Просила, чтоб не били, что беременна. Они отвечали: и хорошо, что укропский ребенок умрет, — пленная боевиков

Софья Петровская, «ОстроВ»

ужас женщина плачет слезы боль

В обострившихся спорах вокруг выполнения Минских соглашений в защиту украинской позиции выступил министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс.

В статье для The Wall Street Journal  он попытался объяснить западной аудитории, что нельзя заставлять Украину давать новые права территории, фактически полностью контролируемой Россией.

«Вообразите себе выборы с одной партией, одним СМИ и без каких-либо достойных доверия международных наблюдателей, — писал Линкявичюс. — Представьте, что половина электората бежала и была объявлена лишенной возможности голосовать. Это недемократический, нечестный и незаконный сценарий, но именно так будут выглядеть выборы на Донбассе, если Украину заставят провести политические реформы раньше, чем Москва выполнит свои обязательства».

Как подчеркивал глава литовского МИДа, «Минские соглашения содержат требования как к украинской стороне, так и к сепаратистам и России. Они охватывают вопросы безопасности, такие как перемирие, отвод тяжелого оружия и открытый доступ членов Организации безопасности и сотрудничества в Европе (ОБСЕ). Есть также политические вопросы, касающиеся децентрализации и проведения местных выборов. Но как мы можем требовать политических реформ и децентрализации, когда российское военное оборудование все еще на улицах Донецка и Луганска, и когда международные наблюдатели не имеют доступа на эти территории? Как можем мы гарантировать, что обязательства будут выполнены, когда агрессор даже не признан стороной конфликта? Одним словом, как можем мы гарантировать условия выполнения Минских соглашений?».

«Первым шагом должно стать гарантирование безопасности путем прекращения огня, — настаивал он. — Сегодня бои продолжаются на уровне приблизительно 60 обстрелов в день. В настоящее время в регионе, который наблюдает ОБСЕ, больше танков, и эти танки свободно перемещаются — но то же самое запрещено членам ОБСЕ. Нереально требовать выборов, когда единственные, кто пользуется свободой передвижения и доступа, — это не украинские политические партии, украинские СМИ или украинские граждане, а поставленные Россией танки. Восстановление этих свобод, вместе с присутствием членов ОБСЕ и ее Бюро по демократическим институтам и правам человека, должно быть четкой предпосылкой к выборам на Донбассе».

«Минские соглашение стали нашим лучшим из худших вариантов мира в Украине. Чтобы использовать их наилучшим образом, мы должны удостовериться, что их условия выполняются в правильном порядке и разумно», — заключал Линкявичюс.

Как российскую пропаганду заметили в ЕС

Между тем, Германия — один из самых мощных лоббистов скорейшей имплементации «Минска-2», в настоящее время продолжает с удивлением открывать для себя мощь российской пропагандистской машины. Накачав мускулы в Украине, ее деятели переключились как раз на Германию. Об этом уже несколько недель пишут ошарашенные немецкие и немецкоязычные СМИ. Началось все с «нашей девочки Лизы», как называл ее министр иностранных дел РФ Сергей Лавров. Дочка российских иммигрантов, как сообщил «Первый канал», придумавший раньше историю о «распятом мальчике» в Славянске, была похищена и изнасилована беженцами с Востока, а немецкие власти скрывали этот случай из «политкорректности». Последним пришлось объяснять, что историю девочка выдумала после того, как из-за проблем в школе решила не возвращаться домой и переночевать у своего друга. Но осадок остался, и сильный.

«С некоторого времени Европа роет себе могилу: от такого впечатления не избавится всякий, кто регулярно смотрит ведущие российские СМИ, — писала австрийская Die Presse. — В этих сообщениях сквозит этот своеобразный тон между тревогой и злорадством. В прежние времена карикатурная «Гейропа» — все от гомосексуальных браков до Кончиты Вурст — была синонимом внутреннего разложения, сейчас, с прибытием преимущественно мусульманских беженцев, это угроза захвата «внешними врагами». Для комментаторов от «Московского комсомольца» до «Известий» все ясно: перед лицом исламизации и терроризма для Европы пробил последний час. Российские государственные или близкие к государству СМИ нацелились при этом, прежде всего, на Германию — страну, с которой, несмотря на украинский кризис, поддерживались тесные связи и экономические контакты. Специалист по коммуникациям Юрген Гримм из Венского университета видит в этом новый поворот: в отличие от таких стран, как Польша, Украина или государства Прибалтики, Германию российская сторона пока «жалела», говорит он. Но теперь сексуальные посягательства в канун Нового года в Кельне, изнасилование 13-летней живущей в Германии русской девочки, которого, по словам прокуратуры, никогда не было, а также недавняя насильственная смерть женщины в берлинском метро стали темами, о которых внезапно начали широко вещать российские СМИ. Гримм назвал это «конфронтационным курсом против Германии». Цель — расколоть общественное мнение».

