Зачем человечеству колонизировать Марс?

Сергей Дацюк, для "Хвилі"

Mars surface close to equator

Марс будет колонизирован не каким-либо государством, нацией, локальной цивилизацией, расой, идеологическая группой, религиозной общиной или корпорацией. Марс будет колонизирован целым человечеством — общепланетной цивилизацией.

Вопрос «зачем нам колонизация Марса?» является принципиальным не столько для продолжения инопланетных исследований, сколько для создания позитивной перспективы самого человечества.

В этом смысле представления о космосе как о красивой мечте человечества уже недостаточно для масштабного финансирования космических проектов.

Проблема человечества в том, что кроме красивых мечтаний, мышление о космосе так и не построило внятную и вызывающую доверие перспективу для планеты Земля.

До сих пор космическая экспансия и развитие космических технологий осуществлялись под весьма зыбкие мечты. Научная фантастика, умершая к 90-ым годам ХХ века, была последним пристанищем мечтаний о космосе. Да и сама наука влачит жалкое существования, встретившись с проблемами своих оснований.

Иначе говоря, для исследований космоса космические государства теперь не видят никакого внятного смысла. Это весьма затратные научно-исследовательские проекты без надежды на какое-либо применение в потребительском обществе.

США в последнее время находятся под угрозой закрытия многих проектов, связанных с исследованием ближнего космоса (Солнечной системы) при помощи летательных космических аппаратов.

Россия сегодня находится внутри процесса архаизации и испытвает воздействие западных санкций. Архаизация принципиально не приемлет исследование космоса за пределами непосредственной потребительской выгоды для страны в условиях санкций.

Европа и Индия переживают либо сокращение финансирования, либо находятся под угрозой такого сокращения. Лишь Китай пока наращивает свое исследование космоса.

Однако все страны столкнулись с одной и той же проблемой — невозможности полной коммерциализации исследований космоса.

В этом смысле вопрос о космических исследованиях становится принципиальным для человечества. И для продолжения космических исследований нужен очевидный и беспрекословный следующий рывок общечеловеческого значения.

Именно нынешний мировой кризис всерьез поставил вопрос о колонизации Марса. Вопрос колонизации Марса для человечества это вопрос фундаментальный — выйдет ли из мирового кризиса человечество достойно или провалится в Темное Время.

Краткая история важных достижений космической экспансии показывает возникновение серьезного предела — цивилизационного предела развития космонавтики.

Ракеты придумали китайцы. Многоступенчатую ракету разработал россиянин Циолковский в 1880 году. Первую ракету на жидком топливе построил американец Годдард. Космической высоты впервые достигла немецкая ракета в 1942 году. Первый спутник запустили в СССР в 1957-ом году, с чего собственно стартовала космическая гонка между СССР и США. Первый пилотируемый полет совершил космонавт СССР Юрий Гагарин. Первый полет на Луну совершили Армстронг, Коллинз, Олдрин младший в июле 1969 года.

После этого принципиальных прорывов в пилотируемой космонавтике совершено не было. То есть почти на полстолетие развитие астронавтики на Земле замерло. Линейное развитие исследования иных планет, отправка летательного аппарата к границе Солнечной системы — все это уже не являлось такими прорывами, как перечисленное до этого.

Событием в космосе для человечества является лишь то, что делается непосредственно самим человеком. Полеты в дальней космической пустоте или поездки по планетам сложносконструированного железа событиями в космосе не являются.

Эта работа является продолжением цикла работ о человечестве и его мышлении, написанных мной в 2013-ом «Теоремы человечества» и в 2014-ом «Мышление человечества».

Идеи и мотивации космической экспансии человечества в ХХ веке

Хотя в основании космических идей лежат множество древнегречески-философских, эзотерических, религиозных, оккультных, гностических, кабалистических и теософских воззрений, активный или субъектный космизм начинается с претензий человека на освоение космоса. Иначе говоря, идеи космизма в узком смысле (как претензия на освоение космоса) начинаются с четкой формулировки того, зачем человеку (человечеству) нужен космос.

