Выплаты переселенцам: Киев против регионов

Информационное сопротивление

впл переселенцы

Во второй половине февраля 2016 г. профильные органы власти резко озаботились проблемой махинаций с социальными выплатами внутренне перемещенным лицам. Тема приостановки выплат десяткам тысяч ВПЛ уже две недели находится в информационном топе. В связи с этим группа ИС-Харьков хотела бы сделать несколько ремарок.

Запоздалое прозрение и бурная реакция руководства Министерства социальной политики, негодующего по поводу злоупотреблений абстрактных «чиновников», является, на наш взгляд, лишь попыткой избежать личной ответственности за тот бардак, который творится в сфере социальной защиты ВПЛ.

Если в махинациях задействованы сотни клерков во всех регионах, где проведены проверки. Если на протяжении многих месяцев вымываются миллиарды гривен, в том числе – на финансирование террористов. Главное – если об этом сигнализировали неоднократно и давно, но никакой адекватной реакции не было – то мы имеем дело либо с преступной халатностью, либо с преступной некомпетентностью министерских чиновников, руководства Пенсионного фонда и Госслужбы миграции.

И они должны понести наказание.

Теперь по порядку.

1. Группа ИС достаточно давно анализирует проблематику переселенцев. В октябре – декабре 2015 г. мы провели детальное исследование ситуации в Харьковской области и сопоставили полученный материал с фактами, которые имеются в распоряжении нашей сети по Донецкой, Луганской и Днепропетровской областям.

2. Первая проблема, на которую мы обращали внимание официальных лиц – это полнейший мрак с учетом переселенцев.

Для иллюстрации.

По данным Министерства социальной политики, на 22 февраля 2016 г. официально было зарегистрировано 1 млн. 735 тыс. переселенцев (1 млн. 374 тыс. семей). 695 тыс. семей получали различную помощь от государства.

По данным МСП на 29 февраля, число переселенцев увеличилось на 10 тыс. и составило 1 млн. 746 тыс. (при этом число семей почему-то выросло на 18 тыс. – до 1 млн. 392 тыс. Наверное, этому есть какое-то объяснение). Помощь получали уже 701 тыс. 866 семей.

НО!!! При этом по официальным данным Межведомственного штаба по вопросам ВПЛ, который действует на базе ГСЧС, на 26 февраля было официально зарегистрировано 1 млн. 30 тыс. человек. Или на 700 тыс. меньше, чем у Минсоцполитики.

Самое интересное, что уже 29 февраля, по данным Штаба ГСЧС, число переселенцев составило 1 млн. 15 тыс., т.е. уменьшилось на 15 тысяч человек. Причем эти 15 тыс. за три дня «потерялись» именно в Харьковской области!

Таким образом, в публичном пространстве одновременно существуют два потока официальных цифр, которые формируются из одного источника, но кардинально разнятся между собой. Как такое может быть?

Почему Минсоцполитики публично заявляет об аннулировании тысяч справок «липовых» ВПЛ, но при этом число этих ВПЛ стабильно растет?

Почему у Минсоцполитики число беженцев за неделю выросло на 10 тыс., у ГСНС оно сократилось на 15 тыс.? Ведь регистрируют этих беженцев одни и те же структуры.

Даже если присутствуют какие-то формальные объяснения, то с точки зрения информационной политики это бред. Это просто недопустимо. И такой разнобой возник не вчера.

3. Идем дальше. По данным ГСЧС на 26 февраля, переселенцы были распределены крайне неравномерно: в Луганской области – 254,1 тыс. (24,6% от общего числа), в Харьковской – 214,5 тыс. (20,7%), в Донецкой – 119,3 тыс. (11,5%), Днепропетровской – 86,1 тыс. (8,3%), Запорожской – 67,5 тыс. (6,5%), в Киеве и Киевской области суммарно – еще 87,8 тыс. (8,5%). В остальных регионах их количество невелико.

По состоянию на 29 февраля картина такая: в Луганской области – 254,1 тыс. (25% от общего числа), в Харьковской – 198,4 тыс. (19,5%), в Донецкой – 119,1 тыс. (11,7%), Днепропетровской – 86,1 тыс. (8,5%), Запорожской – 67,6 тыс. (6,7%), в Киеве и Киевской области суммарно – еще 88 тыс. (8,7%). Такое впечатление, что харьковские чиновники первыми успели передать сводки по «липовым» ВПЛ.

Если же посмотреть на слайд, подготовленный СБУ по состоянию на середину февраля, то видно, что по Луганской и Харьковской областям данные оперативного штаба ГСЧС и Минсоцполитики в целом совпадали. Но по Донецкой области отличались на 550 тыс., по Запорожской – на 50 тыс., по Днепропетровской – на 10 тыс.

sbu_vpl

Т.е. донецкие, запорожские и днепропетровские чиновники продуцируют какие-то разные цифры, которые при обобщении в Киеве дают разную сумму. Пропорции тоже выходят другие.