По словам автора статьи, «случай Лизы» «показал не только журналистскую небрежность «Первого канала», но и то, что многие иммигранты доверяют российским СМИ больше, чем немецкой прокуратуре — в общем, синдром гомо пост-советикуса. Он также показал, что мобилизация русскоязычных сообществ получается не только на востоке Украины или в Латвии, но и в сердце Германии». Он также констатировал, что «государственные российские СМИ работают с применением трюков, которые в западных не прошли бы. Журналисты онлайн-проекта The Insider обнаружили, что телеканалы не только предлагали интервьюируемым русским немцам деньги, но и даже сами выдумывали себе героев вместе с их историями».

Швейцарская Neue Zürcher Zeitung, анализируя тот же случай, отметила, что «с одной стороны, он напоминает о том, что Россия, как показала аннексия Крыма и вообще Украина, хочет стать адвокатом всех русских и русскоязычных за границей. С другой — это смысл и цель так называемой гибридной войны в СМИ, так перемешивать слухи и факты, что в конечной путанице все кажется недостоверным, лживым. Возникающее из этого недоверие расстраивает отношения между гражданами и государством и делает разумную дискуссию практически невозможной».

«Есть некая подлость в том, что российское государство, которое во времена Советского Союза дискриминировало граждан немецкого происхождения и без конца порочило их как «фашистов», сейчас использует поздних переселенцев как российских сограждан. В свою очередь, их готовность мобилизоваться и доверять российскому телевидению свидетельствует о том, что многим из них нелегко оставить свое советское воспитание, даже если внешне они хорошо интегрированы», — написало швейцарское издание.

Агентство Reuters  в своей статье также отмечает, что «высокопоставленные немецкие чиновники считают, что Россия пытается подорвать доверие общества к Меркель, используя иммиграцию, вопрос, который сильно навредил ее рейтингу, согласно соцопросам, и разделил правительства Европейского Союза в том, кто должен размещать искателей убежища, въехавших за последний год. Подрывая Меркель, которая заняла жесткую позицию в украинском кризисе, Москва рассчитывает дестабилизировать Европу и создать вакуум, в который она может проецировать собственную власть, говорят они. «Это попытка России усилить разъединение в ЕС и поработать с антиевропейскими, правопопулистскими партиями», — сказал один высокопоставленный чиновник на условиях анонимности. «Миграционный кризис и случай Лизы позволил Москве сильнее использовать группы вроде российских немцев и играть на немецком страхе и чувстве беззащитности», — сказал Штефан Майстер из германского аналитического центра Совет по международным отношениям».

«Россия продолжает свою политику дезинформации, как это видит Германия, в критическое для ЕС время, — продолжается статья. — Миграционный кризис испытывает его на прочность, и лидеры ЕС считают, что у них остались всего недели на совместные действия. В центре этой неразберихи — Меркель, все еще самый сильный лидер ЕС. Если она пошатнется, есть риск, что Европа пошатнется тоже. «Цель состоит в том, чтобы ослабить ЕС, — сказал высокопоставленный немецкий чиновник. — Москва целится в самую сильную и стабильную страну — Германию. Конечно, российское правительство заинтересовано в том, чтобы ослабить Меркель как лидера этой страны».

«Меркель, пользовавшаяся рекордно высоким рейтингом в прошлом году, выглядит все более изолированный по ходу роста недовольства из-за ее гостеприимного отношения к людям, бежавшим от конфликта и экономических трудностей на Среднем Востоке и в Африке. Опрос, проведенный на прошедшей неделе, показал, что 40 процентов немцев хотели бы ее отставки из-за ее политики в отношении беженцев. Роль Меркель в отношениях ЕС с Россией — ключевая. «С точки зрения Путина, Меркель — это главная проблема», — говорит Майстер. Ее партнеры по коалиции социал-демократы — партия, которая продвигала «Восточную политику» — сближение с советским блоком во время Холодной войны, — были больше склонны к компромиссу с Путиным. Более того, лидер консервативных баварских союзников Меркель Хорст Зеехофер в четверг вылетает в Москву на встречу с ним. Самые разные политики в Берлине обеспокоены тем, что Зеехофер, остро критиковавший Меркель за принятие такого большого количества мигрантов, сблизится с Путиным. В воскресенье Зеехофер отстаивал свой визит».

