Украинское колесо Сансары

Андрей Кашпур, для "Хвилі"

Сансара

«Мы вернулись в девяностые» – все чаще звучит оценка происходящего в Украине. Снова обменный курс наших местных денег сделал нас «невыездными», а все импортные сникерсы – предметами роскоши.

Снова неприкаянными оказались еще вчера востребованные специалисты (тогда – «инженеры», сегодня – «менеджеры») и продукты нашей экономики (производство «устаревшей хрени» перешло в производство «примитивной хрени»)…

Снова мы ждем новых лиц в управлении страной, но продолжаем ставить у руля «проверенные временем кадры».

То есть – мы действительно вернулись назад?

Нет, просто колесо судьбы совершило полный оборот. И мы вновь оказались перед нерешенными тогда вопросами, но уже на новом витке нашей общей судьбы.

И сегодня от нас (и теперь в еще большой степени от каждого из нас) зависит – найдем ли мы ответы и выйдем на next level или пойдем по новому кругу…

И отсюда три важных вопроса:

Куда мы едем?

Чем мы движимы?

Откуда черпаем силы?

(в скобках самый главный вопрос – кто мы?)

ВОЛАТИЛЬНОСТЬ КАРМЫ ли куда мы идем?

Идем ли мы по кругу или все-таки это спираль – будет понятно уже очень скоро. Но уже сейчас видно главное отличие украинских «десятых» от «девяностых». Оно состоит в том, что за 20 лет цикла произошло важное – мы все-таки решили поменять телегу, в которой крутится наше украинское колесо сансары. Сегодня мы уже практически сняли его с телеги «СССР».

И теперь думаем как бы так приспособить его к телеге «Европа».

Хорошо, что сняли.

Но плохо, что по-прежнему мы НЕ думаем: зачем его к чужой телеге приспособлять будем?

И какие кармические риски мы возьмем на себя, став частью «другой телеги».

Да, у Европы – совсем другая, очень отличная от нашей, карма. И таки да, при всей своей разности «на местах», у Европы есть одна единая для всех карма – карма стареющей метрополии…

А у нас – такой нет. И у нас своя карма, которую нам еще отрабатывать и отрабатывать…

Теперь вопрос: готовы ли мы, украинцы, не разобравшись со своей кармой, взять на себя еще и чужую?

Например, готовы ли мы покаянно принимать у себя беженцев из бывших европейских колоний? Совершенно чужих. Из совершенно чужих бывших колоний. Принимать у себя. Выделяя им ресурсы из нашего нищего бюджета. Готовы?

«Конечно, вы готовы», – уверены европейцы. «Потому что эти беженцы – теперь и ваши тоже.

Вы же хотели стать частью нашего европейского сообщества. Следовательно, наши долги – ваши долги. Вы же так хотели?»

«Нет!» – испугано думаем мы. Мы хотели, чтобы у нас были чистые тротуары, мэры ездили на велосипедах, а мы приезжали в Европы, где нас радостно ждут и уже выделили нам комнату и кусок хлеба просто так. И что бы все это случилось сразу и безо всякого труда с нашей стороны…

Конфликт.

Вот мы и стоим на этом конфликте, держа в руках свое колесо сансары, изготовленное по сугубо украинскому кармическому госту. И думаем о том «к какой бы телеге его приспособить», а не «какая и зачем телега нам нужна»…

И в этом со-стоянии очень уместно задать самим себе вопрос: а нужна ли нашему колесу телега?

Или может вместо телеги нам нужен паровоз?.. Или, еще лучше, самолет… Или…

ФАНТОМНЫЕ БОЛИ МАЙИ или чем мы движимы?

Людям нужна мечта. Она зовет нас вперед – желанием осуществить ее, сделать материальной.

Но часто за мечту мы принимаем иллюзию, которая тянет нас назад, бесконечно водит по кругу сожалений и печали.

Мы страна воспоминаний. Мы страна памятников.

Мы ставим памятники, мы боремся с памятниками, мы живем ради памятников.

Мы живем воспоминаниями о многочисленных прошлых. Мы страна иллюзий прошлого.

(не мы одни такие – много стран живет памятниками, но ведь это не важно, правда?)

Раньше мы ставили памятники водке по 3,75 и колбасе по 2,10.

Теперь мы начинаем ставить памятники и томиться ностальгией по временам когда «я мог купить новый телевизор с одной зарплаты» и «мог позволить взять себе ланос в кредит».