4. Теперь от формального к реальному.

Число формально зарегистрированных ВПЛ и реально переехавших с оккупированных территорий Донбасса радикально отличается.

В Харьковской области, по данным оперативного штаба ГСЧС, на 26 февраля формально насчитывалось 214,5 тыс. переселенцев. В своем исследовании группа ИС-Харьков, опираясь на открытые данные и оценки людей, непосредственно работающих с ВПЛ, указала, что в области реально находится 125-135 тыс. переселенцев (на тот момент официальная цифра была 207 тыс.). Напоминаем – это было в середине декабря 2015 г.

24 февраля, когда уже поднялась волна относительно липовых ВПЛ, директор департамента социальной защиты ХОГА Юрий Шпарага отметил, что, по данным СБУ и Госпогранслужбы, 88,8 тыс. переселенцев, официально зарегистрированных в Харьковской области, в реальности проживают на оккупированных территориях. На минуточку – это 41,5% от официального числа!

А через три дня в области «вычистили» 15 тыс. ВПЛ!

Таким образом: 1) выводы группы ИС полностью подтвердились. Это, конечно, радует; 2) харьковские чиновники действуют с поразительной скоростью, когда их мотивирует СБУ. Ведь надо быть очень наивным, чтобы поверить в то, что до получения письма из СБУ они не знали о реальной ситуации.

Конечно, знали.

5. Нюанс в том, что вся ситуация вокруг ВПЛ изначально программирует конфликт центральной власти и регионов.

Главная причина – через 2 года войны в государстве отсутствует честная стратегия поведения в отношении ВПЛ и, как следствие, нет честной политики власти.

В Киеве рождается некая имитация. Регионы делают вид, что воспринимают её как должное. Поэтому региональные чиновники будут врать и закрывать глаза на злоупотребления с регистрацией ВПЛ.

По легенде, социальные выплаты должны были начисляться ВПЛ, которые фактически проживают на территориях, подконтрольных украинской власти. При этом изначально было ясно, что это иллюзия. Сейчас, по данным СБУ, порядка 60% «ВПЛ» живет в так называемых «Д/ЛНР».

В частности, мы неоднократно указывали, что в городе Изюме зарегистрированы 23 тыс. переселенцев, из которых более 20 тыс. – пенсионеры. Все прекрасно понимали, что этих людей там нет. На днях ВНЕЗАПНО наступило просветление и оказалось, что 3 293 переселенца, получавших пенсии и социальные выплаты в Изюме, зарегистрированы в одной квартире дома, которого нет в природе.

sbu_vpl2

Сейчас начальник управления соцзащиты Изюма делает большие глаза и говорит, что не регистрировать не имела права. Но, согласно действующих норм, миграционная служба должна регулярно проверять 10% ВПЛ по месту регистрации.

Простой вопрос: если по одному адресу, который числится в базе, зарегистрировано 14% всех ВПЛ, сколько нужно времени чиновникам ГМС, чтобы обнаружить его отсутствие? Особенно, если честный начальник управления соцзащиты просигнализирует им о такой парадоксальной концентрации беженцев?

Мы экспериментальным путем проверили в разных районах трех областей: при регистрации ВПЛ можно назвать абсолютно ЛЮБОЙ адрес проживания. Хоть квартиру губернатора. И работник подразделения соцзащиты с ваших слов внесет этот адрес в документы. Потому что всеми это воспринималось как пустая формальность.

Т.е. никакого реального контроля не было. Был сговор и имитация. Если подойти формально, то абсолютно всех чиновников системы социальной защиты, Госмиграции, Пенсионного фонда в Харьковской области, имевших дело с беженцами, можно обвинить в злоупотреблениях и посадить в тюрьму. Всех до единого.

6. Сговор ради наживы – это полбеды. Тут чистый криминал, с которым надо разбираться. Безусловно, наказание должны понести те, кто занимался системными махинациями, оформлял выплаты на людей, которые точно не подавали документы. Особенно – на террористов «Д/ЛНР».

Настоящая беда в том, что региональная власть заинтересована в наличии виртуальных переселенцев и «пенсионных туристов», которые не создают давления на социальную инфраструктуру, а в лучшем случае приезжают за своими выплатами.

Ведь многие из этих переселенцев тратят значительную часть полученных средств по месту формальной регистрации. Получил пенсию или «детские» – пошел на базар или в магазин. На оккупированных территориях цены на те же продукты в 2-3 раза выше. Поэтому есть стимул покупать в Изюме, Балаклее, Купянске и т.д.

per1_1_2016_big_0

Мы также указывали, что официальные отчисления в городской бюджет от местного отделения Пенсионного фонда в Изюме выросли за 2015 г. в 10 раз. Какой местный чиновник в здравом уме откажется от этих денег при условии, что государство не компенсирует дополнительные расходы на школы и медучреждения, перекладывая их на местные власти?