В генерировании космических идей участвовали и французы, и итальянцы, но наибольший вклад в развитие ракетной техники и космических исследований сделали: Германия (на первом этапе), а затем СССР и США во взаимной конкуренции, названной позже «космической гонкой». Все остальные космические государства лишь пытаются повторить то, что сделали СССР и США.

Представления о космосе и космической экспансии человечества можно условно различить на 1) общие идеи освоения космоса (Федоров, Сухово-Кобылин, Вернадский, Тейяр де Шарден и др.); 2) фантастические представления о взаимоотношении человека с космосом и космическими пришельцами, а также о путешествиях к другим планетам и освоении Вселенной (Уэллс, Ефремов, Хайнлайн, Бредбери и др.); 3) технологические аспекты космических путешествий (Циолковский, Цандер, Кондратюк, Эно-Пелтри, Оберт, Годдард и др.).

Русский религиозный мыслитель Николай Федорович Федоров пожалуй впервые формулирует основные идеи освоения космоса: 1) Воскрешение предков, обещанное в христианстве и осуществленное силами науки, приведет к необходимости космической экспансии и колонизации новых планет, поскольку воскрешенные просто не поместятся на планете Земля; 2) овладение природой для победы над смертью потребует усилий всего человечества, для чего нужно Всечеловеческое Единство (объединение народов «через конференцию мира совершаемое»); 3) в связи с этим требуется деятельное знание, что предполагает объединение науки и искусства в религии, при этом деизм (не требующий никакого дела) и гуманизм (требующий разъединения под видом свободы) отвергается.

Курьез развития космонавтики состоит в том, что не эти общечеловеческие идеи легли в основание начала успешного ракетостроения, которое впервые было осуществлено в нацистской Германии. Два обстоятельства способствовали практической мотивации ракетостроения — 1) в навязанных Германии условиях мирного договора после Первой мировой войны существовал запрет на развитие артиллерии, но ничего не говорилось о ракетах, что дало возможность приступить к их созданию; 2) Доктрина Вечного Льда Ханса Хёрбингера мотивировала Гитлера на продолжение финансирования ракетостроения при длительных неудачах на первоначальном этапе.

Макс Валье, австрийский пионер ракетной техники, один из основателей германского Общества межпланетных сообщений писал Герману Оберту, немецкому ученому и инженеру в области космонавтики и ракетостроения, 10 февраля 1924 года: «Хёрбигер утверждает, что Луна полностью ледяная, что все, что мы видим на Луне, кратеры, горы и т.д. — просто лед и лед (…) Теперь для Хёрбигера «Луна» есть решающий фактор его теории. Вы понимаете, профессор, что для нас, последователей теории ледниковой космогонии, есть возможность взглянуть на Луну вблизи. Это означает, просто все! Если будет установлено, что Луна состоит не из льда, мы полностью разбиты, нет спасения, но если вся поверхность Луны покрыта коркой льда, это будет переворот в астрономии, астрофизике, метеорологии и геологии, и мы триумфаторы! Это то, что меня лично увлекает в вашем изобретении ракеты, прежде всего».

Создание ракетной техники проходило на полигоне в Пенемюнде. В июне 1944-го года немецкая ракета «Фау-2» (она же V-2 — Vergeltungswaffe-2, оружие возмездия; другое название — нем. А-4 — Aggregat-4,) осуществила первый суборбитальный полет.

Именно национал-социалистическая страна смогла начать практическую подготовку к космической экспансии, что весьма долго предпочитали замалчивать США и СССР. Доктрина Вечного Льда Ханса Хёрбигера была первой политически реализуемой сверхглобальной (космической, внеземной) доктриной, внутри которой возникла задача исследования космоса.

К 40-ым годам ХХ столетия идеи русского космизма были вытравлены марксистской идеологией в СССР. К ним СССР вернется лишь в 70-е годы уже в связи с активным развитием космонавтики, мотивы развития которой изначально имели исключительно военное значение — точно так же, как и в США.

