Высшее образование в Украине и перспективы его развития

Виктор Жван, для "Хвилі"

Образование

«Дипломы отечественных вузов стремительно теряют в весе – в прошлом году по качеству обучения Украина опустилась в мировом рейтинге еще почти на 20 позиций. Их стоимость, при этом, наоборот растет. Учеба в нашей стране обходится едва ли не дороже, чем в Европе, при явно несоизмеримом качестве знаний и открывающимися перед выпускником перспективами. И этот разрыв будет только увеличиваться. Ведь наше образование с каждым годом все хуже и хуже, хороших преподавателей в институтах осталось мало, современные методы обучения не внедряются, а коррупция растет» [1].

Как отмечает И. Бабин, представитель Группы сопровождения Болонского процесса в Украине, руководитель Департамента европейского образования Института реформации обществ, «Украина занимает одно из последних мест в Европе по обеспечению качества высшего образования» [2].

После такой оценки качества высшего образования в Украине от авторитетных специалистов попробуем и сами разобраться в этом вопросе, опираясь на эти и другие известные нам данные.

«Не стремись знать все,

чтобы не стать во всем невеждой»

Демокрит, V век до н.э.

Мы гордимся тем, что у нас очень высокий процент населения страны имеет высшее образование. Но тогда, по известному закону, количество (если оно качественно) должно дать новое качество и у нас должно быть больше в процентном отношении на душу населения лауреатов различных престижных международных премий в области науки и техники. Например, лауреатов Нобелевской премии. А ведь их-то нет! Если у нас высококачественное высшее техническое образование, то у нас должна быть высокоразвитая индустрия и мы должны производить и экспортировать высокотехнологичное оборудование в высокоразвитые страны мира, но этого также нет. Значит, хотя бы по этим критериям, можно понять, что не все благополучно в нашем высшем образовании.

Приведу конкретный пример количества специалистов с высшим образованием в промышленности Западной Европы. Возьмём страну -крепкого «середняка» – Италию. В фирме «General Membrane», которая находится в высокоразвитой ее северной части (г. Чеджия, что в 60 км от Венеции), из 64 человек сотрудников высшее образование имеют только два человека: руководитель химической лаборатории и руководитель производства. При этом фирма оборудована тремя современными автоматическими линиями по производству рулонных кровельных материалов и поставляет свою высокотехнологичную продукцию более, чем в 50 стран мира. При этом, более 60% продукции – в такие высокоразвитые страны, как Германия, Голландия и Бельгия.

В то же время в наших строительных фирмах, даже в строительных бригадах, иногда до 30% рабочих имеют дипломы о высшем образовании. Отсюда и реальная отдача для обладателя диплома о высшем образовании у них и у нас.

Потери государства от плохой работы высшей школы трудно поддаются определению, но однозначно, что эти суммы исчисляются в миллиардах и более долларов. Они складываются из того, что на первом этапе молодое, в основном талантливое поколение страны, войдя во взрослую жизнь, 4 – 5 лет находится в высшей школе, ничего не производит и при этом не получает необходимых ему знаний. Не по своей вине оно тратит свое время, как правило, впустую, потребляет государственные деньги или бесполезно тратит деньги своих родителей. Это поколение выпадает из активной жизни общества. Позже, начав трудовую деятельность, это молодое поколение не может ничего реального предложить, так как его ничему не научили в высшей школе, и оно начинает «наощупь» искать себе применение в системе экономики страны. Естественно, что отдача в этом случае от него минимальная по сравнению с тем, сколько оно могло бы дать, получив за годы обучения необходимые знания. Это поколение не может претендовать и на заработную плату, необходимую для достойного уровня жизни. Т. е. оно теряет дважды – сначала впустую тратит деньги родителей или государства, выделенные на их обучение, а затем опять теряет, не имея возможности получить достойную зарплату.

Если бы для этой молодежи были созданы соответствующие условия и 4-5 лет она получала необходимые ей знания в вышей школе или осваивала рабочие специальности в соответствующих учебных заведениях или на производстве, то по окончании обучения практически сразу смогла бы давать отдачу в виде прибыли фирмам и государству, получая при этом достойную зарплату.

Во всем цивилизованном мире идет борьба за учащуюся молодежь. Интернет заполнен приглашениями молодежи на обучение в развитые страны мира. При этом, многие страны предлагают обучение за счет принимающей стороны, т.е. бесплатно. Безусловно они понимают, что смогут оставить потом у себя самых талантливых и, таким образом, компенсировать с прибылью от их работы все понесенные затраты на подготовку молодых специалистов. Они пользуются тем, что в странах «третьего мира», развивающихся странах, таких как Украина, в силу слабости или неорганизованности, не обеспечены необходимые условия для качественного обучения своей молодежи – гаранта успешного развития этих стран. [1].

Особенно активно стали зазывать нашу молодежь к себе на обучение Россия, страны бывшего социалистического лагеря, а теперь страны Евросоюза, наши ближайшие соседи: Польша, Румыния, Венгрия, Словакия и др. [10, 11]. Учитывая демографический спад количества молодежи в возрасте 18–20 лет в этих странах, они активно приглашают нашу молодежь к себе, предлагая более качественное образование, признанное в странах Евросоюза, а также перспективу трудоустройства в этих странах. Так, в Польше наши земляки уже составляют большинство среди иностранных студентов: 6000 человек из 24000 общего числа иностранных студентов. В планах Польши дальнейшее увеличение их количества [9].