Отсутствие контроля при увиливании Киева от решения проблем ВПЛ – шикарная почва для дичайших злоупотреблений.

7. Общий вывод следующий. Поскольку государство не обеспечивает регионам адекватных инвестиций в развитие территорий для обслуживания и интеграции ВПЛ, региональные власти будут закрывать глаза на «липовых» переселенцев и «пенсионных туристов». Потому что это живые деньги, которые поступают в экономику региона.

По словам министра социальной политики Павла Розенко, Украина тратит на пенсии и социальные выплаты переселенцам порядка 30 млрд. грн. в год. Как минимум 10 млрд. из этой суммы откровенно воруется через разные схемы. Но значительная часть все равно тратится по месту регистрации ВПЛ. Положа руку на сердце: Харьков должен был отказаться от примерно 1,8 млрд. грн., которые списывались на 88,8 тыс. ВПЛ-туристов и частично оставались в регионе?

8. Главным уроком нынешней ситуации должен стать отказ от имитаций и иллюзий со стороны всех участников процесса. Каждый должен понимать свою долю ответственности. Иначе ничего не получится.

Правозащитники и общественники должны прекратить истерику по поводу того, что контроль реального местонахождения ВПЛ – это нарушение прав человека. Без этого контроля миллиарды гривен будут утекать на Донбасс и финансировать войну.

Центральная власть должна, наконец, определиться – мы интегрируем ВПЛ или мы создаем условия, чтобы вытеснить основную массу назад на Донбасс?

Сейчас вся система социальной защиты и особенно Пенсионный фонд испытывают колоссальные проблемы. Денег просто нет. От слова совсем. Именно поэтому запущен процесс верификации социальных выплат и началась перетряска ВПЛ.

Лишить регионы поступлений от ВПЛ-туристов, но не предложить им никаких легальных компенсаторов для развития инфраструктуры, — значит обострить проблемы для тех переселенцев, которые реально переехали и пытаются начать новую жизнь. Как всегда, пострадают невинные люди.

Наверняка среди тех 3,2 тыс. чел., кто был зарегистрирован в квартире несуществующего дома в Изюме, есть реальные переселенцы. Они могут жить на соседней улице или в ближайшем селе, честно платить за аренду жилья. Просто система была заточена на то, чтобы обойти любые формальности, которые никто не воспринимал всерьез.

Поэтому мы снова повторяем наш тезис – надо переходить к обсуждению проблем разных групп ВПЛ. И адресно заниматься их решением.

Нынешнее прозрение со стороны Минсоцполитики автоматически переводит всех ВПЛ в положение неблагонадежных. Что бесконечно тупо, потому что больше все ударяет именно по тем, кто поддерживает Украину.

Центральная власть должна прекратить разговоры и, наконец, решить вопрос с единой системой регистрации ВПЛ, которая позволит учитывать всю полученную ими помощь. Вопрос такой системы агентства ООН поднимают с апреля 2014 г., когда появились беженцы из Крыма. Но сдвигов нет!

ocha_vpl

Донорские организации должны прислушаться к тому, что решить проблемы ВПЛ без решения проблем территорий, куда они массово переехали, невозможно. Помощь на развитие инфраструктуры и ремонт жилья должна быть четко привязана к созданию рабочих мест. Местные власти с удовольствием освоят деньги на ремонт убитых социальных объектов. Но стратегически это не решит проблему интеграции ВПЛ.

Мы убеждены, что министр соцполитики Розенко, как человек цивилизованный и европейский, должен публично обозначить, что он осознает меру своей персональной ответственности за сложившуюся ситуацию. Это как минимум.

По словам самого Розенко, Минсоцполитики вместе с СБУ проверяют правомерность начисления выплат 350 тыс. (!) переселенцев. Т.е. речь идет не о злодеяниях рядовых клерков, а о системе, которая расцвела за последний год. Такое возможно только в случае абсолютной слепоты первых лиц Минсоцполитики, ПФУ и ГМС.

Вдумайтесь: одной рукой система соцзащиты выплачивает пенсии и пособия террористам Д/ЛНР, другой рукой она же заставляет участников АТО и членов их семей пройти все круги бюрократического ада для получения гарантированных государством льгот. Это происходит в одних и тех же учреждениях, при участии одних и тех же чиновников.

Должен быть проведен объективный разбор полетов в ГМС и ПФУ, дабы определить меру ответственности их руководства.

В общем, нужно прийти к состоянию, когда центральные власти и регионы действуют в единой рамке. Иначе проблемы ВПЛ будут только обостряться и неизбежно выльются в социальные протесты, которых до сих пор удавалось избегать.

Источник: Информационное сопротивление




Комментирование закрыто.