Что рассказал Фирташ на допросе в суде: стенограмма

Вести

Дмитрий ФИРТАШ

В Вене 30 апреля проходит судебное заседание по экстрадиции Дмитрия Фирташа из Австрии в США.

Издание «Вести» публикует стенограмму допроса  Фирташа:

Судья: Что касается подозрений, имело ли место то, что вам вменяется в вину касательно взятки?

Фирташ: Чтобы давать взятку, надо иметь какую-то выгоду от этого, а мы никакой выгоды не получали. Выгоду получало государство.

С: Взятка имеет место, даже если она не ведет к желаемому результату.

Ф: Но мы ее не надавали.

С: У меня нет протокола допроса свидетелей, но якобы существуют два свидетеля, которые утверждают это.

Ф: Мы знаем, что все эти якобы свидетели были арестованы в америке и всем им были поставлены условия. Им угрожали. Они (США) сказали свидетелю: ты сейчас в руках у хороших ребят, нам нужна эта рыба, ты должен дать правильные показания.

С: Я все это уже слышал от ваших адвокатов. В 2006 году начался газовый кризис, как вы связаны с ним?

Ф: В этом году заканчивался контракт «Нафтогаза» с «Газпромом». Тогда премьер-министром была Юлия Тимошенко. «Газпром» приостановил поставки газа, но тогда пострадала и компания «Росукрэнерго», потому что мы поставляли газ в Европу. Нужно было найти решение, было понимание, что украинская и российская сторона не придут к консенсусу. И тогда мы предложили Украине цену, которая ее устроила, заключили контракт и начали поставлять топливо. Для меня на тот момент это был бизнес. Если мы посмотрите выступление от 4 января Кондолизы Райс, где она говорит, что это — геополитический вопрос, и это был для меня первый сигнал, что этим займется США.

С: Какая проблема была у американской стороны с этим вашим бизнесом?

Ф: Штаты считали, что газ — это геополитика, что я представляю интересы России, и они захотели убрать меня из этого бизнеса.

С: Если бы вас убрали из этого бизнеса, то им бы начал заниматься кто-то другой.

Ф: Потому что я не представляю интересы Тимошенко. Америку не устраивала эта ситуация.

С: В чем состоит проблема между вами и Тимошенко?

Ф: У нас разное видение ситуации в стране. Мое понимание, что Украина должна быть независимой, она должна иметь одинаково хорошие отношения как с Евросоюзом, так и с Россией. В противном случае у нас ничего не получится. А для Тимошенко было важно премьерство и президентство. Вот наши расхождения. Когда Тимошенко стала премьером, они с американским правительством обозначили четкую цель – убрать меня с рынка. И Тимошенко добилась этого, в январе 2009 года «Росукрэнерго» вышло из украинского рынка. Но важно учесть, что наш газ стоил тогда 195 долларов за кубометр, а когда контракт подписала Тимошенко стоимость газа для Украины взлетела до 450 долларов. Вот вам и геополитика. В 2009 году американское правительство поддерживало Тимошенко, а я поддерживал кандидата в президенты Януковича.

С: Как вы его поддерживали?

Ф: Штаты расценивали Януковича как пророссийского кандидата, и это еще более ухудшило мои отношения с Вашингтоном. Тогда у меня состоялся разговор с Тимошенко, она сказала, мол, давай, отходи от Януковича и мы уладим все процессы.

С: Вы являлись политиком?

Ф: Нет, но к моему мнению прислушивались. Тем более, у нас есть медиа-группа, в которую входят девять каналов, у меня крупнейший телевизионный бизнес.

С: Повторяю вопрос: как вы поддерживал Януковича?

Ф: Я ездил по стране, я лично агитировал людей, общался с профсоюзами на предмет поддержки людьми Януковича.

С: Вы его финансировали?

