Какие сигналы для Украины прозвучали из уст Клинтон и Трампа

Игорь Тышкевич, аналитик Украинского Инстита Будущего, для "Хвилі"

hillari-klinton-donald-tramp2

В США прошли первые дебаты кандидатов в президенты от Республиканской и Демократической партии. Обсуждали внутренние вопросы: экономика, налоги, спокойствие внутри страны и безопасность. Сразу отмечу, что слово «Украина» не прозвучало из уст кандидатов ни разу. В отличие от названий других экзотических для уха украинца стран, как, например, Ливии или Йемена. Демонстрация того, где находится Украина в шкале приоритетов претендентов на место в Белом доме — это первый, очень важный урок.

С другой стороны, оба кандидата озвучили несколько тезисов, которые могут быть интересны в Украине. Если подойти продуманно к формированию политики, имеем области интересов США. Независимо от победителя президентской гонки. Работа в этих областях, предложение себя в качестве партнёра увеличит вес страны.

Для кого говорили

Вначале об общих вопросах и о тактике кандидатов. Трамп — республиканец. Его выдвижение, надо признать, насторожило ряд однопартийцев. Вернуть «своего» избирателя — это первая тактическая задача кандидата. Избиратель-республиканец, как метко отметили на одном из мероприятий Украинского Института Будущего — это белый, христианин, имеющий диплом, как минимум колледжа, гражданин США. Соответственно, вся риторика Дональда Трампа была рассчитана на эту группу. Вторая задача – как минимум не испугать другие группы (афроамериканцев, испаноговорящее меньшинство и т. д.)

У Клинтон задача проще. За демократов традиционно голосуют разные социальные группы. Успешный опыт нынешнего президента говорит о том, что мобилизация меньшинств может принести победу. При одном условии – поддержке внушительной части (не обязательно, большинства) «среднего класса». Плюс ещё одна группа – новые американцы. В большинстве своём молодые специалисты, приехавшие в США на протяжении последних 20 лет. Они и их дети – серьёзная сила. К этим группам и обращалась госпожа Хиллари.

Экономика, инвестиции, налоги

Трамп концентрировался на одной теме – уменьшение налогов. В том числе, и для малого бизнеса. Логика проста: меньше налоги – меньше мотивов для вывода производств в другие страны. То есть действовать, опираясь на крупный бизнес, который был «символом» США достаточно долго. Дональд Трамп видит угрозу в «переезде корпораций». Он заявляет, что компании «крадут у Америки рабочие места». Он видит угрозу в Китае, Мексике и других странах с низкой стоимостью труда. Такие подходы осложняют попытки привлечь инвестиции, используя в качестве преимущества стоимость рабочей силы. Корпорации, естественно, будут искать места независимо от слов кандидатов или президентов США. Однако, если Белый Дом увидит в «продаже дешёвой рабочей силы» угрозу – он просто не будет содействовать контактам с таким «продавцом». Украина сейчас не в том положении, чтобы без помощи «продавать себя» американским компаниям.

Хиллари Клинтон, с другой стороны, говорила об увеличении налогов для крупного бизнеса. Её план — инвестиции в средний класс. Наука, хайтек. Причём не замыкаясь в себе, а быть максимально открытым для других. Термин «инклюзивный рост» прозвучал именно из её уст. При этом госпожа Клинтон отдельно остановилась на малообеспеченных американцах. Затрагивала темы минимального уровня оплаты труда, равной оплаты работы мужчин и женщин. Логично, учитывая целевую группу.

Учитывая предыдущий абзац, предложения кандидата от демократов могут показаться более привлекательными. Однако тут тоже есть над чем задуматься. Инвестиции в технологии, образование и в средний класс рассчитаны на привлечение умных и успешных. Воспитание таковых. Например, фраза Клинтон про возможность сделать «колледжи бесплатными» автоматически увеличит привлекательность образования в США.

