор и решения, которые принимаются сейчас, во время нынешней пандемии коронавируса различными человеческими сообществами (независимо от их культурных основ и социальной структуры), опираются на прерогативу моральных категорий: слабым помогают выжить за счёт сильных, предельно ограничивая их потребности и возможности.

Современная социально-экономическая система – капитализм – в её нынешней форме перестала приносить пользу большинству людей, и потому нуждается в реформации. Ведь если капиталистические отношения выбраны обществом, значит, они должны принципиально устраивать его большинство и работать на его благо. Иначе, как показывает история, когда массы считают, что элиты забирают себе слишком много, происходят революции, в результате которых всегда наступает всеобщая бедность. Этот путь украинцам хорошо известен – они ходили по нему более семидесяти лет.

Поэтому правильнее эволюционно провести законодательное перераспределение богатств за счёт изменения подходов к налогообложению и целям бизнеса (концентрация на общественном благе и создании ценностей вместо максимизации прибыли). Ведь процесс концентрации ресурсов и собственности в руках маленькой группы состоятельных людей всё больше ускоряется, а доходы подавляющего большинства населения фактически заморожены со времён финансового кризиса 2008-2009 гг. – оно, в основном, проедает заработанное. Поэтому беднеющий средний класс размывается и радикализируется, а ведь именно он служит капитализму гарантией политической стабильности общества. В результате растёт неравенство, воспринимаемое как социальная несправедливость, а с ним – недовольство властью и бизнесом как таковыми.

Потому большая часть населения мира, ранее более-менее довольная жизнью и голосовавшая за умеренных центристов, теряя уверенность в будущем, дрейфует от центра к левым социалистам или правым националистам (в Украине, например, до 2012 г. радикалов в Верховной Раде не было). В результате средний класс перестал голосовать за реформы, открывающие и развивающие экономику, позволяющие более равномерно распределять плоды экономического роста.

Именно необоснованное неравенство, зиждущееся на несправедливости, предельно поляризует социум и становится важнейшей политической проблемой в мире, вызывая недоверие к демократическим институтам. И ведёт напрямую к слому существующего мироустройства. Люди чувствуют себя покинутыми: элиты самозабвенно спорят и борются между собой, доходы не растут, эффективность экономики падает, деньги аккумулируются в гипертрофированном финансовом секторе, жизнь дорожает. Налицо институциональный кризис: люди все меньше доверяют друг другу и выступают уже не только против глобализации, но и против элит, экспертов, общественного устройства и т. д. Как результат – правительства теряют связь с реальностью, в которой живёт простой человек, а общество в целом потеряло веру в способность различных институтов выполнять возложенные на них миссии и обязанности, обеспечивать социальную поддержку и защиту. И оно всё активнее требует перемен.

Однако необходимо понимать, что в этой проблеме виноваты не только крупный бизнес и изуродованная им власть (хотя они оба упёрто и сознательно игнорируют большинство деструктивных перекосов в обществе), или финансовый кризис, разрушивший модерный капитализм. Технологии, глобализация, автоматизация, интернет-экономика изменили рынок труда – гарантии трудоустройства и достойной оплаты постепенно уходят в прошлое. И хотя рабочих мест в центрах этой технической революции становится всё больше, они достаются тем, кто готов и может меняться и приспосабливаться. Остальное большинство ностальгирует по былой стабильности, сопротивляясь переменам и ища виновных.

И в том, и в другом случае существующей системой общественных отношений насильственно уродуется мировосприятие большинства людей и усиливается их конфликтная поляризация, особенно через различные механизмы навязывания простому человеку патернализма и соглашательства.

Как результат, левых социалистов поддерживают те, кто выступает против фактической победы «большого бизнеса» над «маленьким человеком», огромных зарплат топ-менеджеров, сокращения влияния государства на экономику и уменьшения социальной защиты трудящихся. А правых националистов поддерживают (в т. ч. и в качестве защитной реакции от призрака коммунизма) те, кто выступает против перевода рабочих мест и прибылей компаний за границу, найма дешёвой рабочей силы в лице иммигрантов и либерализации мировой торговли.

Если эти стороны займут непримиримые позиции, то от капитализма – идеи с индивидуальным мужским началом, – вместе с его положительными сторонами и прогрессивной направленностью, либо полностью откажутся, либо он так и не будет реформирован, поскольку крайне правые будут бороться за его сохранение в неизменном виде, а крайне левые – за его полное уничтожение.

Однако и те, и другие – это лишь формы бессмысленного экстремизма, пример противостояния, не имеющего конструктивных онтологических смыслов. Чем и далее будут пользоваться популисты, как правого, так и левого толка, для своего прихода к власти. Которые, затем, бездумно сломают нынешние, и так ослабленные и, в большинстве своём, хрупкие и сложные модели государственного управления, экономики и международных отношений. Что нивелирует международное право и разрушит мировые международные организации. При такой модели развития событий наступление эры неофеодальной региональной глокализации становится неизбежным.

