Зачем Украине конвенциональная информационная политика

Андрей Загородский, координатор Семиотических студий, для "Хвилі"

информационная война

«Кастомизация» всего общества и всевозможные коммуникативные упрощения (сплошной лайк-дислайк) зашли слишком далеко. Под угрозой целостность и устойчивость социосистем в стране. Невозможно просто наблюдать и блаженно наслаждаться постмодернистским хаосом.

Чтобы пробиться через шум, вместо разъяснений, мы еще больше упрощаем наши сообщения друг другу. Еще больше сокращаем, еще больше сбиваем с ног очередным «вау-эффектом», чтобы привлечь внимание или отвлечь от другого экрана. Таргетируем аудитории. Фрагментируем мир.

Для устойчивости общественных систем представить две альтернативные точки зрения – уже недостаточно. «Невозможно выиграть ни один спор — ни одна точка зрения не более правдива, чем любая другая», как однажды сказал Питер Померанцев.

Нам остается лишь согласиться одно считать «белым», а другое – «черным / черно-белым / серым». Сегодня мы еще не владеем конвенциальным механизмом. Условные «зрада» и «перемога», вместо того, чтобы внимательно «разглядеть» друг друга, разлетаются в разные стороны при малейшем столкновении. Даже (или в первую очередь) в среде политических вроде как единомышленников. Дискурс заканчивается стремительно, так же как и начинается – на полуслове.

Пока смыслы не «видят» друга, они отталкиваются друг от друга. Иногда, если слишком большие смысловые массы и избыточные скорости трансляции, едва притянувшиеся друг к другу смыслы могут уничтожить друг друга.

Вместе с тем, в случае правильной организации процесса, «смыслы–оппозиции» могут начать взаимодействие.

В процессе символического обмена (а это именно и будет такой обмен, с точки зрения семиотики) смыслы смогут обрасти новым содержанием. Через 3 года такого дискурса, например, на все «советское» (а это – и ожидание чуда от нового мессии, и отношение к собственному участию в реформах, да и просто «светлые» воспоминания об ушедшей молодости и т.п.) у абсолютного большинства в Украине будет иной взгляд. Нет, это не значит, что забудут про «совок». Просто к нему появится не мифологизированное, а осмысленное трезвое отношение. Реванш «старорежимных сил» станет почти невозможным. Реформы получат осознанный запрос «снизу».

Конвенциональная информполитика страны – это устойчивая постояннодействующая структура информационного обмена. Такая «горизонтальная» модель – альтернатива вертикально интегрированной пропаганде и «управлению массами».

Если «плановую» пропаганду достаточно легко вывести из строя (дискредитация / диверсия / т.п.), то смысловую структуру, в которую добровольно вовлечены миллионы человек, дезорганизовать невозможно.

Суть конвенционной информполитики – придерживаться структуры, а не плана дискурса.

Структура такого дискурса – серьезное обсуждение и ответ общества на 4 всем известных вопроса:

1. где мы сейчас?

2. где мы хотим быть?

3. как мы туда попадем?

4. как мы отреагируем на ответ?

Ключевым станет не просто дискуссия. Не дебаты. Не диалог сам по себе. И точно — не компромисс. И даже не поиск истины. Важным станет конвенция — смысловое согласие по этим четырем пунктам.

Еще раз. Конвенции – это не компромиссы и диалоги, а выявление новых знаний. Это — общее смысловое поле.

Свойства конвенции: структура, обмен, деятельность, дополнительность.

Для управления таким непростым процессом должны появиться новые профессии – на стыке анализа данных, журналистики, модерации, фасилитации и медиации, заточенные на поиск новых трансцендентных знаний.

Конвенциональная инфорполитика – следствие изменившихся общественных отношений в течение последних 15 лет. Составляющая часть новой «шеринговой политика». То есть будет правильнее говорить о том, что мы хотим поделиться (даже не обменяться, на чем настаивают семиотики) позициями, разделить с кем-то свои знания, гипотезы, ощущения и т.п. (англ. share).

Конвенции придадут осмысленность там, где сегодня нет общих значений (то есть нулевые или полярные смыслы) — и в борьбе с российской пропагандой, и продвижении реформ, и военной политике, и децентрализации, и реинтеграции, и пр.

Сообщества научатся придавать значения непонятным фактам (даже пропагандистским симулякрам), объяснять их и осмысливать, а не лишь критически мыслить. Ведь, если что-то непонятно, значит, требует дополнительных значений для понимания. Если примитивные или односложные смысловые единицы (твиты, заголовки, теленовости или посты на ФБ) не приводят к ожидаемому эффекту (пониманию), значит, они должны быть дополнены.

Организация национального дискурса, то есть системная организации смыслотворчества и достижения добровольных конвенций – станет одной из главнейших задач национальной безопасности для многих стран мира. Особенно для обществ с высоким уровнем недоверия и крайне индивидуалистическими настроениями, как в Украине.

Конвенционная коммуникация напрямую будет влиять на устойчивость демократической системы. А скорость общественных трансформаций станет прямо пропорциональной качеству и масштабу смысловых конвенций.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» вFacebook


Комментирование закрыто.