К фантомным болям иллюзий памяти о совке добавились фантомные боли о «благополучных нулевых» – когда мы вкусили радости бытовых кредитов и египетско-турецкой заграницы.

В чем же разница?

В девяностых – рухнул коллективный образ будущего и на короткое время появились индивидуальные фантазии о будущем персональном.

Сегодня – часть персональных фантазий воплотилась в бетон «трущоб миллионеров». А часть – растаяла вместе с еще одной иллюзией – покупательной способностью локальных денег.

Обильное и многогранное прошлое – заполняет наши души и вытесняет из него слабенькое и никому не нужное будущее…

И мучают нас коллективные и индивидуальные фантомные боли памяти – уже прошло, а еще болит… Точнее – зовет и манит.

И политиков мы выбираем по тому же принципу. Не тех, кто лучшую мечту нам предложит, а тех, кто лучше всех сыграет на струнах коллективной и индивидуальной памяти.

И спорим мы о том сносить или не сносить памятники. И если сносить – то чьи. И если понятно «чьи сносить», то мы спорим о том чьи памятники будем ставить в замен.

Вот и получается, что каждое новое наше будущее – кажется нам хуже нашего прошлого…

Может быть пора уже вынырнуть из этих иллюзий о счастливом прошлом?

И вместо памятников начать ставить будущники?

Например, заложить первый камень будущего университета? А лучше – города. А еще лучше – страны.

Или постамент бюста будущего Нобелевского лауреата. Вот у Белоруссии – уже есть свой «нобель», а у нас? У на – есть село Нобель, в Ровенськой области… ему 900 лет исполнилось…

И самое главное – пора начать думать о будущем, мечтать о нем. Не о том как вернуть «телевизор за одну зарплату» или «колбасу по 2,10».

А о чем-то по-на-стоящему-стоящем.

Взять и намечтать себе страну, которую интересно построить. И в которую все будут стремиться эмигрировать.

Тогда и фантомные боли исчезнут… И перестанем мы тратить свои силы на иллюзии.

Тогда у нас появится движетель (точнее – тянутель) в будущее, вместо якоря в прошлом…

БИЗНЕС ДЗЕН или откуда мы черпаем силы?

Мы, украинцы, люди во многом познавшие дзен.

Особенно в том, что у нас называется бизнес.

Мы успешно воспользовались ситуацией, когда двадцать лет нам удавалось быть сухопутным островом. И за это время отделенности от Большого мира мы успешно освоили две модели «бизнеса»: пилить и пилить под одеялом. Первая модель – это когда у тебя есть «крыша», вторая – когда крыши нет. Редкие исключения – подтверждают правила.

Но Большой мир вдруг обратил на нас внимание. Точнее мы обратили его внимание на себя.

И вдруг оказалось, что то, что мы считаем «бизнесом» и «экономикой» на самом деле – локальное хобби узкой группы лиц. Никакой ценности в Большом мире не представляющее.

Что эффективность нашей работы – величина отрицательная. По глобальным меркам, естественно.

И единственная наша ценность для Большого мира состоит в том, что мы странным образом оказались владельцами множества ресурсов, ценность которых даже не осознаем…

И здесь нам снова повезло. Большой мир вступил в фазу трансформации. В том числе и экономики и бизнеса. И мы, встав на пороге этого мира, имеем уникальную возможность постичь дзен. Потому что мы так и не научившись тому бизнесу и той экономике, которая сейчас уходит…

И у нас есть уникальная возможность начать черпать силы в совершенно других источниках.

Это хороший шанс…

ЛОКАЛЬНАЯ КАЛИ-ЮГА

В индийской мифологии Кали – самая страшна юга. Это эпоха, когда добро в мире уменьшается до одной четверти от первоначального состояния. И в глобальной мировой кали-юге мы умудрились создать свою собственную – югу-внутри-юги и кали в квадрате.

Но закат кали-юги – это рассвет новой цивилизации. И мы – в центре этого циклона, у нас все происходит в квадрате или даже в кубе.

И именно в этом состоит наш самый большой шанс – шанс не просто понять каким будет новый мир. А создать свою собственную версию будущего. И, засучив рукава, начать его строить уже сегодня. В конце концов – если у нас что-то о потери чего мы будем сожалеть?

А вот обрести мы можем многое. Как минимум – вполне достойное место среди новых цивилизаций нового мира.

Правде ведь это стоящее дело, в котором интересно принять участие?




Комментирование закрыто.