Поэтому бизнесу, если он не хочет раствориться в плановой экономике социализма или закаменеть в рентной экономике неофеодализма, придётся изменить собственное отношение к Человеку и осознать своё настоящее место и функции в обществе. В т. ч. пойти на добровольное финансирование решений проблем, которые заставляют людей голосовать за противников капитализма (например, образования, медицинского обслуживания и т. д.).

Если сотрудничая, властям и бизнесу удастся остановить эту поляризацию общества, то все получат шанс решить накопившиеся проблемы через диалог, модифицировать нынешнюю модель общественного устройства и уберечь её от разрушительного внутреннего конфликта.

При этом, не смотря на все разговоры и страшилки, мировых ресурсов (включая интеллектуальные технологии) достаточно, чтобы человечество могло разобраться со своими проблемами, включая необоснованное неравенство, повышение производительности труда и прирост общего благосостояния, чистую окружающую среду.

В Украине достичь этого возможно за счёт институционального построения социально-экономических отношений на основе стейкхолдерства (отношений заинтересованных сторон).

Предложение солидарности в качестве объединяющего начала, имеет серьёзные ограничения, что делает её применение не самым эффективным методом для достижения целей сохранения, укрепления и развития государства (в т. ч. и против необоснованной диктатуры). Ведь сложно предположить у всех украинцев, опираясь на историю их взаимоотношений, внезапное единство интересов, задач, стандартов и полное взаимопонимание. А бескорыстная солидарность украинского общества в современных экономико-политических условиях – состояние труднодостижимое. Если не сказать невозможное.

Особенно глядя на то, как проходит карантин и обсервация в Украине. Зафиксированный в национальной культуре выбор бегства от проблем (иммиграция, вместо упорной совместной методичной борьбы за лучшее будущее на родине) утверждает определённые принципы социального поведения украинцев, в т. ч. и «каждый сам за себя». Причём это теперь, благодаря усилиям нынешних властей, коснулось населения страны как на Западе, так и Востоке.

Стейкхолдерские отношения – это механизм возврата в обществе отношений Доверия, которое легитимизирует и утвердит Закон, построенный на основе Справедливости. Способ остановить бессмысленное и деструктивное Насилие, и уменьшить Одиночество, который Украина может предложить миру. Заинтересовать его, в случае успеха, в этом пути.

Причём речь идёт об установлении обоснованного рационального доверия заинтересованных сторон друг другу, а не об иррациональной вере, любви или ненависти друг к другу. Ведь стейкхолдерские отношения позволяют сотрудничать в определённых аспектах даже непримиримым врагам.

Они начинаются в момент одновременного:

1) признания другой стороны стейкхолдером, а значит заинтересованной стороной, имеющей определённое влияние на предмет интереса, с которой необходимо, как минимум, начать диалог, если ты хочешь достичь своих целей;

2) взятия на себя определённых обязательств и наложение самоограничений, которые основываются на внутренней мотивации, а не на внешней стимуляции.

Стейкхолдерские отношения противостоят конфликту, ибо это договор о сотрудничестве (даже в виде нейтралитета или невмешательства). Однако в системе стейкхолдерских отношений конфликты возможны, и они решаемы за счёт равноудалённых или симпатизирующих элементов, свободных ресурсов, обходящих путей и связей.

Причём, чем более развита система таких отношений, тем выше её уровень и большее число конфликтов она может в себе содержать, не разрушаясь. Что позволяет сбалансировать в обществе даже нерешаемые на данном уровне его развития противоречия. Например, свободу рынка и жёсткие структуры, и реакции системы государственного управления (главное – пропорции в сферах их взаимодействий).

Такие смешанные структуры являются наиболее устойчивыми в обществе и имеют большой модернизационный потенциал, что объясняется использованием при их построении природных законов и принципов, например, подобия, степеней свободы и активности (как в человеческом теле: зубы, кости, мышцы, слизи, жидкости – проявив фантазию, читатель может сам определить, кто и в какой ситуации какие функции выполняет, например, бюрократия и, в частности, государственная служба).

Поэтому системы стейкхолдерских отношений могут функционировать при различных состояниях общества: тирании, олигархии, демократии или охлократии (хаоса). Они просто меняют свою структуру, конфигурацию и свойства в зависимости от заданных социумом и его окружающей средой условий, например, детерминированного хаоса.

Также базовые постулаты системы стейкхолдерских отношений могут задаваться по-разному, в т. ч. и на основе моральных требований. Что позволяет задать почти любую их конфигурацию в зависимости от ёмкости и соотношений параметров внутренней и внешней сред системы. Ведь отношения заинтересованных сторон, появившиеся в обществе намного раньше, например, экономических (они, например, возможны между человеком и животным), являются одним из немногих базовых механизмов социальных отношений, принадлежащим как капиталистическому строю, так и социализму. Их применение позволяет снизить уровень конфликтности и непонимания в обществе, нивелировать антагонизмы экономико-политического противостояния крайне правых и крайне левых элементов общества. А также поддерживать социально-экологическое равновесие, как это было, например, в Китае вплоть до династии Цин. И когда в мире действительно возникает Великая смута, то стейкхолдерские отношения могут играть главенствующую роль в процессе удержания государств от распада.

