В Нидерландах врачи помогли уйти из жизни 29-летней девушке из-за ее расстройств психики

УНИАН

В январе 29-летняя голландка Аурелия Брауверс добровольно ушла из жизни. Эвтаназия легальна в Голландии, поэтому ее смерть была санкционирована государством.

Но молодая женщина не была смертельно больна: ей разрешили покончить с собой из-за психического заболевания.

Как пишет Би-би-си, в течение последних недель она проводила время с близкими, занималась рукоделием и каталась на велосипеде в Девентере — городе, который она обожала. Она также посетила крематорий, который выбрала для своей похоронной церемонии. «Мне 29 лет, и я решила добровольно уйти из жизни. Я приняла такое решение, потому что у меня много психических проблем, я страдаю невыносимо и безнадежно. Каждый мой вздох — пытка», — говорила Аурелия Броуверс. Ее желание умереть зрело долгие годы, в течение которых она страдала от психических заболеваний.

«Когда мне было 12, у меня была депрессия. Врачи сказали, что я страдаю пограничным расстройством личности, — рассказала Аурелия. — Затем последовали другие диагнозы — расстройство привязанности, хроническая депрессия, хроническая суицидальность, тревожность, психозы, я также слышу голоса». В последние две недели жизни Аурелия мучилась от постоянной тревоги и наносила себе увечья. Она также неоднократно пыталась убить себя. «Я предприняла где-то 20 попыток. Несколько раз мне почти удалось, но, как часто говорили врачи, у меня оказались крепкие легкие и сердце. Это чудо, что она выжила, говорили они», — вспоминала Аурелия. В ее последний полный день к ней в гости приехал ее любимый певец Марко Борсато.

В тот вечер Аурелия ужинала с друзьями — они смеялись и произносили тосты. Утром 26 января она написала последнее сообщение в соцсетях: «Я собираюсь в путь. Спасибо за все. С этого момента я больше недоступна». Близкие Аурелии собрались в ее спальне. Исполнять процедуру приехали два медика. Лечащие врачи Аурелии не одобрили ее запрос об эвтаназии, поэтому она обратилась в Levenseindekliniek — «Клинику конца жизни» — в Гааге. Это последняя инстанция для пациентов, чьи заявления были отклонены их собственным психиатром или семейным врачом. В прошлом году клиника вела наблюдение 65 из 83 случаев эвтаназии, одобренных по психиатрическим показаниям. На получение разрешения на подобную процедуру могут уйти годы, и одобрение дается только в 10% случаев.

«В случае с расстройствами личности желание умереть — частое явление. Если об этом желании заявляется многократно и при этом пациент прошел курс лечения своего расстройства, тогда его желание умереть следует рассматривать так же, как желание ракового больного, который говорит: я не хочу идти до конца», — говорит психиатр Кит Ванмехелен. Но далеко не все психиатры разделяют это мнение. Некоторые убеждены, что психиатры не должны соглашаться с пациентами, которые заявляют, что хотят умереть. «Как можно быть уверенным, что ее желание умереть не было признаком психического заболевания? Тот факт, что кто-то находит логическое объяснение ее желанию, не означает, что оно не связано с болезнью», — считает врач Фрэнк Кёрсельман, один из самых ярых противников эвтаназии по психическим показаниям. «Можно не заражаться их безысходностью.

Эти пациенты потеряли всякую надежду, но доктор должен быть рядом и вселять в них эту надежду. Надо, чтобы они знали, что вы никогда не сдадитесь в борьбе с их болезнью», — говорит медик. Смерть Аурелии Броуверс спровоцировала бурную общественную дискуссию далеко за пределами страны, о ней написали ведущие мировые СМИ. Никто не подвергал сомнению законость ухода Броуверс из жизни, но многие задавались вопросом: подразумевала ли подобные случаи поправка 2002 года, разрешившая эвтаназию. Эвтаназия психически больных людей вызывает всегда так много вопросов потому, что трудно установить, испробовал ли пациент все возможные способы лечения. Более чем половине таких пациентов, приходящих в клинику в Гааге за эвтаназией, отказывают в помощи именно на этом основании. Есть те, кто десятилетиями живет с психическими расстройствами. «Этих пациентов нельзя излечить так, как излечивают инфекцию. Их ситуация, скорее, схожа с диабетом: пациенты знают, что их болезнь — на всю жизнь, а врачи помогают им с ней справляться», — считает Фрэнк Кёрсельман.

Источник: УНИАН

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook.

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.