Высшее образование в Украине: реальные вызовы и имитация реформ

Алексей Васильев, для "Хвилі"

Образование

Нет ни одного президента, премьера или министра образования, которые бы не заявляли, что хорошее образование — государственный приоритет. Нет ни одного президента, премьера или министра образования, которые бы не то, что улучшили ситуацию в сфере образования, но хотя бы приостановили его деградацию. Дела в «консерватории» аховые. Нужно что-то менять.

Все мы хотим, чтобы образование было хорошим. Но что такое хорошее образование? Увы, простого и однозначного ответа нет. Достаточно легко сказать, что такое плохое образование. Но как быть с хорошим? Вот знание древнегреческого языка и латыни — это хорошее образование? Кант и Гегель — нужны? А если нужны, то кого еще следует добавить в список? И кто это должен решать? Разных мнений по данному поводу много больше количества коррумпированных чиновников в министерстве образования. Поэтому как сейчас принято, обратимся к помощи иностранных специалистов. Наиболее разумным представляется подход, который связывают с Йозефом Шумпетером. Состоит он в том, что хорошее образование помогает принимать оптимальные решения в новых, нестандартных ситуациях. Критерий нечеткий, но зато допускает практическую верификацию. Хороший университет учит не тому, как получить престижную работу, а тому, как создавать рабочие места. Посмотрите, кем стали и где работают выпускники университета — и вы составите неплохое представление об уровне образования, которое он дает. Однако здесь есть маленькое «но»: университет должен сам решать, чему и как учить, а уровень финансирования университета должен определяться рыночными механизмами. Чтобы была обратная связь. Но такую связь непросто реализовать даже при наличии эффективных государственных институтов. Что же у нас?

У нас полным ходом идет война за контроль над «разрешительной системой». Поскольку система образования де факто разрушена, то не осталось других проблем, как выяснить, кто же будет проводить лицензирование, аккредитацию, выдавать справки, допуски, разрабатывать стандарты и критерии. Дело, конечно, нужное. Но к реальности это уже не имеет никакого отношения. Сама идея повышать качество образования путем только изменения стандартов выглядит, мягко говоря, наивной. С таким же успехом можно разрабатывать новые стандарты для отечественного автопрома. А что, приняли закон или постановление — и с конвейера вместо жестяных банок начали выходить изделия а-ля бавария моторз. Но такая простая мысль почему-то не приходит в голову даже самому тупому чиновнику. А с образованием — пожалуйста. Эти горе-реформаторы реально верят, что если в учебной программе по квантовой механике поменять местами темы лекций и заменить титульную страницу, то у лептонов откроется космическая чакра? Хотя чакра как раз может и открыться — во властных кабинетах не такое открывали. Вот денег на командировку у профессора, который читает эту самую квантовую механику, точно не будет. А станет выделываться — денег не хватит еще и на зарплату.

Для средней школы наличие универсального общенационального стандарта может иметь смысл. Для высших учебных заведений это приговор. Особенно в наших условиях. Почему же за него так самозабвенно борются чиновники? Понять несложно. Краеугольный камень здесь — диплом о высшем образовании государственного образца. Когда государство через своих чиновников проводит всякие аккредитации и лицензирования, на самом деле оно через такой ритуал выдает разрешение университетам на раздачу справок — извините, дипломов. То есть чиновник от имени государства торгует правом выдавать дипломы от имени государства. Товар, деньги, товар. Стандартная схема. Конечно, на практике она не такая примитивная, но это она. И в ней нет ничего, что имело бы отношение к науке и образованию. Система договорняков и откатов. Поэтому когда очередной чудо-реформатор заводит песню о новых стандартах, знайте — эту песню поет тот, чьи дети не будут получать образование здесь, и поет он ее для тех, чьи дети никогда не получат хорошего образования. Хотите слушать дальше?

К сожалению, проблема Украины намного серьезнее, чем чиновники, сидящие на потоках. Главная проблема в том, что хорошее образование не нужно никому. И в первую очередь тем, кто его как бы получает. Почему? Потому что карьера человека в нашей стране зависит от чего угодно, но только не от образования. Это знают все: преподаватели, студенты, родители. Про предпринимателей, которые стонут от нехватки специалистов, рассказывать не надо. Да, специалистов реально не хватает. Но вот уровень востребованности специалиста определяется не постами в социальных сетях, а реальной зарплатой, которую специалисту предлагают. А с этим большие проблемы. Так что борцам за новые стандарты имеет смысл почитать басни Крылова. Там подобные сюжеты уже описывались. Хотя не факт, что эту антиукраинскую литературу теперь можно будет купить. Да и нет у наших реформаторов времени на чтение. Вон, со следующего года ректоры университетов вроде бы должны подавать электронные декларации. Чиновникам к нересту еще нужно подготовиться, роли распределить — а времени осталось мало.

Еще одна беда, которая захлестнула Украину — поток лжеученых. И хорошо бы эти люди сидели тихо, получали свою мзду, и к окружающим не приставали. Но они пытаются студентов учить. Они стандарты разрабатывают. Решают, какие проекты финансировать, а какие — нет. Внешне ситуация еще выглядит более-менее приличной, но это иллюзия. Просто большинство «исследований» не то, что в журналы приличные не попадает, — их никто не читает в принципе, включая тех, кто обязан был прочитать, так сказать, по долгу службы. Оно и лучше, поскольку узнай широкая общественность, какие «изыскания» финансируются за государственный счет, и некоторые научные сообщества были бы запрещены как террористические организации. Но катастрофа близка, и она будет ужасной по последствиям. Нужны жесткие меры. Рассчитывать на то, что меры предпримет профильное министерство или конкурирующие структуры, не приходится. Точнее, меры они, наверное, примут, и очень жесткие — но не те, и не против тех. Однако можно их заставить. А для этого необходимо понимать базовую стратегию.