С одной стороны Украина, благодаря более открытой политике «Белого дома Клинтон» может рассчитывать или, по крайней мере, надеяться на успешные контакты к крупным бизнесом. И привлечение капитала. С другой есть опасность от «инклюзивного роста» США. Это разделение труда. Америка становится ещё более привлекательной для умных потенциально успешных, для новых бизнесов. Если Украина будет развиваться и станет интересным местом для такой группы — открытость штатов станет дополнительным ресурсом. Ведь это возможность за счёт вернувшихся домой из американских ВУЗов украинцев получить знания, навыки, подходы к коммуникации внутри общества.

Если же страна останется на том же уровне развития общества — предел мечтаний – хорошее в очереди продавцов «дешёвой рабочей силы».

Тема «мира в США» или общественной безопасности напрямую связана с экономикой. Хоть кандидаты такую связь не особо подчёркивали. Предпочитая апеллировать к более ярким примерам: конфликтам полиции с темнокожим меньшинством, интеграцией мигрантов, отношениями между разными сообществами. Ключевой позицией Трампа является более жёсткое отношение к «новым американцам», а так же расовым/национальным меньшинствам. Он напрямую говорил о проблеме криминализации части «афроамериканских», либо населённых мигрантами районов. Но, стоит отметить, тезис об ужесточении миграционной политики на дебатах не прозвучал. Дональд Трамп решил не нервировать лишний раз избирателей.

Клинтон напротив много говорила о «диалоге» силовиков и различных социальных групп. О согласии в обществе, а так же о правах меньшинств. В первую очередь , из различных «общин». Афроамериканских, мексиканских и других.

Тут интересно само внимание к расовым вопросам и проблемам меньшинств. Оба кандидата играют в «маленький популизм», пытаясь достучаться до социальных низов. Это вполне логично, учитывая демографические процессы. Образованных белых христиан-американцев становится всё меньше: расовые, национальные и другие меньшинства отличаются большими темпами естественного прироста. Проще говоря — быстрее зачинают и больше рожают. Избиратель сейчас не тот.

«Расовый вопрос в США». На первый взгляд тема не близка к украинским событиям, но, самом деле, важна. Особенно, учитывая высказывания Обамы на Генеральной Ассамблее ООН, где американский президент назвал среди угроз рост «национализма и популизма». Вопросы толерантности волнуют американцев и, если мы хотим, чтобы с украинскими политиками разговаривали на серьёзные темы, мы должны следить за их поведением.

Безопасность и Россия

В блоке «безопасность» слово «Россия» произносилось не раз. Но отнюдь не в связи с украинским конфликтом. Украину, как отметил выше, не упоминали совсем.

Первой темой для обсуждения стали кибератаки. Не танки, не агрессия РФ, не аннексия Крыма. И даже не Сирия, о которой так много говорят в украинской прессе. Защита информации. Здесь Хиллари Клинтон прошлась по России. Она фактически обвинила Кремль, если не организации, то попустительстве такого рода деятельности. При этом была категорична. Вот цитата: «Мы будем защищать граждан этой страны. Русские пытаются понять насколько далеко мы можем пойти и русские должны понять насколько далеко мы можем пойти».

Это первый сигнал для Украины. Можно бесконечно просить помощь в разрешении кризиса, который в шкале приоритетов американских политиков стоит где-то во втором десятке списка. А можно рекламировать, предлагать, «продавать» свои услуги, помощь, содействие в борьбе с киберпреступностью. Даже эффективная политика по пресечению «пиратства» внутри страны сделает больше, чем несколько выступлений первых лиц с просьбой о помощи для ВСУ.

Необходимо менять риторику в общении. Вместо просьб предлагать содействие. И торговаться за «размеры оплаты» которой может стать и военная помощь. Тем более, что и Клинтон и Трамп продемонстрировали солидарность в данном вопросе. Для них такой стиль диалога приемлем, понятен и близок.

