Таджикистан очутился на пороге своей «арабской весны»

"Хвиля"

Противостояние все больше приобретает принципиальное значение, при этом в процесс оказались вовлечены не только представители таджикского духовенства, но и верующая часть страны, составляющая подавляющее большинство граждан. Этот фактор дает все основания прогнозировать приближающийся раскол в обществе, так как речь идет об обвинениях, выдвинутых нынешним муфтием Таджикистана против семейства Тураджонзоды, являющегося суннитами, в их принадлежности к шиитскому направлению в исламе.

Интерес к этому противостоянию подогревает еще и тот факт, что конфликт всеми силами подогревается со стороны президента Таджикистана Эмомали Рахмона, который практически самолично утвердил на высокой должности Саидмукаррама Абдулкодирзода.

В то же время эксперты и специалисты, а также люди, приближенные к таджикским властным кругам, говорят о том, что этот «спор» инициирован для того, чтобы окончательно сместить позиции семьи Тураджонзоды, чьи представители имеют большой вес в глазах мусульман.

Этот фактор, естественно, делает их опасными для действующего муфтия, чьи действия неоднократно подвергались критике со стороны Ходжи Акбара Тураджонзода, радеющего за традиционный ислам. Одним из обвинений в адрес действующего муфтия стали неоднократные заявления Ходжи Акбара Тураджонзода о том, что Саидмукаррам Абдулкодирзода является сторонником построения в Таджикистане исламского халифата салафитского толка.

Эти обвинения не безосновательны, так как пользуясь доверием абсолютно отошедшего от дел духовенства, пребывающего практически постоянно в алкогольном опьянении и разврате Эмомали Рахмона новый муфтий продвигает прежде всего людей, подозреваемых в исповедовании нетрадиционного ислама.

Под его покровительством в республике активно растет число имамов, придерживающихся идеологии «салафитов». При этом спецслужбы, правоохранительные органы и официальное духовенство смотрят на это сквозь пальцы и создают почву для разгула в стране экстремизма. Так, недавно назначенные Абдулкодирзода имамы г.Турсунзаде МАбдурахимов и населенных пунктов «Каратог» и «Сешанба» И.Шарипов и А.Идиев, придерживаются идеологии «салафитов», организовывают в мечетях «худжры» для несовершеннолетних детей, направляют их на учебу в Саудовскую Аравию.

Другая инициатива Саидмукаррама Абдулкодирзода — о многоженстве — также не раз подвергалась критике. И хотя муфтий своим личным примером практически узаконил такие отношения, большой популярности эта инициатива не получила. Отчасти потому, что муфтий женился на известных в Таджикистане певицах Гулру Табаровой и Бунафше Рачабовой, снискавших популярность не столько своими вокальными данными, сколько развратным и разгульным поведением.

Все это создало предпосылки для «закручивания гаек» Ходжи Акбару Тураджонзода со стороны официального духовенства, действующего под непосредственным руководством председателя Совета улемов и руководителя Таджикистана.

В средствах массовой информации началась травля братьев-суннитов Тураджонзода в проведении в декабре 2011 года в соборной мечети «Мухаммадия» шиитского обряда «Ашуро» (воспоминания внука пророка Мухаммада Имама Хусейна и проклятие имени его убийцы Язида). В силу этого решением главы Комитета по делам религий Абдурахима Холикова братья Тураджонзода Нуриддин и Махмуджон были отстранены от должностей имам — хатибов и приостановлена деятельность их мечети «Мухаммадия».

Неприятности обрушились и на семейный бизнес. Есть все основания утверждать, что именно по наводке Абдулкодирзода салафиты подожгли хлопзавод, принадлежащий известному семейству. Дехканам республики запретили продавать его семье хлопок (до 2010 года хлопзаводы Тураджонзоды покупали у хозяйств 14-15 тыс. тонн хлопка-сырца, однако в 2011 году им удалось купить лишь 2,3 тыс. тонн).

Как утверждает сам Ходжи Акбар Тураджонзода для выяснения причин такого явного нажима со стороны официального духовенства и политической власти он хотел лично встретиться с президентом, однако лидер нации не только не принял, но и назвал его семью «агентами» российского ФСБ, что только усугубило «внимание» к ним со стороны ГКНБ. В ответ на такое «непонимание» бывшего соратника Тураджонзода намекнул, что если невменяемый сегодня президент «не придержит лошадей», он столкнется с проблемами, схожими с теми, с которыми сталкивались лидеры стран, где прогремела «арабская весна». При этом Тураджонзода имел в виду своих друзей из числа местных влиятельных исламистов, имеющих более 2 тысяч боевых мюридов Раштской долины для осуществления любых протестных мероприятий.

Но Эмомали Рахмон не пошел на уступки. Более того, недавно завершился судебный процесс, который вынес незаконный вердикт в отношении иска Ходжи Акбара, где не были рассмотрены предоставленные опровергающие факты о невиновности его семьи. После чего Тураджонзода выложил на стол свои козыри, поведав общественности о планах таджикского лидера в отношении киргизов, которые уже давно зреет в коридорах ГКНБ и Совета улемов.

Стало известно, что в Таджикистане была сформирована «группа смертников» из числа боевиков ОТО и ИДУ, которые уже направлены в Кыргызстан для дестабилизации внутриполитической обстановки и разжигания межнационального конфликта в Кыргызстане. Кроме того, погранслужбам страны поручено при каждой возможности провоцировать конфликтные ситуации с пограничниками Кыргызстана.

Как дело повернется дальше прогнозировать сложно. Конечно, в руках у Рахмона остается так называемый административный ресурс, однако, как мы уже неоднократно наблюдали, этот ресурс мало помогал лидерам других стран. Ему всегда противопоставлялся ресурс хоть и общественный, но определенно управляемый. И кто сегодня даст гарантии, что в случае с Таджикистаном управление на себя не возьмет тот же Тураджонзода, уже доказавший свою решимость и способность вести активные действия во время гражданской войны в 1992-1997 годах, когда он был одним из лидеров Объединенной таджикской оппозиции, возглавлявшим ее исламское крыло?

источник: ЦентрАзия




Комментирование закрыто.