Настоящее высшее образование невозможно без реальной научной базы. Это два взаимосвязанных компонента. Если нет науки — про высшее образование можно даже не вспоминать. Наша диспозиция проста: государственные институты неэффективны и полностью коррумпированы (кстати, как и собственно вузы). Один из способов снизить уровень коррупции — убрать из системы высшего образования всех лишних. Это, кстати, помогло бы еще и сэкономить. Например, многие чиновники, умеющие пользоваться калькулятором, имеют степень кандидата или доктора экономических наук. Те, кто умеет писать, становятся учеными в области юриспруденции. Люди с богатой фантазией легко защищаются по педагогике. Короче, талантов много. Все эти ученые получают надбавку за звания и степени. Те ученые, которые в университетах и институтах, тоже получают надбавку — но там не всегда деньги на это есть. А тут, как бы, сам бог велел. И это в корне неправильно. По такой логике всем гинекологам нужно разрешить заходить в женскую баню без стука. Смысл надбавки за звания и степени в университете понятен — стимул, карьерный рост. Но это стимул ученого. А какой стимул для чиновника? Есть хоть один человек, который верит, что украинский чиновник в свободное от государственной службы время идет в лабораторию эксперименты проводить или в библиотеку едет книжку почитать? Вот реально, есть те, кто в это верит? Или вы можете себе представить такой разговор: «Дорогой Иван Иванович, давайте поскорее решим вопрос с процентом по откату и обсудим тот эксперимент, который мы вчера на ядерном реакторе ставили»? Реальная ситуация, правда? За что тогда им платят надбавки? Еще раз: за что граждане воюющей страны, страны, в которой нет денег для стариков и детей, платят надбавки упырям, которые уже четверть века грабят и насилуют эту самую страну? За то, что они свои бандитские понятия насаждают в академической среде? Так за это другие надбавки положены. И не надо вспоминать про настоящих ученых, которые сделали карьеру в науке, а потом стали чиновниками. Таких единицы, и на госслужбу они пошли не ради надбавки.

Понятно, что много денег на надбавках чиновникам не сэкономишь. Но необходимо закрыть для проходимцев дорогу в науку и систему высшего образования на законодательном уровне. Это лозунг, с которым возле кабмина должны были бы проходить пикеты и митинги ученых, преподавателей, студентов и активистов. Ученая степень должна стать «токсичной» для чиновника. Например, можно ввести дополнительный налог на степень для чиновников, дать время на «покаяться», а в случае выявления плагиата применять суровые меры, вплоть до уголовного преследования. Хочешь за государственный счет заниматься наукой — иди и занимайся. В институт или университет. Да, очень недемократично. Но, как говорится, с волками жить… А можно задействовать и иные, еще более нестандартные подходы.

Вот чисто гипотетически допустим, что некая важная дама или какой-то важный господин написала или написал некий труд, в котором совершенно конкретный бред. Мало того, это бред скопипастен у другого ученого без всяких ссылок. Что в таком случае произойдет? Правильно, начнут обвинять в плагиате. И совершенно напрасно. Нет там плагиата. Потому что плагиат — это когда воруют что-то ценное. А пустоту украсть нельзя. Вы же не станете обвинять в плагиате человека, который матерные слова на заборе пишет, особенно если он их пишет с ошибками. Ну, смешно же. В этом смысле здесь нет проблемы вообще. Проблема в другом: человек, который пишет на заборе, не претендует на звание кандидата или доктора, пускай даже подзаборных, наук. То есть имеет место не проблема плагиата. Имеет место проблема идентификации. И решать ее нужно адекватным способом. Более того, на этом пути нередко можно совместить приятное с полезным. Например, единственное фундаментальное направление научных исследований, в котором Украина удерживает неоспоримое международное лидерство — педагогика. Все ведущие научные институты и университеты по педагогике — у нас. Все самые матерые ученые в области педагогики — у нас. Все самые передовые педагогические идеи — ну, вы в курсе… Как должно быть обидно нашим отечественным титанам от истинной науки педагогики называться теми же словами, что и кандидаты и доктора других не столь значительных наук. Поэтому мы просто обязаны показать этим людям свое уважение. Нужно ввести специальные идентификаторы для обозначения научных степеней именно в педагогике. Скажем, вместо кандидата педагогических наук можно ввести степень «джедай педагогики». А что, звучит красиво и непонятно. Приедет такой джедай к себе в село на малую родину, и все односельчане сразу поймут — большим человеком стал. Вот ведь, в детстве вместо школы на ферме бычкам хвосты крутил, а как поднялся! Всем приятно, все довольны. Включая бычков. Далее, вместо доктора педагогических наук можно было бы ввести степень «мастер йода от педагогики». Тут вообще только от одного названия сразу респект международного масштаба. А если к делу подойти творчески, то закрыть вопрос получится не только с педагогикой. Согласитесь, что идея перспективная. Правда, вряд ли она найдет поддержку в Верховной Раде. Что поделаешь — там тоже сидят ученые. Они тоже хотят совершать большие красивые глупости: проводить во сне научные исследования, силой мысли повелевать лептонами и писать докторские диссертации на коленках своих любимых. Так что, увы. Обнадеживает лишь то, что даже у клоунов рано или поздно заканчивается репертуар, и они уходят с арены.

Facebook автора,

email: [email protected]

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.