То есть — русский космизм, который ретроспективно был использован для обоснования ракетных полетов в СССР, не был достаточно сильной мотивацией практического развития ракетной техники для суборбитальных полетов. Сильной мотивацией для такого развития оказался национал-социалистический реваншизм Германии и мракобесная теория Хербигера, усиленные немецкими научно-техническими достижениями того времени.

Есть нечто парадоксальное в том, что ни коллективно-гуманистический по своим теоретическим устремлениям марксизм, ни индивидуально-гуманистический по своей политической практике либерализм не способны были породить сверхглобальной политики. А человеконенавистническая дискриминирующая расы и нации теория смогла породить сверхглобальный дискурс, внутри которого были осуществлены технологические достижения для космической экспансии.

Сегодня, наблюдая инерционное развитие космических исследований в США и сворачивание космических исследований в радикально архаизирующейся России, этот вопрос как никогда важен.

Какая мотивация для продолжения космической экспансии станет достаточно сильной для колонизации Марса?

Реваншистские имперские мотивации России на продолжение космической экспансии сегодня не подкреплены ее научной и технологической мощью.

Мотивации чистого научного интереса США подкреплены их научной и технологической мощью, однако не имеют достаточного философского обоснования на уровне общечеловеческих цивилизационных целей.

Мотивации Китая в деле космоса — стать вторым гегемоном — или мотивации Европы в деле космоса — не отстать от США — это не очень достойные мотивации.

Суть космической гонки в речах лидеров США и СССР

Поражение национал-социалистической Германии во Второй мировой войне привело к тому, что ее ракетные достижения разделили между собой две страны-победительницы — США и СССР.

Дальнейшее освоение космоса происходило внутри процесса цивилизационной конкуренции США и СССР.

В инаугурационной речи Кеннеди 20-го января 1961 года предложил Хрущеву «вместе ис­следовать звезды».

Также существует официальный документ-предложение Кеннеди Хрущеву, где буквально предлагалось: «В качестве первого шага США и СССР могли бы выбрать высадку с научными целями небольшой группы (около трех человек) на Луну, а затем возвратить их на Землю…»

Хрущев и Политбюро подозревали США в попытке выведать советские космические секреты. То есть недоверие СССР не позволило изначально разрабатывать полет на Луну совместно с США.

После запуска Юрия Гагарина в космос 12 апреля 1961-го года Хрущев сказал: «Пусть капиталистические страны попробуют догнать нас».

25-го мая 1961-го года выступая перед Конгрессом США Кеннеди сказал: «Я убежден, что наша нация должна поставить перед собой цель еще до конца этого десятилетия высадить человека на Луну и благополучно вернуть его на Землю. Ни один проект в этот период не произведет большего впечатления на человечество или не будет более важным для долговременного исследования космоса и ни один не будет таким трудным или дорогостоящим для осуществления».

В выступлении 1962 г. в Университете Райса, посвященном программе космических исследований, Кеннеди сказал:

«История нашей страны состоит из побед: Америка была среди флагманов промышленной революции, лидеров в сфере изобретений и инноваций, мы первыми поставили ядерную энергию на службу человеку. И сегодня наш долг – вырваться вперед в освоении Вселенной. Мы принимаем этот вызов, мы участвуем в этой гонке – и выйдем из нее победителями. Все взгляды сейчас устремлены в космос, к Луне, к окружающим нас планетам. И мы хотим, чтобы там реял флаг Соединенных Штатов, символ свободы и мира, а не знамя наших врагов…

Да, на этом пути нас наверняка ждут опасности и трудности. Однако мы будем вознаграждены новыми знаниями и новыми возможностями во благо всего человечества. Космические технологии, как и ядерную энергию, и любые изобретения человечества, можно использовать по-разному. Только от нас зависит, будут ли они всеобщим благом или всемирным злом, и Соединенные Штаты должны добиться первенства в этом соревновании, чтобы космос стал океаном мира, а не новой ареной боевых действий. Не надо думать, что космос в этом отношении опаснее, чем суша или океан. Я абсолютно уверен в том, что на этот раз человечество сможет обойтись без войн и избежать всех прежних ошибок.

