Гарвардский профессор о внешней политике США: «Иран? Я не настроен оптимистично»

Закари Кек

Журналист The Diplomat Закари Кек поговорил о внешней политике США с профессором Гарвардского института государственного управления им. Джона Ф. Кеннеди Стивеном М. Уолтом.

— За всю свою академическую карьеру Вы много написали о союзах. Меня интересует, насколько важными Вы считаете союзы в Азиатском регионе для внешней политики США, учитывая тот факт, что Вашингтон планирует шаги по укреплению своего присутствия в регионе на годы, если не на десятилетия вперед?

— Союзы – это ядро азиатской политики США. Соединенные Штаты являются гегемоном в западном полушарии, но наши возможности защищать свои интересы в других уголках планеты – в том числе и в Азии – зависят от поддержки наших союзников. Кроме того, учитывая, что нашим главным стратегическим заданием в Азии является поддержание регионального баланса сил, именно союзники являются ключевым элементом такого подхода.

— Некоторые люди опасаются, что давние союзники Штатов в регионе – такие, как Филиппины и Япония – несколько вызывающе ведут себя с Китаем, «вовлекая» США в споры с «гигантом Азии», в которых у США не чем крыть, что называется. Журналист The Diplomat Джеймс Холмс, например, недавно провел параллель между политикой союзов Афин в Пелопоннесской войне и политикой союзов США в Азии в наши дни. Разделяете ли Вы подобные опасения? Могут ли американские дипломаты быть уверены, что наши азиатские союзники не спровоцируют конфликт между США и КНР?

— У меня нет опасений, что наши союзники смогут настолько провоцирующее себя вести, чтобы заставить Вашингтон действовать или взять на себя такие обязательства, которых нам хотелось бы избежать. Самым лучшим способом избежать подобных ситуаций является четкое понимание США своих интересов и заключение строго оборонных соглашений с ключевыми союзниками. Мы должны взять на себя обязательства их защиты в случае нападения, но также следует конкретно объяснить, что мы не обязаны помогать в случае, если атака будет спровоцирована их поведением,  которого мы не одобрим. Этот принцип должен использоваться в отношениях со всеми нашими союзниками в мире, конечно же, а не только лишь в Азии

— С другой стороны и Вы, и многие другие теоретики критиковали попустительство Вашингтона по отношению к своим союзникам, например, в Европе, в их намерении «проехать зайцем» в локомотиве американской силы, особенно силы военной. Не думаете ли Вы, что существует схожий сценарий и для Азиатско-Тихоокеанского региона? Каким образом лучше всего для США выстроить свои отношения с подобными «зайцами», чтобы это не рассматривалось их союзниками как отказ Вашингтона от своих обязательств?

— Таких вот «зайцев» хватает и в Азии. И нам следует ожидать, что союзники США предпримут попытки повторить такой ход и в будущем. И я их не обвиняю: это ведь очень разумно переложить всю ответственность на плечи «тупых пиндосов», тем более, если вы можете это сделать. С этой стороны мы можем также ожидать постоянных жалоб со стороны наших союзников по поводу «ослабления авторитета» США в регионе и попыток шантажировать нас тем, что Китай возьмет верх, если с нашей стороны не будет еще больше помощи. Что следует американцам запомнить раз и навсегда, так это то, что наши азиатские союзники нуждаются в нас куда больше, чем мы в них и что им придется сильно поднапрячься, если они рассчитывают на нашу помощь. Таким образом, пользуясь методом «любишь кататься – люби и саночки возить»,  мы обезопасим себя от эксплуатации со стороны тех наших союзников, надеющихся, что для их защиты мы сделаем больше, чем они сами готовы для этого сделать.

— По поводу американо-китайских отношений. По Вашему мнению, насколько стоит опасаться США растущей экономической и военной мощи Китая, особенно учитывая его все более жесткую политику? Не возвращается ли с удвоенной силой на сцену истории политика противостояния великих держав после короткого переходного периода так называемого «однополярного мира»? Или это переоцененная угроза?

— Я никогда не разделял идеи, что политика великих держав куда-то пропадала… Но она возродится с новой силой, если Китай и дальше будет наращивать свои силы. Тем не менее, для США нет ничего хорошего в том, чтобы преувеличивать могущество Китая. Нам не следует в своей сегодняшней политике опираться на то, каким Китай станет через 20 или 30 лет.

— Отбросим дипломатическую риторику в сторону. Наши азиатские союзники часто обижаются, что США стратегически предпочитают странам Азии Европу и Ближний Восток. В ближайшие годы, как Вы думаете, смогут ли США разобраться с проблемами в этих регионах, чтобы сконцентрироваться на усилении своего присутствия в Азиатско-Тихоокеанском регионе?

— Соединенные Штаты уже сократили свое военное присутствие в Европе и будут продолжать дальше в том же духе, поскольку в Европе сегодня не существует таких угроз, с которыми там бы не справились самостоятельно. США уходят также из Ирака  и Афганистана, но под большим вопросом остается то, сможем ли мы не свалиться опять в болото ближневосточных конфликтов в будущем. Для США лучшим вариантом на Ближнем Востоке будет позиция «офшорного балансирования»: быть в готовности вмешаться, если баланс сил пошатнется, но пока все спокойно – сохранять по возможности минимальное военное присутствие. Нам также следует поддерживать партнерские отношения с такими государствами как Израиль и Саудовская Аравия и отказаться от непродуктивных «особых отношений» с ними, как это обстоит сегодня. Если эти шаги будет предпринято, то мы освободим ресурсы для укрепления нашего присутствия в Азии, если в обозримом будущем это все-таки понадобится. Но нам также следует придерживаться тактики «офшорного балансирования» и в Азии: пускай наши тамошние союзники добросовестно несут свою часть союзнического бремени, чтобы наше присутствие было сведено к минимуму.

— И последний вопрос. Вы всегда последовательно критиковали политику США в отношении Ирана. После переизбрания Барака Обамы, как Вы думаете, вероятно ли заключение сделки между Ираном и Соединенными Штатами по поводу ядерной программы Тегерана, если не брать во внимание современное состояние ирано-американских отношений в целом?

— К сожалению, вынужден признаться, что я не настроен оптимистично. Условия, которые необходимо выполнить  для заключения взаимовыгодной сделки, хорошо известны, но Вашингтон продолжает настаивать на практически полной капитуляции Тегерана. А поскольку Иран в Америке очень сильно демонизируют, то президенту Обаме будет очень сложно достичь компромисса, а после представить его в выгодном свете дома. Что еще хуже, ни одна из сторон не доверяет друг другу и любые предложения рассматривает с величайшим подозрением. Никто не собирается идти на смелые уступки, чтобы «прощупать» оппонента, хотя Иран в свое время пошел намного более вперед, чем мы. Как по мне, все дело в трагической некомпетентности дипломатии: существуют варианты, которые возможно воплотить в жизнь, но у нас нет ни воли, ни возможности реализовывать их хотя бы на протяжении десятка лет. В результате – Иран сейчас намного ближе к обладанию ядерным оружием, чем это могло быть, если бы мы по-настоящему стремились урегулировать все за столом переговоров, а не посредством ультиматумов. Вся наша политика заключается в наращивании санкций, в угрозах превентивной войны и постоянной болтовне о смене правящего режима, что только усиливает желание и основания Тегерана действовать на свое усмотрение. Честно говоря, мне сегодня тяжело представить основания для возникновения такой политики, которая хотя бы минимально соответствовала нашим предполагаемым целям.

Источник: The Diplomat, перевёл Сергей Одарыч, «Хвиля»


Загрузка...


Комментирование закрыто.