О чем говорил Порошенко на пресс-конференции: кратко о главном

Лига

порошенко инт

Сегодня президент Петр Порошенко дал вторую в этом году большую пресс-конференцию. Вероятно, это мероприятие больше привлекло интерес медиа, чем общественности: аккредитовались 230 журналистов из более 100 СМИ, прямую трансляцию вели как на телевидении, так и в интернете. В течение двух часов журналисты задавали главе государства вопросы — о войне, офшорах, олигархах, черной кассе Партии регионов.

Лига предлагает кратко ознакомиться с самым важным из сказанного президентом — в 10 тезисах.

О новой коалиции

Мы сформировали новую коалицию, новое большинство в Верховной Раде, было сформировано новое правительство. И Кабинет министров предложил обществу план неотложных действий, который одобрили стратегические советники из числа самых успешных реформаторов из стран Центральной Европы. Открылось второе дыхание в проведении изменений в стране, принимаются самые важные стратегические и тактические решения.

О кредитных гарантиях США

Буквально два часа назад в помещении Администрации президента с моим участием было подписано соглашение с США о предоставлении нашей стране кредитных гарантий на сумму 1 млрд долларов. Мы очень долго шли к этому соглашению. Этот миллиард, который будет зачислен в золотовалютные резервы и дает возможность создать финансовую подушку реформ, очень нужен. Речь не только о деньгах — это знак доверия к нашей стране со стороны наших западных партнеров, это вотум доверия Украине.

О судебной реформе

Вчера, я убежден, была общая победа всех украинцев. Вчера Верховная Рада поддержала предложенный мной законопроект о судоустройстве и статусе судей, и вчера были проголосованы конституционные изменения в части судебной реформы. Что главное в этой реформе? Это восстановление справедливости, это восстановление правды, которую невозможно вернуть в жизнь людей без изменений в судах. Это завершение масштабной перезагрузки всех ветвей власти.

О безвизовом режиме с ЕС

У нас в СМИ было очень большое беспокойство, даже критика, что на комитете был поставлен вопрос о непредоставлении Украине безвизового режима. Я хочу подчеркнуть, что это не соответствует действительности. На сегодняшний день дискуссия ведется вокруг одного пункта — механизма приостановки безвизового режима не Советом ЕС, а Еврокомиссией. Мы не имеем ничего против. Мы уверены, что Украина способна выполнить все взятые на себя обязательства. Единственное, вокруг чего сейчас идет дискуссия, это то, когда будет введен безвизовый режим. Мы делаем все возможное, чтобы и парламент, и Рада рассмотрели это до лета. Не исключено, к сожалению, что это может произойти в сентябре. Но я остаюсь оптимистом, что в 2016 году Украина получит безвизовый режим.

Об офшорах

Никакого офшорного скандала не было. Было объективное, профессиональное расследование Дмитрия [Гнапа] и целой команды журналистов, которые нашли несколько фактов. Что была зарегистрирована компания, которая занималась выводом денег из Украины, они имели убедительные доказательства, которые показали зрителям. Ответ: компания не имела банковского счета, никаких переводов не было и не могло быть. Компания не использовалась и не могла использоваться ни для минимизации, ни для каких-либо других вещей, и создана с одной целью — передачи активов президента Порошенко в слепой траст, чтобы отделить власть от бизнеса, что я и обещал.

О нулевом прогрессе по Донбассу и выборах в ОРДЛО

К сожалению, прогресс в этом году, в последние две недели в том числе, по Донбассу почти нулевой. Наоборот, произошло обострение оперативной обстановки. Будут ли проведены выборы, которые предусмотрены минскими соглашениями? Выборы в Донбассе могут пройти только по украинскому законодательству, они могут пройти, когда мы обеспечим механизм восстановления украинского суверенитета над отдельными районами Луганской и Донецкой областей. Мы все четко подчеркиваем, что логика минских соглашений предусматривает, что сначала должен быть выполнен компонент в сфере безопасности, а потом в силу вступает политический компонент.