Вот, например, цитата Клинтон из высказываний на тему ИГИЛ. «Мы должны и будем поддерживать наших партнёров, которые помогают нам в борьбе с ИГИЛ». Причём географию данной проблематики она очертила широко. Угроза ИГИЛ для США — это и теракты по всему миру, и военные действия. Не только и не только в Сирии. В Ираке, в Северной Африке, в арабских странах.

Тема Исламского государства стала одной из ключевых темой дебатов в блоке «безопасность». Для Украины это вновь шанс. Трамп, например, отмечал низкую готовность партнёров участвовать в обеспечении безопасности. Говорил про деньги и поддержку. Клинтон, которая, наоборот, в качестве позитива приводила пример миссии НАТО в Афганистане. Таким образом, Украине стоит подумать о предложении на рынке «военной силы». То есть активно предлагать себя в качестве партнёра в войсковых и полицейских операциях. Тем более, что страна имеет явное конкурентное преимущество — наличие боевого опыта у значительного числа военнослужащих. Участие одного-двух батальонов не нанесёт вреда обороноспособности страны, а вот бонусы, которые могут предложить США весьма существенны. Не только в области военной помощи. Вспомним недавнюю историю Украины когда батальон в Ираке стал дополнительным аргументом для заключения контракта на поставку военной техники в эту страну. По большому счёту за деньги американской помощи иракскому правительству (правда, Украина благополучно этот контракт на поставку БТР-4 завалила)

Ключевую проблему, которую должна решить Украина в диалоге с США: как из просителя превратится в партнёра. Ведь это позволяет выйти на уровень серьёзных и предметных договорённостей. Договоров, а не меморандумов. А, как выразилась госпожа Клинтон во время дебатов «Слова Америки значат много. У нас есть договоры и мы их будем выполнять».

В противном случае Киеву стоит готовится к другому сценарию. А именно решение своих проблем (или «проблемы себя») силами других стран. Та же Хиллари Клинтон приводила пример ядерной программы Ирана и санкций против этой страны. По её словам США тогда создала коалицию, которая включала Россию и Китай. Это стало залогом успеха. Замечу, та же Хиллари Клинтон 10-ю минутами ранее упоминала Россию как потенциальный источник опасности.

Трамп был более категоричен. Он, например, заявил, что проблему Северной Кореи можно решить с помощью Китая (который он же отмечал как источник угрозы по другим направлениям). Вот цитата: «Китай должен зайти в Северную Корею и решить вопрос». Что такое «войти», кандидат от республиканцев не уточнял.

Зато критиковал администрацию Обамы, что в «сделке с Ираном» не обговорили вопрос упомянутой Северной Кореи и Йемена. Тегеран, дескать, тоже мог и должен был «войти» в эти страны.

Попытка сделать вывод

Список интересов США действительно широк, но он не такой как видится из Киева. Более того, Соединённые штаты готовы серьёзно разговаривать и договариваться с теми, кто может что-то предложить. Или знает чего хочет. С государствами, которые обрели/добились/нашли/идут к субъектности. Такие становятся партнёрами и получают бонусы от сотрудничества. Все остальные рассматриваются лишь как территория, куда в случае кризиса могут и должны «войти» другие субъекты.

Таким образом, или Украина находит свой функционал, предлагает услуги и становится полноправным участником сделок, или «проблему Украины» будут решать другими способами. С участием субъектов, с которыми США готовы договариваться. А готовы говорить они со всеми. Даже с теми, кого считают угрозой по отдельным направлениям.

Автор является аналитиком Украинского Института Будущего

______________________________________________________

Понравился текст? Или считаете его заказным?

Можете считать себя его заказчиком, если поблагодарите автора. Словом, репостом либо умеренной суммой.

Полученные деньги идут мне на пиво а так же:

1. пересылаются одному из отрядов спецназа ВМС Украины (информация о них в моей ленте ниже давалась не раз)

2. Тратятся на подарки или угощения детям из Ворзельского детского дома.

Реквизиты:

Карточка привата: 5168 7423 0834 3288

Вебмани: U247333217329 или Z293974971904




Комментирование закрыто.