В сентябре 2013 года Минобразования с целью увеличения поступлений финансов в вузы поручило последним активизировать рекламирование за рубежом украинского образования. Поставлена задача увеличить общее число иностранных студентов с 62000 до 65000 человек [10].

Но, к сожалению, иностранные абитуриенты, которые едут к нам на учебу, едут, как правило, не в силу высокого уровня подготовки в наших вузах, а в силу простоты получения диплома. Либо же они решают другие, не связанные с обучением, личные задачи. При этом те, кто хочет и может получить качественное высшее образование, признанное практически всеми странами мира, едут в вузы Евросоюза, США, Канады, Австралии, Новой Зеландии и другие высокоразвитые страны.

В наши вузы на учебу начали ехать молодые люди из стран средней Азии, бывших республик СССР (Таджикистана, Туркменистана, Узбекистана, Казахстана, Азербайджана) и они на какое-то время поддержат нашу высшую школу. Но это временно. До тех пор, пока эта молодёжь и их родители не поймут, что в Украине их, в большинстве случаев, ничему профессиональному не научат, а деньги и время будет потрачено впустую. После чего молодёжь из этих стран также поедет учиться в страны, где полученный диплом будет действительно свидетельствовать о высшем профессиональном знании.

Не большой секрет, что многие иностранные студенты из тех, что еще едут к нам на учебу и год изучают язык преподавания на подготовительных курсах, плохо говорят на этом языке даже на бытовом уровне, не говоря о техническом языке! Однако это не мешает им успешно учиться наших вузах. Возникает логичный вопрос: как же они смогли доучиться до 3 – – 5 курсов без знания языка обучения?

Несмотря на это, руководство министерства высшего образования и руководители вузов Украины не хотят или не могут видеть очевидное и продолжают твердить, что «У нас все хорошо с подготовкой молодых специалистов, хотя и есть отдельные недостатки…».

Одни из таких руководителей приходят на короткое время и им не до кардинальных изменений. Другие и так живут не плохо. Никто не анализирует и не думает о будущем, причем ближайшем будущем, которое ждет их детей и страну в целом! А возможно просто не понимают этого!

Вузы живут и работают сами по себе и для себя вместе со своим министерством. Они не заинтересованы в повышении качества образования за счет системной перестройки высшей школы. Поэтому всячески избегают независимой оценки качества подготовки студентов.

«Во введении реального оценивания качества высшего образования в Украине не заинтересован никто. В первую очередь руководители высших учебных заведений. При прозрачной и независимой оценке качества образования многие действия Минобразования могут оказаться ненужными или нелогичными», – заявляет И. Ликарчук, экс- глава Центра оценивания качества образования [3].

И то, что каждую осень в вузы страны приходят новые тысячи студентов, что показала и осень 2013 года, объясняется не высоким уровнем подготовки в наших вузах, который откроет своим выпускникам дорогу к достойной жизни, а сложившейся за годы советской власти традицией получения детьми высшего образования. Не иссякающим энтузиазмом наших людей, как детей, так и их родителей в деле получения высшего образования и отсутствием у подавляющего большинства населения альтернативы. Но с каждым годом они все больше осознают, что высшее образование в Украине означает не высшие знания, а просто никому не нужную книжечку – диплом, подтверждающий только то, что его обладатель даром потратил 4–5 лет и деньги. И когда они все это поймут, получат альтернативные возможности и перестанут направлять в высшие учебные заведения Украины своих детей – высшая школа умрет!

Этому будет способствовать и формирование среднего класса в Украине, который не сильно нуждается в высшем образовании. Например, увеличение сети магазинов, кафе, баров, гостиниц, предприятий малого и среднего бизнеса, в которых подрастающее поколение становится в работу рядом со своими родителями, перенимает их опыт и не будет иметь времени, чтобы впустую потратить деньги и 4-5 лет своей жизни в вузе.

Сегодня при слабом развитии среднего класса многие из числа молодежи не видят и не знают куда себя деть, поэтому решают продолжить свое безмятежное существование… в вузе.

Привитое советской властью стремление к получению высшего образования, при той власти, действительно, открывало двери для продвижения в обществе. Поэтому все, кто только мог, после окончания средней школы поступали в институты.

Однако, советская власть также следила и за сохранением, как качества обучения, так и количественного соотношения граждан с высшим образованием и рабочих, корректируя их наличием мест в институтах. После распада СССР, появления множества коммерческих институтов и возможности молодежи поступать на обучение по контракту, резко возросло число студентов, обучающихся в высших учебных заведениях. Со 149 тысяч в 1990 году, до 345 тысяч в 2011 году. При этом почти на 300 тысяч сократилось количество молодежи, получающей рабочие специальности [4].

Даже поверхностный анализ такого резкого увеличения количества молодежи, получающей высшее образование, ставит вопрос о том, кто же их обучает, и на какой материальной базе это все происходит? А это, в свою очередь, также наводит на мысль об уровне качества их подготовки. Тем более, зная состояние материальной базы подавляющего большинства технических вузов, слабую подпитку преподавательского состава молодыми и талантливыми преподавателями из-за низкой заработной платы в высших учебных заведениях.

Практически во всех вузах развитых стран основным уровнем высшего образования является «бакалавр». Количество выпускников-бакалавров составляет более 90% общего числа выпускающихся. И только около 5% молодежи, решившей связать свою жизнь с научными исследованиями, продолжают обучение еще один год для получения степени «магистр». Т.е. высшее образование в развитых странах мира – это «бакалавр», закончивший 4 года обучения. У нас же практически все студенты в вузах III и IV уровней аккредитации получают степень «специалист» или «магистр» и учатся 5 лет. А это еще один год, потраченный впустую, также как и деньги государства, родителей. Это также не заработанные деньги студентами, которые они за этот год получили бы, работая на производстве, в проектных организациях.

Многие представители бизнеса и депутатского корпуса Украины считают, что высшая школа Украины уже «прошла точку возврата» и её не поднять до уровня вузов передовых стран. Признав такое и понимая важность качественного и признанного во всем мире образования для своих детей, они отправляют их учиться за рубеж: в Оксфорд, Гарвард и другие, менее известные вузы Великобритании, Германии, Австрии, Чехии, Польши, а также США, Канады и других развитых стран мира.

Все больше молодежи понимает состояние дел в работе нашей высшей школы и, при наличии малейшей возможности, просто уезжает из нашей страны туда, где гарантирован высокий уровень подготовки специалистов и где резко возрастают шансы выпускников вузов на получение высокооплачиваемой работы.

При этом они используют не только деньги своих родителей, но и возможность бесплатного обучения во многих вузах зарубежных стран. Более того, многие наши студенты в зарубежных вузах добиваются получения местных государственных стипендий. И эта тенденция отъезда наших молодых людей за рубеж будет расти с каждым годом, если не улучшить уровень подготовки в Украине [1].

В апреле 2012 года я по служебным делам прилетел в аэропорт Дортмунда (Германия). На автобусной остановке у аэропорта я обратился к сидевшей с большой сумкой девушке с вопросом о необходимом мне номере автобуса. Она, услышав мой немецкий, спросила меня на русском языке: «Вы из Украины?». Я ответил «Да». Оказалось, она ехала тем же маршрутом. Разговорились. Она учится в Кёльнском университете, где изучает электротехнику. На вопрос «А почему не в Украине?». Ответила: «А я учусь и в Киевском политехническом университете по той же специальности». Упреждая мой вопрос «Зачем такие сложности?», последовал ответ: «Тут я получаю знания, а в Украине – диплом! И сейчас возвращаюсь из Киева, где сдавала контрольные и зачеты…».

Во всем мире, во всех делах всегда прав потребитель или заказчик.

Сегодня даже украинские заказчики не довольны уровнем подготовки выпускников украинских вузов и c большой неохотой принимают на работу молодых специалистов-выпускников наших вузов, даже если в фирмах есть свободные вакансии. А те фирмы, что берут молодых специалистов, тратят около 1 млрд. гривен собственных средств на доведение их до требуемого уровня [8]. Но такие затраты уменьшают оборотные средства этих фирм и это ухудшает их конкурентоспособность на рынке бизнеса.

Зарубежные фирмы практически всех стран Западной Европы, Северной Америки, Австралии, Дальнего Востока просто не признают наши дипломы о высшем образовании по основным техническим и многим другим специальностям.

2. Место высшей школы в формировании современного специалиста

Для принятия решения о реформировании высшего образования рассмотрим этапы подготовки молодого специалиста:

1 этап. Общеобразовательная школа. Заведение, где учащемуся прививают общие базовые сведения обо всех отраслях знаний, от обучения грамоте и заканчивая основами практически всех наук. И это верно.

2 этап. Высшее специальное образование. Это получение глубоких знаний по выбранной специальности, занимаясь которой он сможет принести максимальную пользу себе и своей стране. При этом подразумевается, да другого и не может быть, что молодой человек глубоко и всесторонне изучает предметы, которые формируют его будущую специальность.

В системе же высшего образования Украины, по крайней мере, в технических вузах, четко прослеживаются принципы средней общеобразовательной школы: учить не глубоко, потому что это не реально при таком количестве изучаемых предметов, но обо всем понемногу. Начиная с того, что на I-м, а часто и II-м курсах студент повторяет предметы средней школы: физику, химию, математику, а еще историю, правописание и т. д.

Но самое главное, что и на старших курсах продолжается тот же принцип обучения, только теперь студенты изучают несколько десятков всяких предметов, не имеющих прямого, а часто и никакого косвенного отношения к их будущей специальности по той же методике общеобразовательной школы: обо всем понемногу.

Думаю, что даже самый большой «оптимист» не может представить себе ситуации, когда молодого специалиста строительного профиля или другого претендента на вакантную должность инженера выбирали бы по глубине его знаний философии, истории, географии. Также как нельзя себе представить прием на работу учителя географии или философии по критерию глубины его знаний сопромата или строительных материалов… А ведь этот абсурд заложен в основу подготовки инженерных кадров в Украине!

Представьте себе простую ситуацию, с которой начинается устройство на новую работу практически каждого сотрудника – собеседование. Если работник оформляется в строительную проектную организацию, например конструктором по расчету и проектированию железобетонных или металлических конструкций, то основными вопросами к нему будут: «Какими расчетными программами он досконально владеет: SCad, Мономах, Лира и др., чертежными программами AutoCad и др. Умеет ли он, используя эти программы, выполнять расчеты и разработку рабочих чертежей и какой у него опыт работы?» Вот практически и все. Все остальное вторично и не определяет его перспективы по трудоустройству и получению достойной оплаты.

Для претендента на должность архитектора аналогичные вопросы, только с заменой программы AutoCad на программы ArchiCad, 3DMa x и др.

Заметьте, что ни в одном случае работодателя по техническим специальностям не интересует вопрос, знает ли поступающий в чем особенности философии Канта или Гегеля, Фейербаха, знает ли он историю государства. Все это личное дело претендента на работу и не имеет никакого отношения к его шансам занять ту или иную должность, и, соответственно, получить достойное вознаграждение за свою работу. Это также не определяет его способность выполнять конкретную работу, принося пользу себе и фирме.

Да, хорошо иметь широкий кругозор, разбираться в живописи, истории, философии. Каждая из этих дисциплин очень серьезная, а философия вообще великая наука, в свое время давшая развитие десяткам наук. Но все это является правдой при условии глубокого и всестороннего изучения этих наук, а не при их поверхностном изучении, какое мы видим в технических вузах. К тому же реалии сегодняшнего дня не позволяют глубоко изучить эти науки за то короткое время, что выделено на получение знаний по основным дисциплинам, которые формируют специалиста по его профессии и становятся частью жизни данного человека, и которые будут кормить его и его детей и в итоге являются основой прогресса страны.

Студенты, желающие, кроме основных предметов, параллельно изучать туже философию, психологию или другие науки, могут это сделать посещая данные занятия в других ВУЗах в которых эти дисциплины являются профильными. Возможно формирование в данном ВУЗе групп студентов желающих изучать предметы не входящие в обязательный перечень. Для этого ВУЗ приглашает высококвалифицированных преподавателей по данным дисциплинам. Оплата работы приглашенных преподавателей производится этими студентами дополнительно.

С учетом вышеизложенного сегодня есть два варианта развития ситуации:

Или специалист, окончивший вуз, будет иметь «широкий кругозор» и в целом знать обо всем по верхам, но при этом ничего не знать глубоко (то, что мы имеем сегодня).

Или же он будет иметь глубокие профессиональные знания, для того, чтобы используя их, придя в фирму, сразу производить качественную продукцию и получать за свой труд достойную зарплату.

Это необходимо понять! И принять! Другого не дано!

Молодой человек, окончивший вуз, должен глубоко знать свою специальность, поэтому 4 — 5 лет – это тот минимум, который ему необходим для её освоения. У него нет времени на изучение второстепенных для данной специальности предметов.

При этом необходимо также понять, что сегодня нет возможности доучивать специалиста после окончания высшей школы. Заняв рабочее место в фирме, он сразу должен выполнять конкретную работу, отрабатывать стоимость своего рабочего места и приносить прибыль фирме, а себе, соответственно, зарабатывать зарплату. Придя в фирму, он может только повышать свой уровень профессионализма и не может начинать учиться работать по специальности. Он должен с первого дня выдавать качественную продукцию в требуемом количестве. Другого также не дано!

Мы же сегодня постоянно сталкиваемся с ситуацией, когда окончившие технический вуз молодые специалисты не то что не умеют проектировать, но даже не владеют необходимыми для проектирования программами, какими являются AutoCad, SCad, Лира, Мономах и др. (для инженера-проектировщика), и ArchiCad, 3DMax (для архитектора). А ведь эти программы являются только инструментом, а еще необходимо, используя этот инструмент, научиться производить качественную продукцию, отвечающую требованиям СНиП и ГОСТ!

Этому можно научиться только в процессе разработки проектов сначала учебных, а потом реальных в высшей школе! Другого времени и места для этого сегодня нет.

Например будущий молодой специалист-проектировщик строительного профиля за пять лет обучения в высшей школе разрабатывает три (!) простеньких учебных проекта по железобетонным конструкциям, три по металлическим конструкциям и два по фундаментам. И вот с этим «багажом» он приходит в проектную организацию, чтобы занять рабочее место специалиста по проектированию железобетонных или металлических конструкций! Вдумайтесь – три учебных проекта по основной будущей специальности за 5 лет обучения! Или 3-5 листов чертежей формата А1 за 5 лет обучения! Для примера могу сказать, что в проектной организации он должен с первого дня самостоятельно разрабатывать 10-12 листов чертежей в месяц, и не простеньких учебных!

Для повышения качества подготовки специалистов необходимы не только время и высокотехнологичная материальная база в высшей школе, но и высококвалифицированные преподаватели, сами прошедшие хорошую школу реального проектирования или производства, а также имеющие талант преподавания.

Но сегодня хорошие проектировщики-производственники получают в своих организациях в 3–5 раза больше, чем преподаватели, имеющие звание доцента или профессора. Значит, для их перехода в вуз необходимо создать соответствующие материальные предпосылки, а это также невозможно сделать, не изменив систему работы высшей школы.