В системе стейкхолдерских отношений нет места постоянно довлеющему иррациональному чувству страха, покоящемуся на чувстве неопределённости в ожидании кризиса. Ибо всегда найдётся решение возникающих проблем, а действия стейкхолдеров предсказуемы и достаточно эффективно страхуются. Однако споры между ними идут постоянно, вынуждая их к поиску различных форм и методов сотрудничества.

Самая большая сложность – правильно оценить и подобрать стейкхолдеров, выработать политику и правила взаимоотношения с ними и придерживаться даже неприятных решений, особенно во времена социально-экономических кризисов.

Упрощённым примером возникновения и реализации стейкхолдерских отношений можно привести решение построить порт. Стейкхолдерами в данном случае будут торговцы, производители товаров, строители, рабочие (что станут докерами), моряки, монахи, бандиты, органы и отдельные представители государства и т. д. Цели, задачи и ресурсы у всех будут разные, но объединяет их единый замысел – эдакий сочный «стейк», от которого каждый отщипнёт себе часть. И драться за него они будут все вместе, что подтверждает история (например, стоит обратить внимание на уровень самоорганизации Одессы по сравнению с большинством населения Украины).

При этом споры о размере этой части будут вестись постоянно – фундаментальные противоречия некоторых стейкхолдеров неразрешимы (например, между человеком и природой, социумом и индивидом, «белой» и «тёмной» экономикой, и т. д.) и будут время от времени перетекать в открытые формы конфликтов. Но это споры о доле. Никто из стейкхолдеров не будет резать курицу, несущую золотые яйца – содействовать уничтожению порта.

Подобное происходит и в политике. В качестве примера можно привести государство Израиль, который создавался и существует, при всём огромном количестве внутренних противоречий, как политическое решение процесса обретения/возврата (в зависимости от точки зрения) Родины.

Нынешняя ситуация в Украине уникальна: её население находится в стране, из которой невозможно по привычке сбежать, а ситуация крайне напряжённая и будет ухудшаться. Поэтому люди будут готовы поддержать необходимые реформы (учитывая ещё сохранившийся рейтинг Президента), если им доходчиво объяснить их смысл и планируемые результаты за счёт установления двусторонних эффективных систем коммуникаций.

При этом интеллектуального уровня экспертов и науки ещё хватит для начала и обеспечения на первом этапе таких реформ. Внутренних резервов, как и опыта большинства бюрократии, тоже достаточно (только не надо говорить о поголовной тупости и коррупционности государственных служащих – помните, ведь их уже в достаточной мере заменили молодёжью с горящими глазами).

Не хватает только политической воли. Но правящий класс должен понимать, что при нынешней ситуации в стране ему гарантированы большие сложности и проблемы. И если он не начнёт устраивающие украинцев реформы сверху, они начнут революционные процессы снизу. И не факт, что его большинству найдётся место в новых реалиях.

Начинать необходимо с восстановления доверия украинцев к органам государственной власти (если всё произойдёт удачно, то затем восстановится доверие к правящему классу и украинцев друг к другу). Это возможно даже при диктатуре за счёт создания справедливой судебной системы (механизмов множество, вплоть до заимствования иностранных судей, включая их охрану даже частными организациями), эффективных силовых органов исполнительной власти.

В экономическом плане первая цель для атаки – рентная экономика, которая подрывает возможности властей финансировать социальную сферу и исправлять перекосы в экономике льготами и субсидиями. Как писал автор ещё десять лет назад, нельзя допускать, чтобы развитие Украины шло по «латиноамериканскому» сценарию (латифундистской экономики), под который её настойчиво подводят все эти годы.

Помимо регулирования бизнеса у властей есть и другие возможности влияния: интернет и высокие технологии есть основой новой экономики, которая не исчезнет даже в Смутное время, – значит, приоритетом для государства должен быть свободный доступ людей к получению качественных образования и связи.

Институциональное закрепление стейкхолдерских отношений в различных сферах бытия украинцев должно происходить при помощи создания новых систем образования и идеологических ценностей, финансовой поддержки государства. В результате украинское общество сможет удержаться от происходящего сейчас полного скатывания в неофеодализм и остаться в определённой степени демократичным.

Только так Украина сможет выжить в нынешнем, быстро меняющемся мире, и получить возможности для своего дальнейшего развития и достойное место в новом мировом порядке, где отношения будут очень напряжёнными.

Иначе вся страна превратится в «серую» зону, где все воюют против всех, а в мутной воде ловится рыбка – мы все с большой вероятностью получим Вторую Руину, только ползуче растянутую во времени на десятки лет.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook