В России назревает политическая напряженность, — Financial Times

ZN.UA

metro-sennaya-ploshhad_peterburg

После теракта в Санкт-Петербурге, который унес жизни 14 человек и ранил еще около 50, Россия встала не только перед причиной трагедии, но и перед потенциальным началом турбулентной внутренней политики.

Об этом сегодня пишет Financial Times, передает ZN.UA

Российская власть назвала подозреваемым гражданина России киргизского происхождения Акбажона Джавилова, который якобы подорвал себя в вагоне метро. Внимание к выходцу из Центральной Азии указывает на ключевой террористический риск для России. Ее военное вторжение в Сирию и поддержка режима Башара Асада убедили многих мусульман-суннитов в России и бывших советских республиках в том, что Москва объявила им войну. Также мигранты-мусульмане из центральноазиатских стран, которые приезжают в Москву на заработки, где их часто дискриминируют и маргинализируют, стали легкой добычей для террористов, которые занимаются вербовкой.

Российские политики часто говорят о том, что главной целью их страны остается искоренение исламского терроризма, помня о значительном мусульманском населении в РФ. Издание напоминает, что Северный Кавказ остается неспокойным регионом. Россия провела две кровавые войны в Чечне после распада СССР. Она смогла взять республику под контроль благодаря лояльному Рамзану Кадырову. Но и он часто конфликтует с российскими чиновниками. Кроме того подпольные движения до сих пор действуют и в Дагестане. Вместе с тем, взрыв в петербургском метро — это первый подобный случай в сердце России за более чем три года. И он создает внутриполитическое напряжение. Теракт произошел менее чем через неделю после того, как десятки тысяч молодых россиян вышли на улицы с антикоррупционными лозунгами.

Протесты прошли в 90 городах по всей России. Это была крупнейшая акция за 5 лет. Через несколько часов после взрыва критики Кремля в соцсетях начали высказывать страхи, что власть использует трагический случай для оправдания закручивания гаек и подавления возрожденной оппозиционной активности.

«Как вы думаете, кто стоит за терактом: ФСБ/спецслужбы или какие-то другие террористы?» — написал правозащитник Вадим Коровин, намекая на широко распространенные подозрения, что взрывы в Москве в 1999 году были устроены властью, чтобы Путин мог начать вторую кровавую войну в Чечне.

В свою очередь, российский провластный журналист Илья Ухов написал, что оппозиция может использовать любой сценарий подавления несогласных после теракта в Санкт-Петербурге как оправдание, почему она не смогла добиться значительной политической поддержки.




Комментирование закрыто.