В космосе пока нет раздоров, несправедливости, межнациональных конфликтов. Он неизведан и таит в себе опасность для всех нас в равной степени. И если мы его покорим, он должен принадлежать всему человечеству и нам необходимо будет наладить мирное сотрудничество. Но многие не понимают, почему нам не дает покоя Луна. Что за странная цель? С тем же успехом можно спросить: а зачем забираться на самую высокую гору в мире? Зачем 35 лет назад был совершен первый трансатлантический перелет? Зачем сборной Университета Райса играть со сборной Техасского университета?

Да, мы решили покорить Луну, причем именно в этом десятилетии. Это цель не из легких, но тем лучше: такое испытание позволит нам выложиться по максимуму, показать, на что мы способны, реализовать всю нашу мощь. Это вызов, который мы готовы принять здесь и сейчас. И мы рассчитываем только на победу!»

США это сделали. Космическая гонка СССР и США подарила человечеству освоенный орбитальный космос и космическую перспективу в виде далеких планет Солнечной системы.

Однако орбитальная космонавтика является весьма ограниченной в плане захватывающей дух перспективы.

Орбитальная космонавтика является национальной: это тест для сверхдержавы. Колонизация планет может выступать как лишь общечеловеческое предприятие.

Орбитальная космонавтика является потребительской. Колонизация планет принадлежит цивилизации, вышедшей за пределы потребительских мотиваций.

Орбитальная космонавтика осуществляется в ситуации отсутствия всепланетного правительства. Колонизация планет предполагает наличие единого правительства колонизирующей планеты.

Орбитальная космонавтика понимается на основе философии, права и политики Земли. Колонизация планет предполагает создание ксенофилософии, ксеноправа и ксенополитики.

Космическая гонка США и СССР была закончена вместе с распадом СССР. Сегодня сотрудничество Европы, США, России и Китая в орбитальной космонавтике является ничем иным как потребительским освоением близлежащего космоса — государственным и корпоративным.

Цели освоения космоса во второй половине ХХ века

Долгосрочные цели пилотируемых полетов в 60-70-е годы ХХ века, независимо от рекламы социального строя СССР или рекламы сильной и гордой нации США, до сих пор остаются неясными.

Самые большие тайны это те, о существовании которых не догадываются, хотя они находятся на глазах у всего мира.

Самая большая тайна развития космоса в СССР и США — космическая гонка есть редуцированное до технических возможностей соревнование государств с разным социальным строем. Космос не рассматривался как общечеловеческой предприятие имеющее самоценность. Более того, космос имел сугубо техническое (технологическое представление вообще возникает в 80-е годы ХХ века) приложение к военно-оборонным целям.

Однако для развития средств доставки оружия, в том числе и ядерного, нужны были ракеты атмосферных полетов. Заатмоссферные полеты космических ракет имели две цели. Первая цель — демонстрация научно-технологического могущества СССР или США в межцивилизационной конкуренции. Вторая цель, весьма редко и непублично признаваемая лидерами СССР и США — страшилки в отношении друг друга: «В космосе противник может повесить оружие, которое может быстро нас уничтожить».

Иначе говоря, без конкуренции США и СССР космическая экспансия человечества могла бы еще долго не состояться. Если бы советская и американская элита не находились в состоянии конкуренции, то они бы просто медленно подсчитали, что технические средства человечества еще очень долго не позволят осуществить космическую мечту — путешествия в дальний космос, то есть не только за пределы Солнечной системы, но даже к другим планетам Солнечной системы. А ведь только эта мечта и была основной мотивацией космических исследований.

Космическая гонка США и СССР была следствием взаимно индуцированной конкуренции при отсутствии адекватных расчетов возможностей космической экспансии. При этом никаких долгосрочных целей развития космических науки и технологии ни у США, ни у СССР не было. И до сегодняшнего дня их нет.

