Вадим Карасев: «Украинская власть продумывает, как использовать технологии Путина»

Хвиля

И действительно, нынешние события в стране — как то скандал с синяками Юлии Тимошенко, взрывы в Днепропетровске, принятие присяги новым омбудсменом на фоне этой человеческой трагедии, а также призывы европейских лидеров бойкотировать Евро-2012 — свидетельствуют о реалистичности данного прогноза. Свои мысли по поводу перспектив Украины на фоне этих событий «Главкому» излагает директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев.


«Теперь фактически будет чрезвычайное положение»

Начнем с последних событий. Взрывы в Днепропетровске и подход к разрешению этой ситуации с терактами в очередной раз показали беспомощность власти?

Наоборот, это показатель того, что власть продумывает, как использовать технические последствия технологии укрепления политической составляющей государства и режима. Это технологии, которые использовались и используются в России, особенно, в начале формирования режима Владимира Путина. Правда, там это все по-другому воспринималось — власть могла себе позволить играть в реальный терроризм с жертвами, а не только ограничиваться его лайт-версией. А в Украине, понятно, что запроса на тоталитаризм нет, угрозы чеченского или другого кавказского сепаратизма нет. Но есть угроза потери власти, угроза разрастания политических и гражданских протестов. Вот власть и пробует эти версии лайт-терроризма, которые включают в себя создание вот таких шоковых технологий периферировать и инициировать хаос, неуверенность, психологическую растерянность, не доводя дело до реальных жертв.

«Макеевские террористы» и взрывы в 2011 году — это тоже одна из технологий?

С макеевским терроризмом не получилось просто. Но тогда не было особой потребности, поскольку ситуация с Тимошенко и оппозицией не доходила до редлайна — до красной линии. А вот сегодня такой редлайн наступил. Власть должна была либо ожидать, пока массовый протест начнет разрастаться, и давление снизу — со стороны общества, и давление сверху — со стороны оппозиционных лиц, перерастет в общенациональный серьезный протест. Либо нужно было перебить весь этот восходящий оппозиционно-протестный трюк какой-то постсоветской спецоперационной технологией.

Информация о скупке оружия и подготовке покушения на Президента, распространяемая в прошлом году, получается, из этой же серии?

Да — для того чтобы легитимировать перед внутренним и внешним показателем, оправдать перед внутренними и внешними игроками большое количество охраны первого лица, чего не было ни у Кучмы, ни, тем более, у Кравчука или Ющенко.

В связи с событиями в Днепропетровске личный состав киевской милиции переводится на усиленный вариант несения службы. Что это, по сути, может означать? Тотальный контроль все сфер жизни населения?

Теперь фактически будет чрезвычайное положение, происходит укрепление силовой составляющей режима. И не исключено, что и выборы пройдут не под аккомпанемент протестующих и ангажемент оппозиции, а под аранжировку силовиков.

«Как только Тимошенко выходит, понятное дело, пойдет обратный отсчет»

Как Европа отреагирует на события в Днепропетровске? Основательно возьмется за Украину или «махнет» с высокой горки — мол, по сравнению с тем же Ираком, ситуация еще не настолько патовая?

Возникнет чувство разочарования и, наверное, окончательное уяснение, что Украина уходит из-под влияния Европы. Придет понимание того, что европейских дипломатических или экономических возможностей повлиять на Януковича нет.

Раз они в более благоприятной ситуации не смогли повлиять на дело Тимошенко, то как можно на что-то повлиять, если украинская сторона теперь будет апеллировать к тому что у нас, наконец-то, после двадцати лет независимости появились свои террористы. Как? Хоть все прекрасно и понимают, о чем речь, никто же не будет строить — ни европейское руководство, ни европейские, западные дипломаты — разные конспирологические версии. Суть проблемы в том, что подобного рода спецтехнологии укрепления власти не имеют четкой доказательной базы, только версии. Политика — детективный жанр, и возможности зацепиться, получить точку опоры для того, чтобы кого-то разоблачить, что-то доказать нет. В этом же и хитрость борьбы с террором, которая была придумана не в Киеве, не в Украине, а, скорее, в ЦРУ, а затем и в России, в ФСБ.

