Грузия в состоянии хрупкого равновесия между Россией и НАТО, — Le Monde

InoPressa

Грузия

Прошедшие в Грузии совместные военные учения с участием военных из США, Великобритании и Грузии следует рассматривать как утешительный приз, принимая во внимание, что Грузия в ближайшее время, как и другие страны-претенденты, не будет принята в Североатлантический альянс.

Об этом пишет Бенуа Виткин в газете Le Monde, передает InoPressa.

11 мая текущего года президент Грузии Георгий Маргвелашвили дал старт военным учениям Noble: 650 американских, 150 британских и 500 грузинских военнослужащих приняли участие в самых масштабных маневрах, когда-либо проводившихся на грузинской земле, пишет корреспондент.

Министр обороны Грузии Тина Хидашели назвала учения «мечтой, ставшей реальностью». Но перспектива приема в НАТО кажется все более далекой, говорится в статье. За пару недель до начала учений Noble американский посол в НАТО предупредил, что Грузии не стоит ожидать расширения альянса в ближайшие годы. Иными словами, Тбилиси стоит надеяться лишь на усиленное сотрудничество. Получается, что маневры в Вазиани больше походят на «утешительный приз», как отметил европейский дипломат.

В 60 км к северу от Тбилиси Игорь Макишвили демонстрирует скептицизм по другому вопросу: «Восемь американских танков — против русских танков, которых сколько? 800, 8000?» Игорь смотрел церемонию начала учений у себя дома по телевизору, а в 100 м от его дома — столбики с надписью «государственная граница». Раньше это была демаркационная линия, проложенная после войны 2008 года Грузии с Южной Осетией и Россией, а сейчас российские солдаты находятся за заграждением из колючей проволоки, установленным на холме, говорится в статье.

Россия оказывает постоянное давление на Грузию, и Южная Осетия стала излюбленным оружием Кремля, продолжает корреспондент. Сепаратистская провинция намеревается провести этим летом референдум по вопросу о присоединении к России. Подобные планы делают еще более несбыточными мечты Тбилиси вернуть под контроль осетинскую территорию.

Вазиани и восемь американских танков, Хурвалети и демаркационная линия на холме — две стороны грузинской стратегической дилеммы: прозападные амбиции, которые приглушают сами западные страны и пресекает своим давлением и угрозами Россия, пишет Виткин.

К этому добавляется и третий фактор — грузинская политическая динамика. Официально с 2008 года «евроатлантический» курс не подвергался изменениям. В июне 2014 года Грузия подписала договор об ассоциации с ЕС, и Брюссель к лету должен принять решение об отмене виз. Грузинские военнослужащие находятся в Ираке, на стороне американских войск, грузинская армия постоянно присутствует в Афганистане и Центральной Африке, пишет корреспондент.

Но после ухода в 2013 году Михаила Саакашвили с поста президента Грузии внешняя политика страны значительно изменилась под влиянием олигарха Бидзины Иванишвили — нового сильного лидера. Речь идет о политике «стратегического терпения» в отношении России, поясняет Виткин. Грузинские власти все чаще проявляют признаки доброй воли по отношению к Москве. С началом украинского кризиса грузинская дипломатия приняла сдержанный курс и не пытается поставить на повестку дня абхазское и осетинское досье. По словам бывшего министра обороны Ираклия Аласании, «Иванишвили открыл дверь для возвращения страны в сферу российского влияния».

Эксперт по международным отношениям Торнике Шарашенидзе говорит: «Иванишвили не занимает пророссийскую позицию — он, прежде всего, предприниматель. И поэтому он принимает «финляндизацию» Грузии, которую отвергал Саакашвили». Но эта политика равновесия рискует превратиться в тупик, пишет корреспондент.

«Несмотря на знаки, подаваемые грузинами, Москва продолжает действовать с позиции сильного и, как кажется, не готова делать какие-либо подарки, если не считать отмены сельскохозяйственного эмбарго (в 2013 году)», — говорит европейский дипломат.




Комментирование закрыто.