Космические достижения в СССР объясняли постфактум, прежде всего, привлекая идеи русского космизма, который явно противоречил идеям марксизма. Пока были государственные деньги, изымаемые путем государственной эксплуатации всего советского народа, была и космонавтика в СССР. Как только социализм закончился, в новой капиталистической рыночно ориентированной России космическое развитие замедлилось и рискует сегодня вообще остановиться. Да и в США в связи с мировым кризисом продолжение развития космической экспансии оказалось под угрозой.

США продолжают исследовать космос и другие планеты по инерции — то есть для поддержания имиджа космического государства, что создает в конечном результате чисто экономические преимущества: 1) мировое доминирование американских корпораций; 2) мировое доминирование долларовой валюты; 3) мировое доминирование научных институтов США; 4) геополитическая гегемония США и поддержание процесса глобализации.

Иначе говоря, США до сих пор делают то, что изначально делали СССР — используют космические достижения для чисто внутримировых (внутрипланетных) целей мирового могущества.

Ни СССР, ни США не смогли выйти на уровень стратегического общечеловеческого целевого полагания внепланетной экспансии человечества и колонизации других планет на основе всепланетного единства. Это принципиально неглобальная цель — это гелиосная цель, содержательное пространство которой объемлет всю Солнечную систему.

Можем ли мы использовать для освоения планет Солнечной системы подходы времен «Холодной войны»? Может ли в принципе новая холодная война являться стимулом для колонизации других планет — Луны и Марса?

Со всей прямотой нужно ответить на этот вопрос отрицательно. Именно поражение СССР в холодной войне показало всему человечеству, что межцивилизационная конкуренция внутри человечества весьма ненадежная мотивация, когда дело касается внешней человеческой экспансии.

Новый виток «холодной войны» между Россией и США не приведет к повторению космической гонки за колонизацию Луны или Марса, ибо такого типа предприятие неподвластно даже мировому гегемону.

В этом смысле стало понятно — внешняя космическая экспансия не может быть осуществлена из цивилизационно-сепаратных разногласий внутри человечества.

Зачем человечеству нужно колонизировать Марс?

Проблемой человечества сегодня стала приостановка развития философии, которая в своем метафизическом самолюбовании оказалась неспособной развивать мышление за пределами постмодернистской нигилистической критики.

Хранителем традиции философии до сих является Европа, а СССР (Россия), США, Китай и Индия не являются хранителем того типа мышления, в котором только и может быть осмыслена долгосрочная перспектива человечества. Однако Европа не устремляет свою философию на космические вызовы, она занята сдерживанием исламской экспансии и гегемонии США.

Увядающий европейский постмодернизм как своеобразная деградация и профанация философии на рубеже XXXXI веков тоже не способен предложить философские перспективы космической экспансии и колонизации других планет.

В представлении постмодернизма — тотальность перспективы не позволяет работать с ней как с некоторым важным смыслом.

ХХ век под занавес явил нам потребительское общество и завершение мощных и весьма многообещающих проектов будущего — космической экспансии и философского осмысления перспективы.

Если мы хотим получить ответ на вопрос — зачем нам колонизировать Марс, мы не можем использовать мыслительные установки постмодернизма.

Освоение космоса в виде колонизации планет (прежде всего, Марса) является исключительно конструктивистским мероприятием — масштабным и выходящим за пределы гуманитаристики — истории, социологии, политологии и психологии.

Выбор Марса, а не Луны, для потенциальной колонизации связан с тем, что Луна слишком близко и не обладает достаточной сложностью для предъявления вызова всему человечеству. Какая-то часть Луны может быть освоена и отдельным государством без преодоления сверхсложных гуманитарных и технологических вызовов. Лишь Марс оказывается достаточным вызовом для преобразования зашедшего в цивилизационный тупик человечества.

Фактически это является принципом Кеннеди — вызов должен удовлетворять предельные амбиции, лишь тогда он интересен и обладает достаточной силой мотивации. Таким образом, лишь сильный вызов способен удовлетворить высокие амбиции всего человечества. Однако человечество до сих пор не имеет никаких амбиций, ибо собственно не осознает себя.

………………………………………………………………………….