После обнародования доказательств избиения Тимошенко — фотографий ее синяков, из уст европейских лидеров (и канцлер ФРГ Ангела Меркель была первой) прозвучали призывы бойкотировать Евро-2012. Каковы шансы, что из словесных угроз этот бойкот все-таки перерастет в реальные действия?

Евро и так фактически бойкотировано. Но просто взять и отменить чемпионат сегодня уже никто не сможет. Вот туристов приедет мало, а европейских лидеров не будет.

Только что такое Евро для нынешней власти? Для них сегодня важна Тимошенко, выборы 2012 года и собственная власть. А Евро уже давно загублено. Евро уже давно перестало быть фактором нового национального успеха. Теперь, скорее, это фактор национального неуспеха. Поэтому, чем меньше внимания к чемпионату, тем даже лучше — меньше будет внимания к сугубо внутренним политическим специфическим проблемам.

2012 год для нынешней власти — это редлайн. Дальше она или укрепляется и двигается по тому же маршруту, который она себе наметила, или начинает рассыпаться, идет перехватка инициатив не только морального, но и политического характера оппозицией. Тут уже война. Как только Тимошенко выходит, понятное дело, пойдет обратный отсчет. И уже другие, наверное, будут подсудимые, другие судьи и другие тюрьмы.

Так а угроза изоляции Украины от Европы есть?

Какая изоляция? Думаете, поставят пограничника? Все будет проще: не будут ездить, не будут принимать.

А что для нынешней власти это так важно? Для них важна не столько своя изоляция от Европы, сколько изоляция Тимошенко от влияния на украинскую политику. На весах своя изоляция от Европы и изоляция Тимошенко. Выбирают свою изоляцию от Европы ради того, чтобы и Тимошенко продолжала быть в изоляции от украинской политики.

Суд Харькова отложил рассмотрение дела ЮВТ по деятельности корпорации ЕЭСУ до 21 мая — с учетом ходатайства адвокатов приостановить заседания до выздоровления Юлии Владимировны. Это можно засчитать как смягчение отношения властей? Может, не так и нужна даже Януковичу Тимошенко в изоляции?

Это ж только игра. На Тимошенко не нужно постоянно давить. Давить можно тоньше, но сильнее. Рассмотрение дела перенесли для того, чтобы не создавать возможность распространения каких-то плохих новостей из Украины. А еще, может, потому что оппозиция пока еще сильна, может, чрез две недели она будет растеряна и перебита — в политическом смысле этого слова. И тогда провести суд будет гораздо легче. Пока власть не готова к тому, чтобы провести суд спокойно, без шума и пыли, в закрытом режиме и без проблем отстранить Тимошенко от влияния на оппозицию, на политику.

На днях четыре часа в прокуратуре провел экс-министр Минуглепрома в правительстве Тимошенко Виктор Полтавец. Его вызывали в качестве свидетеля по делу Лазаренко, но кроме ЕЭСУ задавали вопросы еще и по делу убийства Щербаня. Поиск новых свидетелей и доказательств вины?

Есть четкое намерение — удалить Тимошенко как политика. Поэтому если мало 2009 года, будут 2000-е годы, мало 2000-х — будут 90-е. Есть такой фильм со Шварцнегером — «Вспомнить все». Вот это — вспомнить все. Тимошеко все вспомнят.

«Раньше были казаки-разбойники, сейчас — большевики-разбойники»

Почему бывший омбудсмен Нина Карпачева «развела» активность, по сути, только после выборов нового омбудсмена? Только тогда, когда было уже четко понятно, что ей очередной срок на этом посту не светит (а светит Валерии Лутковской) она распространила среди европейских лидеров фотографии синяков Тимошенко и сделала заявление, что в Украине таки есть политзаключенные. Хлопнула дверью перед уходом?

