Путин проиграл при обмене пленными с Украиной, — Bloomberg

InoPressa

Надежда Савченко

Когда российский суд приговорил украинскую летчицу Надю Савченко к 22 годам лишения свободы в марте, она обрушилась на «тоталитарный режим» президента Владимира Путина, вскочила на скамью и показала судье средний палец.

Об этом пишет обозреватель Bloomberg Views Леонид Бершидский, передает InoPressa.

«Ей, ее адвокатам, прокурору и судье было ясно, что она не отсидит свой срок — ее обменяют. В среду ее обменяли, и это одновременно положило конец двум сюжетным линиям в мучительной, запутанной истории конфликта на Восточной Украине и проиллюстрировало резкое различие между двумя постсоветскими режимами», — полагает автор.

«Обмен пленными во время необъявленных войн — почтенная традиция», — иронизирует автор, напоминая об известном эпизоде из недавнего фильма Стивена Спилберга «Шпионский мост», а также об обмене сотрудника службы безопасности Эстонии Эстона Кохвера на осужденного за шпионаж в пользу России Алексея Дрессена в сентябре 2015 года.

«Тот же самый добровольческий батальон, в котором сражалась Савченко, взял в плен двух раненых оперативников ГРУ — Евгения Ерофеева и Александра Александрова. Оба признали свою принадлежность к организации. Однако ГРУ быстро заявило, что они были уволены за несколько месяцев до этого и если они сражались на Украине, то только как волонтеры, помогавшие повстанцам», — напоминает автор.

«Контраст с Савченко не мог быть более разительным. Россия, как представляется, мало заботилась о своем личном составе, захваченном на Украине: возможность отрицать их причастность оказалась важнее», — отмечает Бершидский.

Путин, очевидно, ждал, пока украинская судебная машина вынесет приговор Ерофееву и Александрову (они получили по 14 лет тюрьмы), чтобы начать переговоры, говорится в статье.

В киевском аэропорту «Борисполь» Савченко радостно встречала толпа журналистов и политиков. «Как мы вернули Надю, — заявил Петр Порошенко, приславший за ней президентский самолет, — так мы вернем под украинский суверенитет Донбасс и Крым». Вероятно, это было просто искреннее ликование лидера, который страдает от недостатка хороших новостей в последнее время, комментирует Бершидский.

«В московском аэропорту «Внуково» Александрова и Ерофеева встречали только их жены. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков заявил, что президент не планирует встречаться с ними. В то время как Савченко пожинает лавры и дебютирует в качестве политика националистического толка, возможно, привлекательного для радикальных сил, два оперативника ГРУ затерялись в безвестности», — говорится в статье.

«И Россия, и Украина несут ответственность за этот конфликт. Ультранационалистический батальон Савченко «Айдар», скорее всего, был бы запрещен в любой европейской стране. Однако история Савченко и двух ГРУ-шников показывает, почему Украине сочувствовать легче, — рассуждает автор. — Яркое, демонстративное неповиновение Савченко и ее горячая поддержка на родине были более чистыми, более человечными, чем официальное отречение России от Александрова и Ерофеева и их неохотное спасение. Кроме того, у Савченко гораздо более убедительное объяснение того, как она оказалась в плену, чем у российских военнослужащих: она защищала свою страну».

«В этом смысле обмен не был равнозначным. Украина одержала моральную победу», — заключает Бершидский.




Комментирование закрыто.