Не отвечая на поставленные современной жизнью запросы, мы все дальше загоняем в тупик высшее образование и обираем молодое поколение, так как не даем ему требуемых знаний для обеспечения их достойной работой и соответствующим вознаграждением за эту работу. Мы обираем страну, так как новое поколение, не получив необходимых глубоких знаний, не может с полной отдачей реализовать свой потенциал и приносить пользу обществу. Сумма этих потерь велика и растет с каждым годом.

В статье, опубликованной в межвузовском сборнике «Новый Коллегиум» в 2002 году [7], мною был дан краткий анализ ситуации в высшей школе на тот период. Прошло десять лет, достаточно большой срок, и можно вернувшись к данной теме, оценить наши успехи в деле повышения качества преподавания, усвоения новейших достижений науки и техники выпускниками десятков высших учебных заведений, теперь университетов и академий Украины, подготовки высококлассных специалистов, отвечающих современным запросам.

К сожалению, необходимо отметить, что практически никаких качественных изменений в принципах подготовки специалистов с высшим образованием не произошло!

Да, в высших учебных заведениях увеличилось количество компьютеров, проведены ремонты фасадов, фойе и аудиторий, но основная материальная база остается устаревшей, зарплата преподавателей мизерной. Механически сокращается количество аудиторных занятий и особенно лекций по Болонскому процессу обучения, внедрение которого не может быть механическим без коренного изменения не только принципов преподавания и материальной базы, но и изменения мировоззрения студентов и их родителей. Студенты должны понять, а высшей школе необходимо им в этом помочь, что им нужен не просто диплом, а знания. Диплом же нужен, как подтверждение этих знаний. Это должны понять и родители студентов, на плечи которых большей частью ложится материальное обеспечение этого обучения.

Мы также должны понимать, что эти изменения не произойдут за один год, но мы и не можем долго ждать этих изменений. У высшей школы не осталось времени. Оно утеряно в бездеятельности, формализации внедрения Болонской системы. Необходимо действовать быстро и решительно.

Если в одну сессию студент сдает до 15 и более зачетов (это за неделю), а затем еще 4 — 5 экзаменов, то продолжается то же, что и было: студент делает вид, что сдает зачеты и экзамены, а преподаватель делает вид, что принимает их, и при этом обе стороны понимают, что не реально хорошо выучить такое количество предметов даже при большом желании [7].

При изучении студентами десятков предметов, основная часть которых не имеет прямого, а иногда и косвенного отношения к его будущей специальности, они никак не смогут за 4-5 лет глубоко их изучить, так как просто не хватит часов в сутках для требуемого глубокого изучения!

При этом над преподавателем висит как дамоклов меч сознание того, что поставив «двойку» и, таким образом, исключив нерадивого или бездарного студента из вуза, он сам себе подписывает «смертный» приговор, уменьшая этим финансирование вуза, себе – педагогическую нагрузку и готовит почву для сокращения количества преподавателей, а значит и почву для своего увольнения.

Мы должны принять, как неоспоримый факт, что сегодня мы не готовим высококвалифицированных специалистов по основным техническим специальностям. Но есть способы для исправления ситуации и мы их можем реализовать с целью повышения уровня наших вузов до передовых вузов Европы! У нас для этого еще есть все! Сегодня еще есть!

Первое, что необходимо сделать, это определиться с тем, какую специальность должен иметь молодой человек после окончания вуза. Вторым станет определение предметов, глубокое изучение которых станет необходимым для формирования высококлассного специалиста.

Найдя ответы на эти вопросы, мы сразу получим решение о том, что необходимо сделать для их реализации.

Не признав, что высшая школа не справляется со своими обязательствами по подготовке высоко квалифицированных специалистов, и не начав в срочном порядке принимать меры по исправлению ситуации, высшая школа Украины, с большой вероятностью, будет выпускать «серую массу» ИТР среднего звена. А из-за рубежа мы будем приглашать хороших специалистов, выплачивая им большое вознаграждение. Т. е вернемся к временам царицы Екатерины, когда практически все инженерные должности и руководящие посты в государстве занимали иностранцы.

В процессе получения высшего образования участвуют две стороны:

высшая школа – система, состоящая из университетов и академий, с преподавателями, методикой и оборудованием – обучающая сторона;

студенты – в своем подавляющем большинстве талантливая молодежь – обучающаяся сторона.

Анализируя низкий уровень подготовки, необходимо рассматривать обе стороны, участвующие в данном процессе.

«Я не помню, чтобы студенты устраивали демонстрации с требованием о повышении качества высшего образования», — говорит Елена Горшнева, менеджер проектов и партнерских связей Британского совета в Украине [3]. Да, за все годы в Украине не было ни одного серьезного случая забастовки или какого-то протеста студентов по причине недовольства уровнем подготовки и это говорит о другой стороне медали. Большинство студентов не понимают или не знают, что существующая система подготовки не обеспечивая её высокого качества, попросту их обирает!

Поэтому совершенствование работы высшей школы требует и изменения мировоззрения студентов в отношении своего образования. Однако и в этом процессе высшая школа должна идти впереди и таким образом ускорять эти изменения.

Перегрузка учебного процесса лишними дисциплинами, которые не нужны для формирования данной специальности, но которые «необходимо сдать», приводит кроме снижения качества образования к еще одному из постыдных явлений – коррупции. Обе стороны, преподаватель и студент, приходят к тому, что находят решение данной проблемы через деньги. Студент платит, а преподаватель, имея нищенский финансовый статус, берет деньги и ставит необходимые зачеты и экзамены. Это огромный вред, величина которого вообще не подлежит подсчетам – молодое поколение выносит полученные в вузе знания о том, что вопросы в нашей стране можно решать, не выполняя свои обязанности, а давая или беря взятки.