Ф: Нет. Потом, когда Янукович победил в 2010 году, у нас начались легкие разногласия. А в 2012 году мне стало четко понятно, что Янукович не будет проводить реформы. И тогда я понял, что стране нужен сильный кандидат, который пойдет на выборы и выиграет их. И в это время я нашел Кличко. Он – очень известный человек в стране и мире, молодой, спортсмен. Он достиг много в спорте и я был уверен, что он сможет достичь этого и в политике. И когда Кличко создал политическую силу УДАР, я поддержал его финансово. Потом, в 2013 году, конфликт между Россией и США уже был очевиден. Я понял: начинается борьба, начинается перетягивание каната. Америка понимает, что у меня есть своя позиция относительно судьбы Украины и она не совпадает с их позицией. В августе 2013 года начинается серьезный конфликт – торговый, я уговаривал, что надо его уладить миром, потому что Россия для нас огромный рынок сбыта. И тогда американское правительство создало дело против меня и пыталось шантажировать таким образом Януковича. Тогда проходили встречи Януковича с Путиным. В то же против меня выдвигают обвинения американцы. Приезжает европейская комиссия уговаривать Януковича в том, чтобы он подписал соглашение об ассоциации. Потом приезжает Нуланд и говорит: 1. Подписываешь ассоциация с Европой. 2. Отпускаешь Тимошенко на лечение за границу. 3. Отдаешь харьковские месторождения шеврону. И Янукович все это Нуланд обещает. И вы помните, они заканчивают встречу и с меня через час снимают обвинения.

С: Это не было через час. Как вы влияли на то, что делал, а что не делал Янукович?

Ф: Я был председателем федерации работодателей. Я встречался и с Януковичем, и с премьером. И американская сторона это понимала.

С: Что вы посоветовали Януковичу, когда перед Януковичем поставили выбор – Россия или Европа?

Ф: Я не был против, что Украина подписывала соглашение об ассоциации с Европой, но выступал за то, чтобы за стол переговоров села и Россия. Вот даже сегодня посмотрим на эту ситуацию: Украина подписала Соглашение об Ассоциации, но оно не работает и Украина снова пошла говорить с Россией.

С: Как вы думаете, реалистично посмотрев на этот вопрос, мог бы быть решен этот вопрос, если бы за стол переговоров сели Украина, Евросоюз и Россия?

Ф: У нас стала промышленность, у нас дефицит бюджета и куча проблем. И Европа тоже от этого страдает, и санкции против России не помогают.

С: Вы посоветовали Януковичу не подписывать соглашение в том виде, в котором оно было? как я понял, вы тогда отвернулись от Кличко.

Ф: С одной стороны, я поддерживал Кличко и занимался Кличко, с другой стороны, я на посту председателя работодателей делал все, чтобы в стране все работало.

С: Я вас спрашиваю: как вы поддерживали Януковича – как председатель или как бизнесмен?

Ф: Как председатель, и я был представителем трехстороннего совета.

С: В 2013 году было подписано соглашение с Шелл, как дальше развивается ситуация?

Ф: Янукович едет в Вильнюс и разворачивает соглашение об ассоциации. Начинается майдан, Россия в это время начинает действовать со своей стороны – именно поэтому Янукович и Путин начинают часто встречаться. Параллельно Америка не хочет упустить свой шанс и тогда начинается реальная борьба за Украину.

С: Ваша позиция на тот момент бегства Януковича, что вы делали до того, как вы себя вели?

Ф: Прошла целая работа по Майдану. Я все время находился в Киеве, но когда приехала делегация (видимо имеется в виду визит министров иностранных дел Германии, Франции и Польши 20 февраля), я улетел в Париж. У меня там была встреча. В это время в парламенте проходило голосование, чтобы лишить Януковича полномочий, точнее, передать больше прав парламенту. Но у оппозиции не было голосов в парламенте, а в Париже я проводил встречи, в том числе и с представителями «Партии регионов».

С: «Партия регионов» – это чья партия?