Может, ее как-то пробило, что надо выполнять роль омбудсмена. Может, активность Карпачевой связана с тем, что другим омбудсменом стала кандидатка от Партии регионов, и на прощание хотелось уйти на такой пафосной ноте, чтобы в памяти осталась именно вот это знаковое во всех смыслах и для всей украинской политики дело Тимошенко.

Но как Лутковская будет защищать права граждан страны?

И как?

С точки зрения украинского государства, украинского правительства. Можно так защищать или нет?

Вот такой будет у нас новый омбудсмен, такое будет наше ноу-хау в области, связанной с деятельностью европейской институции омбудсменов — защищать граждан, но с точки зрения государства.

Присягу Лутковская приняла на заседании, созванном в срочном порядке после днепропетровской трагедии — несмотря на протесты оппозиции, блокирующей трибуну, и в «уголке» зала. Такого рода «камерное» заседание — тоже наше ноу-хау? И можно ли считать его легитимным?

А кого эта процедура волнует в этой стране? Ее что, выдвигали по процедуре? Если нужен результат — этот результат будет. Это принцип действия этой власти. Процедуру в сторону, если она мешает добиться нужного результата. Цель оправдывает все. Цель — поставить конкретного человека на конкретный пост, конкретного кандидата Х на конкретный пост Y. Все. Цель поставлена? Поставлена. И нет таких крепостей, которые бы не брали большевики-разбойники нашего времени. Раньше были казаки-разбойники, сейчас большевики-разбойники.

По поводу процедуры. Оппозиция, не выставляя своего кандидата, тоже ведь не особо ее соблюдала…

Это проблема не только власти, это проблема страны. Никто не живет по процедуре: начиная с водителя, который может наехать на пешехода, идущего по зебре на зеленый цвет, заканчивая высшими должностными лицами, которые тоже хотели плевать на такую процедуру.

Какая власть — такой народ, какой народ — такая власть. Страна не привыкла жить по закону, по праву, по процедуре, по регламенту. Все плюют на регламент — от рабочего до министра. Потому и Европа не знает, что делать с этим «счастьем» под название Украина. С одной стороны, ее кинуть нельзя, но с другой, а куда ее тянуть, если она сама упирается рогом. Никто не хочет жить по-европейски, хотя все говорят, что они хотят жить по-европейски, и все думают, что они европейцы. Это европейский костюм, но под этим костюмом варварская душа.

«Объединение ради объединения — нужно ли оно?»

Юлия Тимошенко не раз акцентировала внимание: оппозиции победит на выборах только если объединится. И «слияния» двух тяжеловесов — «Батькивщины» и «Фронта змин» не было ее конечной целью. Пока оппозиция не станет объединенной полностью — начиная от «Свободы» Тягнибока и заканчивая «УДАРом» Кличко, есть угроза, что мелкие партии, рейтинги которых на фоне тотального недоверия народа к уже известным политикам возрастают, перетянут себе значительную часть голосов избирателей и у власти, и у оппозиции. Кто-то из «мелких» политсил, оценивая свои шансы на преодоление пятипроцентного барьер, просто не хочет объединяться, но ведь кого-то даже не приглашали…

Зачем объединяться для победы на выборах? Для победы на выборах надо делать так, чтобы оппозиции стало больше в парламенте, чтоб у оппозиции было больше депутатских мандатов, чтобы она выиграла больше парламентских мест. И если для этой цели надо разъединиться, то тогда надо разъединяться. А объединение ради объединения — нужно ли оно?

Другое дело, что во время выборов нужно координировать свою стратегию, иметь общую платформу, делать так, чтобы разные оппозиционные колонны не соперничали друг с другом. Если представитель оппозиции не приносит максимальную пользу с точки зрения мандатов, то тогда объединение не является первоочередной задачей. Объединяться оппозиции надо для того, чтобы обеспечить честные правила игры, контроль над комиссией, объединяться нужно, если власть нарушает права не только политиков, но и отдельных граждан, пребывающих за решеткой. Но это другая задача.