3. Способы решения проблемы повышения качества подготовки специалистов в высшей школе

Ряд авторов, рассматривая состояние высшего образования в Украине и признавая недостаточно высокий уровень подготовки специалистов в наших вузах [4;5], как и представители вузов, ищут причину такого положения в основном в недостаточном финансировании. Но уже сегодня наши контрактники, обучающиеся в именитых в узком кругу нашей страны вузах, платят по 25–30 тысяч грн. в год. Это сопоставимо, а иногда и больше оплаты за обучение в хороших высших учебных заведениях стран Евросоюза.

Проанализировав официальные данные о выделении бюджетных средств государством на обучение одного студента за последние 5 лет, мы увидим, что объем финансирования вырос более, чем в три раза (рис. 1), а в 2013 году по сравнению с 2012 годом вырос еще на 5% [9].

Рис. 1. График финансирования обучения одного студента из бюджета Украины, не учитывая затраты на стипендии [5]

Но в то же время, мы видим постоянное падение качества подготовки специалистов, и это еще раз подтверждает, что проблема не в финансировании.

Некоторые чиновники делят или перераспределяют имеющиеся деньги, не желая знать или не понимая, что для повышения эффективности системы образования необходимо кардинально изменить саму систему высшего образования, которая эти деньги потребляет. Р. Колышко, директор департамента развития трудового потенциала и КСО Федерации работодателей Украины так и назвал свою статью «Необходимо изменить подходы к распределению денег, за счет которых финансируется высшее образование» [5].

Другие пишут «дайте еще и еще» и также не говорят об изменении системы работы высшей школы [8].

Третьи пишут, что во всем виноваты предприниматели, которые не хотят принимать участие в подготовке молодых специалистов [6,8].

Так может дойти до того, что на законодательном уровне за каждой фирмой закрепят студентов, которым те должны будут платить стипендии, хотя они уже и так оплачивают их, отчисляя в бюджет страны налоги.

Ответ однозначный: в приказном порядке, по разнарядке сверху фирмы не должны выделять деньги на дополнительное финансирование высшей школы. Каждый должен заниматься своим делом. Высшая школа обязана, получая немалые бюджетные деньги (сформированные в значительной степени предпринимателями), а также деньги студентов (при контрактной форме обучения), готовить высококвалифицированных специалистов. Предприниматель должен получить этого специалиста и «доводить» его, в процессе работы, до своих стандартов, повышая его квалификацию. Но получить он должен высококвалифицированного специалиста, который с первого дня может самостоятельно решать поставленные ему производством задачи!

И если высшая школа поймет эту задачу и начнет конкретные действия по ее выполнению, я уверен, не все еще потеряно. А если начнет опять искать «виновных» вне высшей школы, то еще быстрее придет к краху.

Сотрудничество системы образования с бизнесом возможно только на взаимовыгодных условиях. При этом не в отдаленной туманной перспективе, а конкретно сегодня и взаимовыгодно. И это возможно! Студенты, освобожденные от ненужных для формирования их, как специалистов заданного профиля, предметов, должны уже на I-м курсе освоить необходимые для разработки проектов программы (AutoCad, ArchiCad, 3DMax). Начиная со II-го курса, 3-4 дня в неделю по 2-3 пары они должны работать за компьютерами, выполняя все учебные графические работы с применением AutoCad, ArchiCad. Это позволит студентам освоить «инструмент» проектирования решая, при этом, конкретные, все более сложные задачи проектирования конструкций и зданий. В свою очередь у предприятий появится возможность передавать вузам для разработки реальные части проектов, а позже и полные проекты.

По мере роста квалификации студентов, которая будет расти от курса к курсу, будут изменяться и условия сотрудничества. Например, на первом этапе вузы будут выполнять работу по заказам фирм бесплатно (II-й курс), на втором этапе (Ш-й курс) – за оплату в 50%, на третьем этапе (IV и V-й курсы) – за оплату в 70-80% от реальной стоимости проекта. Таким образом, студенты, обучаясь, смогут заниматься реальным проектированием, зарабатывать деньги своим вузам, а себе – дополнение к стипендии. Проектные и строительные фирмы будут получать качественный «продукт» — готовых специалистов! Безусловно, что для этого преподаватели всех дисциплин, по которым будут выполняться графические работы с использованием программ проектирования, должны будут и сами досконально знать эти программы.

Окончив высшее учебное заведение, молодой специалист будет готов к самостоятельной работе проектировщика или линейного производственника.

При таком сотрудничестве фирмы с удовольствием будут брать к себе на реальную практику студентов, так как те, придя в фирму, уже смогут выполнять реальную работу и в процессе практики их можно будет «подтянуть» до свои стандартов, чтобы затем забрать на постоянную работу.

Но для этого опять необходимо одно – изменение системы подготовки специалистов. Не изменив систему, мы никогда не получим положительного результата в повышении качества их подготовки.

