Убытки от аннексии Крыма Правительство оценивает в триллион гривен

Deutsche Welle

Яценюк

В марте 2014 года Российская Федерация в нарушение международного права осуществила аннексию Крыма. Ей понадобился почти год, чтобы провести перераспределение собственности.

Как заявила самопровозглашенная власть Крыма, с 1 марта 2015 перечень «национализированных» объектов не может быть дополнен. Еще 27 февраля был принят сразу 13 решений, которыми были отчуждены целый ряд объектов собственности.

За год, как указано в заявлении МИД, обнародованном во вторник, 17 марта во Крыму было незаконно национализировано 400 украинских предприятий, захвачены 18 газовых месторождений. Среди крупнейших «национализированных» после аннексии предприятий — «Черноморнефтегаз».

Как заявлял премьер-министр Арсений Яценюк, самопровозглашенной властью Крыма конфискованы более двух миллиардов кубометров газа, который принадлежал Украине.

В мае глава правительства оценивал отчужденную собственность в «сотни миллиардов долларов». Тогда Яценюк пообещал обратиться по этому поводу в Стокгольмский арбитражный суд. При этом Генеральная прокуратура Украины только в октябре начала производство по факту завладения имуществом «Черноморнефтегаза».

Председатель экспертного совета при министерстве юстиции Украины Георгий Логвинский сообщил Deutsche Welle, что по предварительному заключению, убытки составляют 1,2 триллиона гривен. «Эта сумма будет значительно увеличена», — отметил он и добавил, что это данные по более чем четырем тысячам предприятий, межведомственная рабочая группа кабинета министров Украины продолжает анализировать потери.

«Речь идет о стоимости активов и потерях, связанных с недрами, с ведением бизнеса. Мы будем возмещать, в том числе, и недополученные доходы», — уточнил Логвинский.

Председатель экспертного совета рассказал, что Украина подала три иска в Европейский суд по правам человека, первый из них касается права на собственность.

«Сейчас идет стадия коммуникации по обращению в Суд справедливости ООН», — добавил Логвинский.

Кроме того, возбуждены уголовные производства, на основании которых по решению украинских судов «будут привлекаться наши предатели, организаторы преступления и соучастники, среди которых может быть и «Газпром». В качестве примера выполнения такого судебного решения, Георгий Логвинский привел возможность ареста газохранилища российского монополиста в Латвии согласно договору взаимного признания судебных решений между двумя странами.

В среду, 11 марта 2015 Арсений Яценюк на заседании правительства рассказал, что «Украина обратилась с двумя исками в Европейский суд по правам человека относительно незаконной аннексии Крыма». Кроме того МИД завершил первый этап консультаций по иску против РФ за нарушение Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма, планируется второй этап и подачи иска в Международный суд ООН.

«Мы рассматриваем все возможные международно-правовые меры по привлечению России к ответственности», — передает слова Яценюка официальный сайт кабмина.

Глава украинского правительства также предложил принять закон, который бы позволил «судить иностранные государства в украинских судах, если такие иностранные государства совершили незаконные действия по отношению к украинским гражданам или компаниям». По мнению Яценюка, это позволит украинским предприятиям защищать свою собственность, «национализированную» на территории Автономной республики Крым.

Скептически к этой инициативе относится старший партнер юридической фирмы «Ильяшев и Партнеры» Роман Марченко

«Общий принцип международного права состоит в том, что государство имеет полный иммунитет от подобных исков. Если мы будем говорить о решении против государства, то оно хоть и может быть вынесено, но оно будет абсолютно невыполнимо», — объясняет юрист.

Роман Марченко отмечает, что такая же инициатива, но по отношению к иностранным компаниям, имеет определенные перспективы.

«Если речь идет не о государстве, а о компании, то, например, английское или американское законодательство позволяет подобные вещи — судиться с иностранными компаниями на своей территории», — объясняет эксперт.

По его словам, это касается и российских государственных компаний.

Так называемая «национализация» в Крыму осуществлялась не по решению суда, а через постановления самопровозглашенного «Государственного совета» Крыма. В Севастополе местные депутаты отклонили 28 февраля законопроект «О национализации», в частности, чтобы не «отпугивать потенциальных инвесторов», говорится в сообщении сайта «Законодательного собрания города Севастополя». Поэтому местному «правительству» пришлось принимать соответствующее постановление, которым было отчуждено 12 предприятий.

Это «Севастопольский морской завод» и связанные с ним компании, принадлежащие президенту Украины Петру Порошенко. Только одно предприятие — «Конструкторское бюро радиосвязи» — не связывают с Порошенко.

Роман Марченко видит несколько путей возмещения убытков, причиненных аннексией. «Номер один: подавать в украинские суды. Но это дело бесперспективное, потому что украинское законодательство не признает решений» Государственного совета Крыма «. То есть, нет необходимости признавать их недействительными в Украине, они и так считаются ничтожными», — пояснил юрист.

Решение же о возмещении убытков будет невозможно выполнить на территории РФ.

Второй путь — это обращение к российским судам.

«Российским властям будет очень трудно мотивировать законность таких решений «Государственного совета Крыма», потому что сама конституция РФ не предусматривает возможности подобной конфискации», — отмечает Марченко.

Если признать такие решения законными, то это откроет путь для подобных решений местных органах власти в других регионах России, добавляет адвокат. По его словам, в случае проигрыша в судах, можно обращаться в Европейский суд по правам человека и требовать конфискации уже от Российской Федерации.

Поскольку Киев не признает аннексии Крыма, то необходимо выбирать правильные формулировки. «Если мы говорим об исках государства, то, конечно, мы не можем требовать стоимости имущества, потому что это будет признание аннексии.

Сейчас Украина не может пользоваться своим имуществом в Крыму, поэтому иск должен формулироваться: компенсация за невозможность пользования своим имуществом в определенный период» , — отмечает Роман Марченко.

Кроме того, он советует возбуждать уголовные производства в Украине и всех причастных подавать в розыск.

«Чтобы эти люди, как минимум, не могли выехать на территорию цивилизованных стран и ездили только в РФ. Это первое, что нужно было сделать», — заключает собеседник DW.




Комментирование закрыто.