Putinversteher

О визите Хорста Зеехофера в Москву подробнее написала немецкая Die Zeit.

«Глава Христианско-социального союза Хорст Зеехофер на следующей неделе поедет в Москву, чтобы встретиться с президентом России Владимиром Путиным, — начинается ее статья. — Эта затея уже послужила поводом к новому недовольству в большой коалиции. «Зеехофер недвусмысленно выступил против федерального канцлера в споре относительно беженцев — я надеюсь, что он откажется от поездки», — сказал Welt am Sonntag член Христианско-демократического союза, ответственный за внешнюю политику, Родерих Кайзеветтер. — Россия сотрудничает с праворадикальными партиями — также и у нас в Германии. Когда Зеехофер поедет, он должен настойчиво попросить россиян прекратить гибридную информационную войну и финансирование праворадикальных организаций». Подобную обеспокоенность продемонстрировала также член коалиции, Социал-демократическая партия Германии. «Внешнюю политику проводят в Берлине, а не в Мюнхене, — сказал спикер по внешнеполитическим делам фракции СДП Нильс Аннен. — Я надеюсь, что господин Зеехофер не напишет после своей поездки еще одно письмо госпоже Меркель — на этот раз о политике в отношении России (в январе премьер-министр Баварии Хорст Зеехофер написал Меркель письмо с требованием препятствовать потоку беженцев в Германию и угрозой обратиться в суд, если это не будет сделано. Раньше он также критиковал европейские санкции против России. — «ОстроВ»)».

«Наряду с кризисами в Украине и Сирии, немецко-российские отношения в настоящее время натянулись также из-за случая с Лизой: мнимое похищение и изнасилование дочки русских немцев в Берлине вызвало возмущение в России. Российские СМИ обвиняли немецкие власти в недостаточном расследовании. По их легенде, изнасилование Лизы мигрантами было замято из политической корректности», — говорилось также в статье Die Zeit.

При всем этом Хорст Зеехофер оказался не единственным «полезным идиотом», проявившим себя в Германии на прошедшей неделе. Корреспондент другого немецкого издания, Die Welt, с детской наивностью предлагал свои «условия» заключения мира между Западом и РФ.

«Задействование в Украине скрыто работающих российских войск и повстанцев и содержание занятого Крыма ежемесячно поглощает миллиарды рублей, которые срочно требуются России для других целей, — писал он. — Кроме того, Путин должен признавать, что его действия в Украине действует на НАТО, как эликсир жизни. Если в последнее время Альянс пребывал в спячке, теперь он резко проснулся. Стоило бы только Москве покоситься на восточную границу НАТО, как он выступил бы быстро и мощно. Кремль все для себя рассчитал. Вопреки ожиданиям, Запад не спасовал. Есть ли шанс уладить конфликт в этой смеси экономической нужды и политического озарения?».

Есть, считает автор статьи в Die Welt. «Предложение такое: Запад проглатывает захват Крыма де-факто (но не де-юре!) как факт, который в настоящее время не изменить, отменяет санкции против России, предлагает Москве экономическую помощь и продвигает в Киеве статус, подобный финскому перед крахом Советского Союза, — свободной страны со свободным рынком, принадлежащей Западу, но не являющейся членом НАТО. Взамен Москва выходит с востока Украины, прекращает помощь повстанцам, разоружает их и гарантирует независимость Украины. Это стоило бы попытки».

«Били по всему телу. Тушили о меня сигареты»

Напоследок — о войне непосредственно в Украине. В период новых репрессий на территории «республик» на востоке Украины польская Gazeta Wyborcza  рассказывает о пытках и истязаниях, пережитых пленными украинцами в Донецке и Луганске. Доклад, как отмечается в ее статье, был подготовлен Хельсинским союзом по правам человека и коалицией неправительственных организаций «Справедливость ради мира на Донбассе» в сотрудничестве с представителем Верховной Рады Украины по правам человека.