В настоящее время в Верховной Раде подготовлено три законопроекта по совершенствованию работы высшей школы. Ни один из этих проектов законов ничего нового по совершенствованию системы работы высшей школы не несет. Опять предлагается перераспределить денежные потоки и увеличить финансирование.

Экс-министр высшего и среднего образования Украины Д. Табачник в одном из интервью по данной теме озвучил свой вариант решения вопроса: увеличить учебную нагрузку на одного преподавателя на 30%. Другими словами – сократить 30 % преподавателей. При этом предлагается сократить не только преподавателей дисциплин, которые не формируют требуемую специальность, а всех преподавателей. Это, безусловно, только ухудшит качество подготовки специалистов.

4. Способы повышения качества подготовки специалистов в высшей школе

Есть всего два пути развития ситуации.

Первый — убеждать себя и окружающих, что у нас все хорошо и даже отлично, опираясь на еще существующий конкурс абитуриентов, и этим оправдывать свою бездеятельность.

Второй – не дожидаясь обвала высшей школы и проведя анализ ситуации по подготовке молодых специалистов и перспектив ее развития, наметить план действия по повышению качества подготовки специалистов в вузах, спасению высшей школы и начать действовать.

Это спасение не только высшей школы, но и будущего страны в целом, как современного европейского государства!

Мы, государство Украина, сегодня производим в основном низкокачественную или сырьевую продукцию, большую часть которой экспортируем, а импортируем практически всю высокотехнологическую. Т.е. производимая нами продукция низко интеллектуальна, а это признак слаборазвитой сырьевой страны, в которую превратилась Украина. Кроме того, это яркий качественный показатель работы высшей школы, развивающей интеллект страны.

Сформулируем основные причины низкого качества подготовки специалистов с высшим образованием в Украине.

1. В первую очередь и главная причина – это наличие в учебном процессе высшей школы огромного количества предметов, ненужных для формирования высококвалифицированного технического специалиста по заданному профилю.

2. Во вторую очередь и зависящая от первой – низкая заработная плата профессорско–преподавательского состава и, зачастую как следствие этого, его невысокая квалификация.

3. В третью очередь и также в значительной степени зависящая от первого – слабая материально-техническая база высших учебных заведений.

Для повышения качества подготовки специалистов с высшим образованием, достижения мирового уровня качества высшей школы необходимо устранить выше перечисленные причины.

Главное, что сразу бросается в глаза: не уменьшив количество «ненужных» для формирования специалиста заданного профиля предметов, забивающих учебный процесс, мы не сможем дать возможность студентам и преподавателям сконцентрировать свое внимание и силы на изучении предметов, формирующих специальность и позволяющих повысить качество подготовки молодых специалистов.

Таким образом, необходимо:

  1. Исключить предметы, которые дублируют школьную программу, и сократить количество и объем предметов, не являющиеся необходимыми для формирования качественного специалиста. В результате этого студент должен иметь возможность, начиная с I-го курса, приступить к теоретическому изучению и практическому применению предметов, формирующих его будущую специальность.
  2. Углубленно ежедневно изучать и усваивать предметы по выбранной специальности. При этом с каждым годом необходимо увеличивать самостоятельность работы студента.
  3. За каждым студентом должно быть закреплено постоянное рабочее место, оборудованное всем необходимым для решения реальных теоретических и практических задач, как учебного процесса, так и заказов для реальных заказчиков.

Оборудование рабочего места должно включать современные компьютеры, необходимое программное обеспечение, интернет, связь с библиотекой вуза и различными кафедрами.

Учебные аудитории должны быть оборудованы большим монитором, на котором преподаватели смогут излагать и пояснять необходимую информацию, показывать ошибки студентов или примеры из реального производства. Таким образом, основным местом работы студента становится учебная аудитория, в которую приходят преподаватели для проведения практических занятий или лекций. Основной объем информации, требуемый для решения конкретных задач, студенты изучают самостоятельно, используя программы в своих компьютерах, интернет, библиотеку и консультации с преподавателями.

Такой подход позволит в три — четыре раза сократить количество изучаемых предметов и, соответственно, преподавателей. Кроме того, количество преподавателей необходимо дополнительно сократить за счет перераспределения и увеличения реальной учебной нагрузки, доведя ее до 2–3 пар ежедневно. Это позволит уменьшить количество преподавателей еще в 2–3 раза.

Время работы преподавателя в вузе должно быть с 8-00 до 14-00 ежедневно.

Освободившийся фонд заработной платы необходимо перераспределить между оставшимися преподавателями и сотрудниками, повысить ее соответственно в четыре — пять раз и, таким образом, создать им и в финансовом плане нормальные условия работы.

Часть освободившегося фонда заработной платы направить на обновление материальной базы вузов. Закупить современную компьютерную технику, программное обеспечение, новейшее лабораторное оборудование.

Таким образом, сокращение количества предметов, которые изучают студенты, и преподавателей автоматически позволит решить вопрос улучшения материального обеспечения, как преподавателей, так и материальной базы вузов.

В итоге будет повышен престиж преподавателя, увеличится конкуренция за рабочие места и места в аспирантуре и, в результате, будет повышен уровень квалификации преподавателей.

Это позволит также освободить значительные площади в учебных заведениях.

На освобожденных площадях необходимо создать нормальные рабочие места оставшимся преподавателям и студентам.

Каждый преподаватель должен иметь отдельный кабинет, оборудованный всем необходимым для плодотворной ежедневной работы.