Ф: Там были разные депутаты. И потом мне позвонили депутаты из Украины и сказали, что есть проблема, что надо срочно приехать. Возле меня были друзья, они начали уговаривать, чтобы я не летел, что это опасно, что Янукович меня посадит в тюрьму. Но я прилетел в 15-16 и поехал за город. Туда приехал Тигипко, другие народные депутаты от «Партии регионов», и Тигипко рассказал мне, что произошло за тот день, когда меня не было в стране. Что оппозиция слабая, что они не знают, чего хотят, они не собраны. И опасно, что сейчас европейские министры иностранных дел могут уехать. И тут я позвонил Кличко, сказал: Виталик, собери Яценюка и свободу Тягнибока, нельзя, чтобы министры иностранных дел уехали. Кличко сказал: хорошо. Потом приехал ко мне вечером и мы детально поговорили. Потом я набрал Клюева и сказал, что надо еще организовать встречу министров иностранных дел трех стран, оппозиции и Тигипко.

С: Можно вас попросить более кратко, это неважно, я хочу знать, насколько сильным было вашим влияние?

Ф: По сути, мы выработали план, написали бумагу для подписи Януковичу. Мы с ним встретились в три-четыре (часа) ночи, и это было решение без крови и без переворота. Янукович на все согласился (вероятно имеются в виду соглашения между Януковичем и оппозицией от 21 февраля — Прим.Ред).

С: Но почему на тот момент американцы считали, что нужно вас арестовать?

Ф: Нет, не на тот момент.

С: Почему Янукович убежал?

Ф: Это надо у Януковича спросить. В этом всем сценарии я не учел интересы Тимошенко.

С: В каком плане?

Ф: согласно подписанному всеми плану, Янукович передавал бы власть в будущем году – были бы выборы, но Тимошенко не могла в них принять участие, поскольку сидела в тюрьме.

С: Какая была у Тимошенко партия? Она была оппозиционная?

Ф: Да, ее возглавлял Яценюк. А когда я утром проснулся, то увидел, что оппозиция поехала на Майдан и объявила то, о чем они добились и зачитали меморандум, который они подписали с Януковичем, гарантом которого были Министры иностранных дел европейских стран. И тогда Майдан их не поддержал. И я думаю, что это была провокация со стороны людей Юлии Владимировны (Тимошенко), потому что она понимала, что никуда не попадает. И тогда оппозиция продала интересы Майдана. Дальше – убежал Янукович. Тогда американское правительство четко понимало, как двигаться. они понимали, что я поддержу Кличко, а они поддерживали силу, где были Тимошенко, Яценюк и Турчинов. Тогда у американского правительства и их украинских представителей – Яценюка и Тимошенко, была цель вывезти меня из Украины, чтобы они победили. И тогда меня арестовывают.

С: Вы встречались в Вене с Порошенко и Кличко?

Ф: Да. И дальше, Яценюк был премьером, Турчинов – спикером, и их цель – Тимошенко – президент. Дело в том, что их сила всегда так любит Украину, что каждый раз, когда они приходят, Украина что-то теряет: в первый раз мы потеряли газ, во второй раз – Крым. И пусть Яценюк и Турчинов за это ответят, как они потеряли Крым.

С: Кличко, Порошенко, Фирташ – расскажите об этой встрече.

Ф: Да, мы встретились, Я высказал пожелания и они произошли. К сожалению, я не могу о них говорить больше, так как у меня подписаны обязательства по конфиденциальности.

С: Говорите все.

Ф: Была встреча и я доволен результатом.

С: Какой был результат?

(молчание)

С: Хорошо, вы можете не давать ответ на этот вопрос. Я правильно понял, что когда Тимошенко вышла и Янукович убежал, они подали второе ходатайство о вашем аресте, чтобы вы не повлияли на результаты выборов?

Ф: Совершенно верно.

С: Сейчас мы уходим на, так называемый, обеденный перерыв. Потом после будет выступать в качестве свидетелей Кравчук, Левочкин, Богословская, Бойко, Пучек (Райффайзен) и Кличко. И я еще не решил, будет ли общественный доступ к этой части заседания. Я хотел бы, чтобы Кличко был допрошен без привлечения общественности.

Сегодня в Вене, Австрия, проходит суд относительно экстрадиции собственника активов энергетики, химической и титановой промышленности в Центральной и Восточной Европе Дмитрия Фирташа.

Пресс-секретарь суда, говорит, что решение возможно вынесут в этот же день. При этом не исключает затягивание процесса, если возникнут новые обстоятельства.




Комментирование закрыто.