The New York Times: Украинская армия становится все эффективной в борьбе с мятежниками

The New York Times:

Бронетехника сепаратистов ДНР

Когда пророссийские повстанцы впервые появились на востоке Украины в апреле этого года, государственные силы правопорядка были парализованы. «Однако на прошлой неделе, после того как президент Петр Порошенко прервал перемирие и приказал войскам силой покончить с восстанием, на фронт, кажется, прибыла совсем другая украинская армия».

Об этом пишет в  The New York Times корреспондент издания Дэвид Хершенхорн.

«Солдаты вернули важный пропускной пункт на российской границе, выдавили повстанцев из давно занимаемого ими Славянска и в воскресенье [6 июля] начали затягивать петлю вокруг областной столицы Донецка накануне возможного решающего сражения», — говорится в статье.

По большинству показателей украинские вооруженные силы остаются в плачевном состоянии. Однако тысячи добровольцев, записавшихся в новые подразделения, денежные пожертвования простых граждан и активные усилия по починке и модернизации бронетранспортеров и другой техники пошли им на пользу. Кроме того, помощь поступила и из-за рубежа: с марта этого года США выделили на оборонные нужды Киева 23 млн долларов.

Однако, по словам экспертов, еще важнее была реорганизация структуры командования и важнейшая психологическая перемена: солдаты преодолели нежелание открывать огонь по согражданам. «Они преодолели психологический барьер, из-за которого военные боялись стрелять по людям, — рассказал корреспонденту Николай Сунгоровский, директор военных программ киевского Центра Разумкова. — Он появился у них после Майдана, после смерти той сотни, страх стрелять не просто в людей, но в собственный народ. После того как силы несколько реструктурировались и стало ясно, кто свои, а кто — враги, боевые действия стали более эффективными».

Боязнь российского вторжения и психологический барьер солдат — вполне реальные проблемы, однако большинство проблем украинской армии носили более конкретный характер. «Например, когда в феврале российская армия захватила Крым, армия Украины съежилась до 128 тыс. человек, включая гражданских — это примерно 1/10 от численности советских времен», — сообщает автор статьи.

С началом восстания на востоке страны армия столкнулась с совершенно другим и еще более сложным вызовом — «коварным видом боевых действий с участием повстанцев в масках, которые выглядели и действовали как террористы, но имели доступ к оружию и разведданным из России — одной из наиболее продвинутых в военном плане держав».

По словам Андрея Парубия, секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины, страна была не готова к такой войне.

«Я уверен, что существует множество других стран, которые не готовы — вернее, чьи вооруженные силы не готовы — к такому типу войны, — заявил Парубий. — Мы, конечно, изучали опыт Хорватии и Израиля, но здесь добавилось много новых черт. И если Россия сочтет этот опыт успешным, он может быть с легкостью использован в любой из стран Прибалтики и даже в Белоруссии с Казахстаном».

«Если мы не остановим Путина здесь, никто не знает, где его Гиркины (Гиркин — настоящая фамилия министра обороны ДНР Игоря Стрелкова. — Прим. ред.) появятся в следующий раз», — предостерегает секретарь СНБО.

«Главная тактика российских саботажников такая: захватить здание, разместить в нем вооруженный гарнизон и устроить рядом с ним пикет, как правило, из коммунистов, который будет служить живым щитом, — объясняет Парубий. — Так они сделали в Луганске. Там есть пятиэтажка, у которой каждое окно — огневая точка, а рядом с домом пикет из 500 человек».

«Когда мы говорим «Альфе», спецподразделению СБУ по борьбе с терроризмом, войти в здание и провести операцию, они отвечают: «Уберите людей, потому что операция возможна лишь тогда, когда мы можем войти без потасовки с гражданскими». Когда мы говорим войскам МВД организовать коридор и оттащить гражданских, они говорят: «Как мы это сделаем, когда в нас из окон целятся террористы. Мы не можем выполнить задачу», — жалуется чиновник.

«По выражению одного коллеги из США, мы должны ремонтировать самолет в полете», — резюмирует Парубий.

Как отмечает Алексей Мельник из Центра Разумкова, несмотря на последние улучшения, работа армии еще не закончена: «Пока еще рано делать оценки вроде «Вау, это огромный успех». В Донецке что-то затевается. Эти сепаратисты, террористы — как бы мы их ни называли — решили превратить его в свою цитадель».

Источник: Inopressa




Комментирование закрыто.