Компонент минских соглашений в сфере обеспечения безопасности предусматривает не только прекращения огня. Этого будет недостаточно. Должны быть установлены на линии столкновения постоянно действующие наблюдательные пункты, которые гарантируют выполнение условия о безопасности. Также должны быть установлены посты международных сил, которые будут находиться в местах хранения оружия и на неконтролируемом участке украинско-российской границы.

О ночных визитах олигархов в Администрацию президента

За два года президентства я в Администрации виделся с [Ринатом] Ахметовым, может, два раза. Ахметов, я точно это знаю, чаще посещал Администрацию президента и встречался с другими лицами. С Коломойским я виделся чаще, особенно, когда он был главой областной госадминистрации. С [Игорем] Коломойским последний вопрос, который мы обсуждали, была ликвидация налоговой задолженности и обсуждение вопроса ликвидности и надежности работы Приватбанка… Речь шла о том, чтобы выполнять нормативы Национального банка.

Позиция по Ахметову касалась приглашения на матч финала Кубка Украины, который должен быть во Львове. Я принял это приглашение. На матч не поехал. Потому что были другие события. Не вижу в этом никакой тайны.

О публикации личных данных журналистов

Я осуждаю публикацию более чем 4000 имен журналистов на сайте Миротворец. К сожалению, у меня есть информация, что некоторые из этих журналистов занимаются подготовкой негативных комментариев и статей относительно Украины. Я очень прошу не делать этого. Я как президент гарантирую безопасность этих журналистов в Украине. Мы должны развить механизм, как журналисты могут работать на оккупированных территориях — легально попасть в Украину и пересечь линию разграничения.

У нас очень ограниченный инструмент реагирования на публикацию данных на независимом интернет-сайте, чтобы закрыть эту публикацию. Но как президент Украины, и я уверен, это позиция украинского правительства, — мы думаем, что это было очень большой ошибкой. Но пребыванию иностранных журналистов в Украине ничто не угрожает.

В то же время, если говорить о российских журналистах, некоторые их них совершают уголовные преступления. И это должно быть предметом отдельного расследования.

О черной бухгалтерии Партии регионов

Я абсолютно убежден, что как кадровый сотрудник СБУ, получив эти документы, он (Виктор Трепак, — ред.) должен был открыть уголовное производство. Если они были у него два года и он не открывал, я надеюсь, что это не так, потому что я буду очень разочарован, это не похоже на Трепака. Если ему кто-то подбросил, и он побежал в НАБУ — это его право, но он повел себя как политик, а не как кадровый сотрудник спецслужбы. Там есть предмет расследования спецслужб. Производство должно было быть открыто в том числе и Службой безопасности и предоставлена соответствующая оценка.

В таком ключе я с Грицаком (главой СБУ) не говорил. Я его спросил, видел ли он эти документы. Он мне сказал, что он их не видел. Он, получив информацию от Трепака, сообщил мне. И, соответственно, я эти документы не видел, только в публикациях. Комментировать это сейчас не буду, но мне уже сейчас известно, что такие документы существуют не только в НАБУ. Источник происхождения этих документов — правоохранительные органы. Я разочарован тем, что вместо того, чтобы расследовать эти документы два года, мы используем их как чемоданы с компроматом.

О боеспособности украинских войск

По данным разведки, в Донбассе появились новые подразделения российского спецназа. У меня эти документы на столе, известно название бригады, количество, место постоянной дислокации. Вообще Россия использует восток Украины как полигон для испытания своих новейших видов вооружения, средств радиоэлектронной борьбы, средств коммуникации, которые не пеленгуются, средств подавления наших систем артиллерийской разведки. И мы тоже уже научились с этим бороться, в том числе с помощью наших партнеров. Я собрал военный кабинет, была разработана шифрограмма, усилена разведка, средства защиты, техническое оснащение, реакцию мы уже видим.

Но мы не допустим, чтобы гибли украинские воины. Подчеркиваю как президент и как главнокомандующий: Украина имеет достаточно сил, чтобы остановить любые наступательные операции любого количества российских войск. Оборона является эшелонированной и все наши части не могут находиться на первом рубеже. Мы уже кардинально другие по сравнению с 2014 годом.




Комментирование закрыто.