Почему Владимир Путин обвиняет Украину в терроризме, — Time

InoPressa

Путин

Это была бы самоубийственная миссия — и довольно бесполезная. Но примерно такую картину обрисовал в среду российский президент Владимир Путин, обвинив украинских диверсантов в попытке проникнуть в Крым и совершить то, что он назвал террористическим актом.

Об этом пишет журналист Time Саймон Шустер, передает InoPressa.

Он сообщает, что на российских телеканалах даже показывали оружие, которым украинцы якобы пытались воспользоваться, в частности, «бомбы, сделанные из пластиковых бутылок из-под газировки».

Как отмечает Шустер, у украинской армии все-таки остались военные заводы, чтобы вооружить своих солдат, которым не пришлось бы делать бомбы вручную. «Кроме того, чего они хотели добиться этим оружием? После аннексии Крыма в 2014 году российские вооруженные силы запечатали его почти так же плотно, как свои запасы ядерного оружия — которое, кстати, Россия угрожала использовать для защиты Крыма в случае необходимости». Так что любая украинская схема обратного захвата Крыма с участием банды саботажников-любителей была бы глупой, бессмысленной и обреченной на провал, говорится в публикации.

Что же на самом деле случилось? Понять трудно, признает Шустер. «По данным местных СМИ, судя по всему, в течение выходных на границе была вспышка военных действий, а Россия передвигала войска в сторону этой территории со своей масштабной крымской военной базы. Но Украина заявляет, что не предпринимала попыток пересечь существующую де-факто границу, и настаивает на том, что Россия просто пытается изобрести предлог для нового вторжения».

«Судя по тому, что мы знаем, у Путина может быть на уме пара сценариев, из которых более вероятный — наиболее банальный. России нужно, чтобы Запад отменил санкции, введенные в ответ на захват Крыма», — полагает Шустер. Для этого нужно, чтобы Россия и Украина соблюдали условия мирного соглашения, подписанного в феврале; сейчас сделка находится на мертвой точке, и Киев и Москва обвиняют друг друга в невыполнении своей части условий.

В среду Путин снова попытался убедить Запад, что виновата на самом деле Украина, сообщает журналист, цитируя высказывание российского президента: «Думаю, для всех уже очевидно, что сегодняшние киевские власти не ищут способы решения проблем путем переговоров, а переходят к террору». «Иными словами, бессмысленно сохранять санкции против России, когда тупик в мирных переговорах — целиком вина Киева», — поясняет Шустер.

«Продвигая ту же повестку, Россия также поддерживала продолжающийся диалог об Украине с США, используя те же аргументы, чтобы добиться отмены американских санкций. Эти усилия распространились даже на Сирию, где Россия пыталась сформировать союз с США в борьбе против террористов ИГИЛ (запрещено в РФ. — Прим. ред.)», — рассказывает журналист Time. «Все это должно было убедить США, что кризис на Украине нужно отложить на потом (а все связанные с этим санкции следует отменить), чтобы ведущие военные державы сосредоточились на террористической угрозе, исходящей из Сирии».

Но, кажется, США на это не купились. «В четверг посол США на Украине Джеффри Пайетт заявил, что не видел ничего, подтверждающего заявления России о диверсионной миссии против Крыма», — сообщается в публикации.

Шустер полагает, что заявления Путина в среду могут стать таким же casus belli (лат. «формальный повод для объявления войны». — Прим. ред.), как сфальсифицированные накануне оккупации Крыма сообщения о том, что власть в Киеве захватили фашисты. Кроме того, они «указывают на другой сценарий, который Путин может обдумывать».

«Чтобы по-настоящему закрепить свою власть над этой территорией, России понадобится либо потратить огромное количество денег на новую инфраструктуру — мосты, линии электропередачи, энергетические трубопроводы и так далее — которая свяжет Крым с материковой Россией, или же начать тотальное вторжение на Украину, чтобы обеспечить себе сухопутный коридор, идущий по восточным и южным регионам страны до самого Крыма», — полагает Саймон Шустер.

«Но Путин, скорее всего, понимает, что не может себе позволить ни того, ни другого, по крайней мере в ближайшее время. С тем количеством его военной огневой мощи, которое занято в Сирии, объявление полномасштабной войны Украине — которая последние два года создавала защиту как раз против такого типа нападения — потребует невероятного напряжения от российских вооруженных сил. Также совсем неясно, поддержит ли такую войну российский народ», — сообщает журналист, ссылаясь на данные опросов, согласно которым русские сейчас больше всего боятся «международной напряженности, конфликтов между странами и военных действий».

С учетом спада цен на нефть и сокращения национальной экономики почти на 4% в прошлом году, России нужно, чтобы Запад позволил возобновиться нормальным торговым отношениям, говорится в публикации. Как полагает Шустер, Путин слишком горд и слишком озабочен своим имиджем, чтобы просить США и Европу отменить эмбарго. «Но он может, по крайней мере, попытаться достичь тех же целей, представляя руководство Украины как группу террористов. Как минимум это означает предложить западным лидерам отойти от их продолжающейся поддержки в адрес Украины. Теперь им предстоит решить, принимать ли такое предложение».




Комментирование закрыто.