Эксперт рассказал, чем смерть Немцова грозит Путину

Новое время

Марш Немцова

Убийством Немцова власть зондирует, насколько далеко она может пойти по пути репрессий.

Такое мнение выразил Константин Атоев, эксперт Института кибернетики НАН Украины, пишет Новое время.

Кто мог бы решиться на убийство в прикремлевской зоне, напичканной сотнями камер наблюдения, в которой мышь не прошмыгнет, не оставив следа, не то что автомобиль с вооруженными людьми, который к тому же где-то стоял — или он наматывал круги в той же зоне, пока Немцов и его спутница двигались к мосту? Вопрос риторический.

Мнения экспертов разнятся лишь в отношении того, какая из башен Кремля все это санкционировала. Несмотря на план «Перехват», убийцы беспрепятственно скрылись из самой охраняемого района Москвы. Поэтому версии, озвученные властью о «сакральной жертве», «украинском следе» и мусульманской мести за позицию Немцова по теракту в Charlie Hebdo не выдерживают никакой критики. Видеозаписи убийства, сливаемые сейчас в СМИ, могут изготавливаться теми же структурами, которые стоят за сфабрикованными свидетельствами атаки украинских ВВС на малазийский Боинг.

Дата также говорит о многом. Как и убийство Анны Политковской в день рождения Путина, происшествие на Большом Москворецком мосту пришлось на чекистский праздник – только что утвержденный день работников специальных операций РФ, приуроченный к захвату Крыма «зелеными человечками». Место и дата были выбраны не случайно: чтобы каждый из 84% электората понял, кто на самом деле ликвидировал «врага народа».

Организаторы убийства как бы говорят: «Да, дорогая наша «черная сотня», вы все понимаете, не можем пока назвать вслух имена «героев», время еще не пришло, но это те самые «вежливые люди», о которых вы подумали, и которых еще наградят». Это как в старом советском фильме «ЧП», когда герой Тихонова скрещивает пальцы и подмигивает своим, чтобы те поняли, что к чему. А тем, кто не понял, все растолкуют сразу засуетившиеся кремлевские тролли и боты в соцсетях, не скрывающие восторга по поводу случившегося.

Большинство экспертов считают, что убийство Немцова вредит Путину. Однако в одном из своих интервью Немцов назвал имя того, кто, по его мнению, стоит за его преследованием: «Неужели вы думаете, что обыск у меня или у Ксении Собчак, дочери человека, приведшего Путина в коридоры власти, мог произойти без его прямого указания, учитывая степень централизации российской власти?»

Чем убийство Немцова грозит Путину? Одним поводом для санкций больше, одним меньше — какая теперь разница. Наоборот, Кремль в который раз показывает, что мнение Запада его не интересует. В глазах своих сторонников он демонстрирует силу и беспощадность к «врагам народа» — еще пару таких убийств, и в РФ не будет вообще никаких митингов, протестов и недовольных, совсем как при Сталине.

Убийство Немцова может на время отвлечь от проблемы Савченко, и этим могут воспользоваться ее палачи. Это и есть ответ на письмо Войновича Путину с вопросом, что Россия будет делать в случае смерти украинской летчицы. Все просто. Она отвлечет мир новым громким преступлением, например, расширением зоны вторжения в Украину, применением новых типов вооружений, очередными терактами.

Немцов, Макаревич и Войнович чуть ли не единственные из русского бомонда подняли голос в защиту Надежды Савченко. Сейчас необходимо, чтобы российская интеллигенция, вдруг оценившая Немцова (воистину, они умеют любить только мертвых), приняла от него эстафету по ее защите. Даже у подписантов письма в защиту захвата Крыма, которых ход последовавших событий заставил переосмыслить свою позицию, появляется шанс немного подправить свой будущий некролог. Евгений Евтушенко, Даниил Гранин, Наталья Солженицына, Евдокия Смирнова, Татьяна Толстая и многие другие тоже могли бы занять более активную позицию. Ведь убийством Немцова власть зондирует, насколько далеко она может пойти по пути репрессий, и каждый из оппозиционеров может стать следующей жертвой.

Напомним, сегодня внеочередное заседание Рады открылось минутой молчания по Немцову.

По материалам Новое время




Комментирование закрыто.