Существует всего несколько ответов на вопрос о том, зачем человечеству осваивать космос в смысле колонизации планет и пустотного пространства между ними.

Первый ответ дал Николай Федоров — это активное человеческое действие, осуществляющее реализацию основных аспектов веры и знания и объединяющее людей в единое человечество.

Второй ответ дал Уэллс («Война миров» и «Первые люди на Луне») — для обеспечения внепланетной безопасности человечества.

Третий ответ дал Бредбери («Марсианские хроники») — это интересное и богатое на приключения и драматические противостояния мероприятие человечества.

Четвертый ответ дал Хайнлайн («Луна жестко стелет» или «Луна — жестокая хозяйка») — для обеспечения отпочкования человечества в рамках концепции свободы и искусственного создания себе дополнительных внешних цивилизационных вызовов для развития.

Пятый ответ дал Ефремов («Туманность Андромеды») — ради будущего освоения Вселенной и объединения разумных рас в Великое Кольцо (человеческое и внечеловеческое мероприятие).

Шестой ответ дал Лем («Солярис») — ради обнаружения иных онтологий и метафизических пределов человечества.

Седьмой ответ дали братья Стругацких («Обитаемый остров», «Жук в муравейнике» и «Волны гасят ветер») — преобразование путем прогрессорства внеземных рас со стороны человечества и преобразование самого человечества путем обратного прогрессорства внеземных рас — через контакт Люденов (металюдей) и Странников (пришельцев из космоса, достигших уровня Монокосма, то есть управляющих собственной эволюцией).

Восьмой ответ дал Азимов («Основание») — стратегический выход человечества на иной масштаб деятельности: создание и развитие галактической империи.

Что мешает нам осмыслить эти ответы или получить другие ответы?

Реализации этих ответов в непосредственной общечеловеческой практике космического развития мешает дисбаланс между всеобъемлющими мотивациями освоения космоса и различными типами эгоизма, разобщенности и конфликтности, присущими нациям, корпорациям и общественным группам внутри разделенной цивилизации человечества.

Современные политики национальных государств, даже мировых гегемонов, не способны мыслить с позиции этих мотиваций. Именно формирование таких мотиваций у отдельных политиков будет означать появление космополитизма в двойном смысле этого слова — космическое устремление (космополитика) формирует общемировую политику Земли (космополитизм).

Космос как масштабная Сеть разноуровневых проявлений может быть освоен сопоставленной по структурному содержанию сформированной сетью разумных существ единой разумной цивилизации. Не достигшая в себе единства цивилизация разумных не может осваивать Сеть Космоса.

Идеи Федорова, Уэллса, Бредбери, Хайнлайна, Ефремова, Лема, Стругацких и Азимова как наиболее позитивные и объемлющие должны быть сегодня философски переосмыслены в астрофилософии и сформулированы в контексте практической реализации.

В отношении колонизации Марса и других планет (возможно не только Солнечной системы) мы должны принять важные наставления относительно мотиваций и важные мыслительные установки.

1. Ничто из прошлого, кроме извечной мечты людей в разных частях Земли, не объясняет наших стремлений к колонизации других планет. Колонизацию других планет порождает надежда на позитивное будущее — космический футуродискурс, конструирование нового языка, новой политики, нового права, новой области философии.

2. Потребительское общество в принципе не способно понимать причины колонизации других планет, так как эти процессы не несут непосредственных и очевидных утилитарных преимуществ, возможностей, перспектив. Колонизация других планет является неутилитарным трансцендентным действием в условиях равноправия онтологии и метафизики.

3. Колонизировать иную планету может лишь вся планета, а не отдельная ее часть. Колонизация других планет является общечеловеческим (тотальным) действием.

4. Хотя предполагается, что человеческие наука, техника и технология внесут решающий вклад в создание возможностей для колонизации Марса, человечество это нечто большее, нежели наука, техника и технология. Колонизация других планет есть претензия на отпочкование всей культуры Земли, со всем ее разнообразием, включая даже маргинальные традиции и практики.

………………………………………………………………………….