Поэтому, если Тимошенко, говорит о том, что ради победы на выборах нужно объединиться, это не правильно. Ради свержения власти в ходе какой-то большой революции — да. Для того чтобы свергнуть не правовыми, не электоральными, а революционно-повстанческими методами, нужно объединять всю оппозицию. Но выборы тогда тут ни при чем. Только дело еще и в том, что другие оппозиционные силы не хотят пока свергать власть с помощью такого всеохватывающего тотального объединения, они хотят выиграть выборы, а вот уже дальше действовать по обстоятельствам.

Тогда почему, понимая «ненужность» тотального объединения, отвергая Тягнибока и ту же Королевскую, Турчинов и Яценюк так упорно ведут борьбу за Кличко? Готовы поддерживать его на мэрских выборах и продолжают «приглашать» войти в ряды Объединенной оппозиции…

Дело в том, что, во-первых, голоса разочаровавшихся и во власти, и в оппозиции могут перейти к Кличко, или к той же Королевской и к тому же Гриценко.

Во-вторых, есть опасения, что с перетеканием голосов к новым оппозиционерам, старые оппозиционеры не получат внушительного подавляющего электорального перераспределения оппозиционных сил.

В-третьих, наблюдая за ростом рейтинга Кличко, им хочется привлечь перспективного политика на свою сторону, заставить играть в своей команде и, что главное, по своим правилам.

Но с точки зрения той задачи, которую ставила Тимошенко, то есть получить большинство в Верховной Раде, это не совсем правильно. Хотя бы потому что возникает маленький вопрос: а кто будет номером один в этом списке. Яценюк или Кличко? Захочет ли Яценюк стать вторым номером у Кличко в этом списке? На таких мелочах оппозиция делает прокол. Такие мелочи в политике могут стать предвестником будущих серьезных проблем с оппозицией, причем не тактических проблем, связанных непосредственно не с подготовкой к избирательной кампании, а со стратегическими проблемами: как далее взаимодействовать.

Яценюк, уступающий первенство Кличко — понятно, фантазия. Но с чего вы взяли, что Кличко, вообще, пойдет в Раду? Он для начала намеревается выиграть мэрские выборы. Тем более что с разрушениями зданий на Андреевском спуске и возможным разрушением Гостиного двора, немалая часть приверженцев Попова перейдут на сторону политика-спортсмена.

Кличко тоже эти процессы по разрушению не выгодны. Дело в том, что ввязываясь в эти киевские проблемы, он затягивается логикой обстоятельств в мэрскую кампанию. А Кличко, по-моему, не решил, стоит ли ему идти в мэры Киева, ограничивая цели и возможности за общенациональный политический забег. Получается, что, чем больше будет подобных специфических в Киеве проблем, тем больше Кличко вынужден будет на них реагировать, и тем больше он будет восприниматься уже как человек, политик, который сделал ставку на мэрство, но от чего он пока открещивается.

Уже сейчас понятно, что и Кличко, и Яценюк думают не только о 2012-м годе, но и о 2015-м. И уже сейчас, на данном этапе, возникает определенная конкуренция Яценюка и Кличко по поводу того, кто из них будет основным номинантом от оппозиции на президентских выборах 2015-го года. Не в последнюю очередь именно это и стимулировало Яценюка войти в альянс с «Батькивщиной» — чтобы получить более серьезный трендовый ресурс, опередить Кличко в этой номинации на сегодняшнем этапе. Надо учитывать, что сегодня Кличко и Яценюк — это не просто участники выборной кампании 2012-го года, не просто лидеры оппозиционных сил, это уже два конкурирующих фигуранта — спортсмена, которые стоят на низком старте и ждут финального выстрела для того, чтобы начать президентский марафон.




Комментирование закрыто.