Время на стороне Запада в противостоянии «путинизму», — The Economist

ZN.UA

Путин_Сталин

Четыре года назад кандидат в президенты США от республиканцев Митт Ромни назвал Россию «геополитическим врагом номер один». Барак Обама тогда вместе с другими насмехался над своим соперником. Но как же радикально все изменилось.

Об этом пишет The Economist, передает ZN.UA

Россия с помощью хакеров пытается вмешиваться в американские выборы, ее осуждают за массовую бойню в Сирии и аннексию Крыма. Она постоянно напоминает о своем ядерном арсенале. Поэтому теперь слова Ромни стали распространенной мудростью. Пожалуй, единственный американец, который думает иначе сегодня – это Дональд Трамп.

Издание напоминает, что каждую неделю Владимир Путин ищет новые способы, как напугать мир. Недавно он разместил ракеты, способные нести ядерные боеголовки, рядом с Польшей и Литвой. На этой неделе он отправил авианосец в Северное море к британским берегам. Он пригрозил сбивать американские самолеты, которые будут атаковать войска сирийского деспота Башара Асада. Российский телевизионный эфир заполнен баллистическими ракетами и бомбоубежищами. А главный пропагандист России Дмитрий Киселев пригрозил, что «наглое поведение» может повлечь «ядерные последствия» и цитировал слова Путина о том, что «если драка неизбежна, то лучше ударить первым».

На самом деле, Россия вряд ли собирается воевать с Америкой. Большинство ее заявлений – это просто хвастовство. Однако она все равно представляет угрозу для стабильности и порядка. И первый шаг к противостоянию этой угрозе должно стать понимание, что российская воинственность – это не признак возрождения, а хронической и изнурительной слабости. Россия сейчас имеет дело со смертельными проблемами в экономике, политике и обществе. Ее население стареет и к 2050 году сократится на 10%. Попытка модернизировать страну благодаря большим доходам в годы высоких цен на сырье провалилась. Вместо этого Путин устроил огромное укрепление власти. С 2005 до 2015 года доля российского ВВП, которая приходится на государственные компании и общественность, выросла с 35% до 70%. Сначала российская экономика росла на 7% ежегодно, но теперь сокращается. Частично это произошло из-за санкций Запада, но коррупция и обвал цен на нефть ударили больше.

Кремль решает, кто будет богатым, а кто нет. Российский олигарх Владимир Евтушенков провел за решеткой три месяца в 2014 году, после чего отказался от своей нефтяной компании. Также Путин пытается компенсировать слабость дома агрессией заграницей. В во время протестов 2012 года городской средний класс показал ему, что он требует построения современного государства. Когда цены на нефть были высокие, Путину удавалось покупать поддержку. Теперь он поддерживает свою власть, развязывая войны заграницей и подпитывая национализм пропагандой. Он боится распространения западных идей, потому что российская политическая система, несмотря на жестокие репрессии, очень хрупкая.

Институты, которые поспособствовали бы развитию богатой России, такие как верховенство закона, свобода прессы, демократия и открытая конкуренция, представляют смертельную опасность для гнилого государства Путина. На Протяжении своего президентства Барак Обама думал, что Россия теряет свою силу, а значит на нее не стоит обращать внимание. Но слабая, незащищенная, непредсказуемая страна с ядерным оружием опаснее, чем даже СССР. В отличие от советских лидеров после Сталина, Путин правит сам без надзора со стороны «политбюро». Разрушения после Второй мировой войны его не обременяют. Он может оставаться у власти на протяжении многих лет. Возраст вряд ли отправит его в отставку.

Обама все чаще говорит правильные вещи о «путинизме». Но российский президент понял, что он может бросить вызов Америке и снова стать влиятельным. Западные санкции ухудшили положение простых россиян, но они также дали им внешнего врага, против которого они могут объединиться и кого Путин может обвинять во всех экономических неурядицах, вызванных его собственной политикой. Что же делать Западу? Время на его стороне. Режимы в процессе упадка рано или поздно рушатся из-за собственных противоречий. Из-за опасности просчета или неподтвержденной эскалации, Америка должна продолжить вести прямой диалог с Путиным, даже если опыт такого контакта мрачен, как сегодня. Успех не измеряется договоренностями и перемириями, а снижением вероятности ошибки в отношении России.

Ядерный просчет – худший из всех возможных. Поэтому на переговорах нужно также поднимать вопросы контроля за ядерным вооружением, улучшения прямых связей между военными в надежде на то, что вопрос ядерных арсеналов будет отделен от других споров, как это было во времена Холодной войны. Добиться этого будет сложно, потому что чем больше Россия будет падать, тем больше она будет считать ядерное оружие своим главным преимуществом.

Другая плоскость конфликта с Россией будет касаться ее соседей. Война в Украине показывает, как Путин может дестабилизировать их, если они захотят сойти с российской орбиты. Следующий президент США должен объявить, что если Москва попытается применить такую тактику против членов НАТО, таких как Латвия или Эстония, весь альянс будет считать это нападением.

Кроме того, Запад должен четко дать понять, что если Россия решит пойти на полномасштабную войну против Грузии и Украины, он сохраняет за собой право вооружить эти страны. Также, прежде всего, Запад должен быть уверенным в себе. Москва не может предложить миру привлекательную идеологию или видение. Но ее пропаганда нацелена на то, чтобы убедить всех, что Запад такой же коррумпированный, как и Россия, и что его политическая система – это такое же мошенничество, как и российская система.

Кремль хочет разделить Запад, чтобы он потерял веру в свою способность формировать мир. Поэтому в ответ ЕС и США нужно быть едиными и твердыми в своей позиции.




Комментирование закрыто.