Переговоры о местах в списке БПП велись с Президентом напрямую, — Найем

Левый берег

Мустафа Найем

Переговоры о включении Мустафы Найема, Сергея Лещенко и Светланы Залищук в список Блока Петра Порошенко на последних парламентских выборах велись напрямую с Президентом Петром Порошенко, а не через посредников.

Об этом в интервью программе «Левый берег» с Соней Кошкиной рассказал теперь уже народный депутат от БПП Мустафа Найем.

По его словам, идея участия в выборах родилась еще во время прохождения стипендиальной программы в Стэнфорде. После обсуждения с коллегами — Сергеем Лещенко и Светланой Залищук — решение было принято окончательно.

«Первый раз нас, вдохновленных этой идеей, собралось человек 12: я, Сережа Лещенко, Светлана Залищук, Виктория Сюмар, Егор Соболев, Аня Гопко, Василий Гацько. Шабунин был, по-моему, тогда не с нами, он уже договаривался с другими. Изначально мы все хотели попасть в один список. Договоренность действительно была с (Юлий Тимошенко — ред.), — заявил Найем. Однако люди разошлись по разным спискам (Анна Гопко примкнула к «Самопомощи, Василий Гацько — к Анатолию Гриценко — ред.) и переговоры с «Батькивщиной» не состоялись.

Не было никаких хороших условий. Мы — я, Сережа (Лещенко — ред.) и Светлана (Залищук — ред.) — точно понимали, что не просим места в списке. Мы знали, что мы им (политикам — ред.) нужны — мы лучше их в электоральном плане. Второе: мы понимали, что они попытаются нами прикрыться. Мы же не дураки. Это было понятно и видно. Третье: мы были искренними — за нами никто не стоял, никто не мог заподозрить чье-то влияние. Поэтому мы были выгодны. У нас была репутация и долгая история, мы были понятны, при этом — не «люди с улицы», не лоббировали ничьи интересы. Да, Юлия Владимировна согласилась выделить нам какое-то количество мест в списке», — рассказал Найем, добавив при этом, что Тимошенко согласилась выделить «молодым» кандидатам 10 мест в списке.

В то же время, после сорвавшихся договоренностей с «Батькивщиной», была предпринята попытка договориться с лидером «Самопомощи», мэром Львова Андреем Садовым.

«Мы разговаривали — после Тимошенко — с господином Садовым, который сказал, что перезвонит и не перезвонил. Какое-то непонимание из-за этого осталось до сих пор», — отметил нардеп.

«Еще очень важный момент. Когда мы сели и посмотрели друг другу в глаза — я прекрасно помню этот момент – мы дали четко понять: для нас это — “транспорт”…Думаю, это все подтвердят. У нас не было другого способа попасть в парламент. Мы четко осознавали, что идем в команды, которые не идеальны, к которым у нас есть вопросы. И выбирать, в общем-то, не из чего», — рассказал Найем.

При этом он заявил, что переговоры о местах в списке БПП инициировал сам, предложений от партии не поступало.

«Я впервые это скажу — и для нашей фракции, и для всех — мы не договаривались через Стеця. Более того, нам никто ничего не предлагал.

Мне кажется, я не обо всем должен — в силу уважения к должности, которую занимает этот человек — рассказывать. Поэтому детали упущу, расскажу только канву. Предложение исходило от меня. Я позвонил и сказал, что мы хотели бы поговорить. Разговор состоялся, абсолютно открытый. Мы рассказали, что вели переговоры и с другими партиями. Кроме того, у нас было четкое понимание, что мы идем только втроем — ни один, ни два, ни в разных местах избирательного списка. Чтобы не вышло, что кто-то попал, а кто-то не попал. Или все трое, или никто. Честно говоря, переговоры шли долго», — отметил нардеп.

Однако окончательное решение об участии в выборах, по его словам, было принято не сразу.

«После первого раунда (переговоров — ред.) мы передумали. Я не мог спать. Потому что, с одной стороны, были огромные сомнения. Меня не поддерживали ни отец — сказал, что это неправильная история — ни брат, ни близкий человек. Я понимал, что это — большие репутационные потери. Потом долго думали, советовались друг с другом. Вплоть до того, что выписывали на листик плюсы и минусы. В итоге приняли решение – окей (в пользу сотрудничества с командой Президента, — С.К.)», — заявил Найем.

«Но коммуникация была прямая (с Президентом — ред.)! От Юрия Стеця мы узнали номера в списках, это правда, также мы от него получили приглашение на съезд, но во всем остальном с Петром Алексеевичем была прямая коммуникация. Почему для нас это было важно? Это – политика, мы изучали ее десять лет и мы понимали – никому не в обиду – что нас попробуют использовать», — резюмировал он.




Комментирование закрыто.