«1 октября 2015 года украинские службы сообщили, что с начала конфликта на востоке повстанцы выпустили из неволи 2763 человека, — рассказывает Gazeta Wyborcza. — Преимущественную часть составляли гражданские — аж 1333 человека. 1062 человека — солдаты Вооруженных сил Украины, а 261 — Национальной гвардии. Из-под ареста выпустили также 101 сотрудника МВД и 64 солдата добровольческих батальонов. Кроме того, повстанцы освободили 38 удерживавшихся волонтеров, 27 журналистов и 25 сотрудников Пограничной службы».

«Из записанных в отчете свидетельств следует, что повстанцы удерживали людей в местах, не предназначенных для этого, — продолжается ее статья. — Причиной тому не был, однако, недостаток мест в тюрьмах. Даже когда в доме были специальные помещения для арестованных (например, в зданиях милиции), задержанных отправляли в подвалы. Именно на эти темные, сырые и тесные подвалы чаще всего указывали как на места заключения. Арестованных закрывали также в тесных комнатах или удерживали в багажниках машин. Чаще всего задержанных перевозили в занятые повстанцами здания Службы безопасности Украины и МВД. Использовали также здания местной администрации и частных компаний. В нескольких случаях для содержания арестованных использовались неработающие промышленные предприятия. Некоторые были заключены в казармах. В целом в отчете указано 41 место незаконного заключения в Донецкой области и 38 — в Луганской».

«Повстанцы в Донбассе обходились с солдатами намного более жестоко, чем с гражданскими. 86 процентов военных во время заключения подвергались пыткам. В случаях с гражданскими — только половина арестованных. В наилучшей ситуации были люди, задержанные на короткий срок — на сутки или двое. На более мягкое отношения могли рассчитывать также женщины, инвалиды либо тяжело раненые. Но это не означает, что в отношении этих групп не применялись пытки. «Я просила, чтобы меня не били. Говорила, что беременна. Они отвечали: и очень хорошо, что укропский ребенок умрет». Нас били всем, чем можно: и прикладами, и ногами, и бронежилетами, которые у нас нашли. Били по всему телу. Тушили о меня сигареты. Я смотрела и кричала, когда били других, поэтому мне заклеили глаза скотчем. Я была тогда на третьем месяце беременности. Из-за побоев началось кровотечение. Я потеряла сознание», — это рассказ женщины, записанной как С83».

«Не менее жестокими были женщины, действующие на стороне самозванных республик. «Среди тех троих, которые были в заключении у Женского батальона, двое говорили, что были кастрированы. Один из них живет сейчас во Львове. Кастрация была показательная, при других заключенных», — свидетельствует С19. В отношении некоторых заключенных применялись разные пытки. «Поломали мне ребра, все тело было в синяках. Били во время допросов или между ними. Руками, ногами, оружием. Пытали с использованием тока. Приковывали наручниками к металлической кровати и присоединяли провода. По голове и гениталиям били металлической трубой. Били протиркой, подвешивали под потолком. Обливали холодной водой на морозе. Всех, кто сидел со мной в донецком СБУ, 42 человека, так или иначе били и истязали», — говорит С46».

«Выход из заключения у повстанцев — это еще не конец кошмара их жертв, — подчеркивают в Gazeta Wyborcza. — В самой сложной ситуации находятся те, которые по разным причинам не могут выехать с территорий, контролируемых пророссийскими повстанцами. Но и те, кто живет на территориях, контролируемых украинскими властями, предоставлены сами себе. Несмотря на продолжающийся многие месяцы вооруженный конфликт, государство не выработало механизмы помощи для жертв похищений и бесправных арестов. В наихудшей ситуации — гражданские. Солдаты могут рассчитывать хотя бы на выплату вознаграждения за время пребывания в заключении. Получают его в таком же размере, как если бы провели все это время на фронте. Благодаря участию неправительственных организаций и волонтеров, солдатам доступна психологическая помощь. Постепенно создаются программы лечения ПТСД — синдрома, становящегося проблемой все большего количества украинцев. Синдром посттравматического стресса касается, однако, и гражданских, прежде всего тех, которые пребывали в ситуации насильственного лишения свободы и подвергались пыткам. Но государство в настоящее время не предлагает им никакой программы поддержки. Проблемой может быть даже получение медицинской помощи и реабилитация после избиений и пыток».

Обзор подготовила Софья Петровская, «ОстроВ»

 




Комментирование закрыто.