Можно сравнить сегодняшние условия работы преподавателей в Украине с условиями в других странах Европы. Например, в Словакии, не самой богатой стране Европы, в Братиславском национальном университете у каждого преподавателя есть свой отдельный кабинет, оборудованный всем необходимым для плодотворной ежедневной работы, включая мягкий уголок, где можно попить чай или кофе, и умывальник, где можно помыть руки поле занятий. Такие условия труда в Словакии были уже в 70-х годах прошлого века! У нас же помещения кафедр заставлены столами преподавателей, стоящими впритык друг к другу и часто за одним столом сидят по два преподавателя!

При этом я даже не говорю об уровне материального и методологического обеспечения учебного процесса.

Студенты Словакии, как и всех остальных стран Западной и Восточной Европы (входящих в ЕС), имеют возможность проходить стажировку и практику на передовых производствах, как Евросоюза, так и всего мира, аккумулируя передовые достижения и идеи.

Для повышения квалификации преподавателей украинских ВУЗов необходимо увеличить практику обмена опытом путем их командирования на период от одного месяца до одного года в другие вузы Украины и развитые страны мира с передовыми методами обучения [6].

Как вы обратили внимание, все изложенные выше предложения можно решить, не увеличивая объем финансирования высшей школы.

Все, что необходимо для реализации выше предложенного – это понимание того, что высшую школу Украины еще можно спасти и вывести на передовые рубежи мирового просвещения, а также желание и воля власти Украины (Верховного Рады, министерства высшего образования и руководства вузов).

Все оговоренные выше решения необходимо проводить планомерно в течение пяти-семи лет. Заранее огласив поставленные задачи и дав возможность преподавателям и сотрудникам принять решение о своей дальнейшей работе.

При этом недопустимо заниматься популизмом, так как цена вопроса –будущее Украины, как передовой европейской страны или же сырьевого придатка Европы.

Главное, что мы должны понять: выдача дипломов без знаний – это преступления против государства, его экономики и тех людей, которые эти знания получают, так как это подрывает сами основы экономики нашей страны, лишая её и их достойного будущего. А люди, создавшие такие условия и их поддерживающие – преступники!

П. с. Принятие ВР нового закона по высшей школе, затронуло только область приема студентов, да еще некоторые вопросы «внешней организации жизни Вузов», но практически не затронуло внутреннюю систему работы по подготовке студентов. По-прежнему вузы ограничены в возможности кардинальных изменений принципов подготовки студентов в которых остро нуждается высшая школа и о которые излагаются в данной статье.

Использованные источники:

1. «Дети на экспорт», Людмила Ксенз. Ж. «Деловая столица», №16/570 16.04.2012. С. 10.

2. «Украина занимает одно из последних мест в Европе по обеспечению качества высшего образования», И. Бабин. Ж. «Власть денег», № 31-33 /357, 10–23 августа 2012. С. 26.

3. «Никудышная оценка», И. Ликарчук. Ж. «Власть денег», №31-33/2012, С. 28-29

4. «Нерабочая смена». Тема номер Ж. «Деловая столица», № 38/592, 17.09.2012. С.2-3.

5. «Необходимо изменить подходы к распределению денег, за счет которых финансируется высшее образование», Р.Колышко. Ж. «Власть денег», №34-35 (358), 2012. С. 24 – 28.

6. «Мозги в консервной банке», А. Голубев. Ж. «Корреспондент», №35 (523), 7 сентября 2012 г. С. 47.

7. «Суцільна інженеризація – добро чи зло?», В. Жван. Ж. «Новий Колегіум», №1, 2002. С 25–26.

8. «Законообразование», Ю. Абибок. Ж. «Власть денег», № 13 (382), 2013. С. 22–26.

9. «Украинское высшее образование находится на грани катастрофы». Ж. «Корреспондент», 24.09.13. (http\\korrespondtnt.net).

10. «Минобразования поручило Вузам рекламировать украинское образование за рубежом», QS World university. (http\\korrespondtnt.net).

Об авторе

Жван Виктор Денисович, профессор. Работает в высшей школе с 1975 года. Со второй половины 80–х годов, когда зарплаты доцента хватало на содержание семьи из четырех человек в течении двух недель, начал заниматься предпринимательством, связанным со строительством. В 1989 году принял участие в создании проектно-строительной фирмы, в которой параллельно с работой в вузе работает по сегодняшний день.

Автор более 150 печатных научных и учебных трудов, авторских свидетельств и патентов.

«Такие условия, при которых, с одной стороны, я многие годы занимался подготовкой специалистов для строительной отрасли, а с другой – выступал заказчиком для высшей школы, принимая на работу ее выпускников, позволили мне сформировать свое мнение о системе работы высшей школы и способах изменении качества подготовки специалистов в вузах. Это мнение я изложил в данной статье.

Я, как человек, прошедший значительный путь в становлении и развитии предпринимательства, выстоял в борьбе с различными кризисами и в то же время постоянно находился в активном учебном процессе и изнутри видел его изменения, не считаю, что поднятый вопрос прост в реализации, но я уверен, что его можно и необходимо реализовывать. И чем быстрее мы начнем это делать, тем проще и лучше для всех нас и нашего государства мы его решим».




Комментирование закрыто.