Само возникновение идеи колонизации Марса приведет к целому ряду долгосрочных действий с принципиально новыми мыслительными установками и когнитивными дисциплинами:

— создание принципиально новой единой для всего человечества мотивации — колонизация ради всего человечества, а не отдельной нации;

— колонизировать иную планету вне конкуренции государств-гегемонов, какими были в свое время США и СССР, не означает колонизацию вне конкуренции вообще — корпоративная конкуренция, конкуренция исследовательских групп и личностная конкуренция даже в ситуации мирового кризиса вполне могут стать средой оперативной конкуренции в масштабах всей планеты Земля;

— переключение социальной энергии пассионарных цивилизаций Земли на амбициозное дело — не воевать за перераспределение ограниченных ресурсов отеческой (родительской, колыбельной, генезисной) планеты, а искать новые внеземные ресурсы внутри новых целей и задач их применения;

— создание астрофилософии, занимающейся проблемами отношения человечества к внеземным средам его обитания, проблемами отношений человечества к отпочковавшейся (обособившейся) его внеземной части;

— создание астрополитики как необходимой и возможно лидирующей в технологическом обеспечении части внеглобальной политики;

— создание астроправа, в основе которого лежит астросвобода как право обособленной внеземной части человечества на религиозное, культурное, социальное, политическое и экономическое самоопределение;

— создание марсистики с ее наиболее важными разделами: марсографии, марсобиологии, практического терраформирования Марса и т.д.

— создание всепланетного сверхглобального (гелиосного) дискурса для мировых СМИ, коммуникация в котором со временем сменит мыслительные установки национально-государственных элит;

— создание всепланетного координационного органа, со временем могущего превратиться в мировой центр принятия управленческих решений (а не нормативных, как ООН).

В рамках освоения каждой планеты Солнечной системы должна быть создана особая дисциплина. В ближайшей перспективе должна быть создана селенистика, марсистика. И в позиции для внеземных поселений должна быть создана террастика — обще понимание планеты Земля извне ее самой, как бы глазами инопланетников.

………………………………………………………………………….

В процессе подготовки к колонизации Марса человечество, кроме чисто технологических проблем полета и технологических аспектов колонизации и терраформирования Марса, должно будет решить целый ряд принципиальных вопросов:

1) представители каких цивилизаций-культур должны войти в состав колонии на Марсе, одна ли там будет колония и допустима ли в принципе концепция многоколониального освоения Марса;

2) какой язык (языки) будут использовать в колонии Марса;

3) какой социальный строй должен быть у колонии Марса;

4) какими цивилизациями-культурами будет поддерживаться колония (колонии) в дальнейшем, каковы гарантии планеты Земля для колонии Марса;

5) каковы условия автономизации колонии Марса от планеты Земля и создания постколониального будущего Марса.

………………………………………………………………………….

Что даст колонизация Марса Земле?

Колонизация Марса позволяет возобновить демографическое развитие человечества.

Колонизация Марса создает перспективу космических путешествий за пределы Солнечной системы.

Колонизация Марса создает систему безопасности планеты Земля перед возможной планетарной космической катастрофой (запасная планета для жизни).

Колонизация Марса впервые создает единое человечество.

Колонизация Марса позволяет расширить наши представления о планете Земля и создать условия для колонизации других планет Солнечной системы.

Колонизация Марса создает новые смыслы и новые перспективы уставшего от потребительства человечества.

Колонизация Марса позволяет сделать первый шаг для глобального преодоления антропоцентризма человечества.

………………………………………………………………………….

В этом смысле колонизация Марса не может рассматриваться как исключительно технологическая проблема межпланетного полета и освоения другой планеты.

Для начала решения этих вопросов, проблем и задач необходимо уже создать комиссию ООН по колонизации Марса, в компетенцию которой будет входить создание необходимых институтов и принятие необходимых законов.

Колонизация Марса в качестве первого шага предполагает создание Института Марсистики, который должен сформировать весь спектр необходимого комплекса когнитологических дисциплин и, прежде всего, астрофилософии, астрополитики и астроправа.




Комментирование закрыто.