Украинские философы. Воображаемое и мировые революции

Владимир Шимальский, для "Хвилі"

Наша родная блогосфера не изобилует креативным мышлением, не слишком богата продуманными ходами, не радует разнообразием и палитрой ярких красок. Даже если не принимать едкое замечание доктора Фройда, брошенного около века назад о том, что 80 % нашего времени мы занимаемся обсуждением недостатков нашего окружения — знакомых, друзей и близких… и даже не принимать во внимание строгое требование Дао и Дзэн учителей времён полулегендарного Аттиши: никогда, и не при каких обстоятельствах, не погружаться в дрязги и сплетни по-поводу действий или слов других — вся наша пресноватая критика друг друга, все наше доморощенное «глубокомыслие»вероятно, и вся — как я называю её — Прикладная Эсхатология (страшилки о скором Конце Света и ядерном катаклизме) — это проекция наших несмелых и незрелых душ, проекция нашей убогости и отсутствие воображения, кои говорят куда более о нас самих, чем об объектах нашей критики.

Но я сейчас не об этом. А о том, что в разных группах активно обсуждаются (иногда превозносятся)и критикуются персоны, известные в блогосфере, как мыслители и даже как философы. Хочу внести ясность у нас, к огромному сожалению, нет сегодня философов. Философов, которые бы представляли ценность и значимость для мировой науки, которые были бы цитируемы и узнаваемы. Если в средине прошлого века и были сильные фигуры — они и сейчас бы возвышались над нами, как гладиаторы среди евнухов — такие, как Вернадский , Д. Чижевский или С. Крымский и даже (при всей своей драматической противоречивости) Д. Донцов, то сегодня на нашем тусклом небосклоне гуманитарного начётничества — таких фигур, увы, нет. И пользующиеся в блогосфере популярностью «философы» это часто путаные сочинители и сказители собственных (иногда весьма любопытных) фантазий, по-своему и очень «по-свойски» интерпретирующие сложные социально-политические явления, смело выдвигающие и продвигающие свои зеленоватые идеи — а то и откровенные фантасмагории — в качестве универсальных законов бытия. Наши ‘философы’ мастерски пользуются нашей неискушенностью знаниями и нашей упоительной наивностью.

Так вот: наши философы — не совсем философы, а точнее совсем не философы:) Философ — это ни манипулятор общественного мнения, и ни популяризатор гуманитарного знания. Философ — это тот, кто создаёт свою собственную законченную, цельную и стройную систему, свой оригинальный культурный код, и даже свой собственный язык(!), это тот кто может отстоять (часто в тяжком бою) свою мировозренческую систему, и заставить даже взыскательную публику принять её и согласиться с ней! Так сказать, заставить Мир взять новую доктрину на вооружение, заставить его в конечном итоге «снять шляпу»…

Поэтому Будда, Платон, Аристотель, Гегель, Спиноза, Лейбниц, Бердяев, Фуко — это философы. А украинские ‘философы’ — это гуманитарии, рассуждающие на темы философии. В худшем случае — это умелые популяризаторы своих наивных социальных и философских идей. В этом нам видится грозная проблема: переодически «забалтывается» блогосфера; мнимые и выдуманные говорунами проблемы начинают получать в обществе онтологический статус — оно начинает активно обсуждать их и строить карточные дома…

Но почему так? Вероятно, катастрофически не хватает Школы, нет никаких культурно-философских традиций; нет никакой преемственности и пониманию того, что происходит сейчас в западной гуманитаристике. И это не только элементарное незнание английского (это ж его, блядь, сидеть, и учить сколько надо!), это ещё и лень в сочетании с местечковым чванством (Я в своём замке король!), которое сделало наше знание — герметичным, закрытым от любого экзогенного влияния, превратило нас в крыс в наглухо задраенном трюме корабля, потерявших чутьё в отношении его судьбы: утонет или все же выплывет!
Поэтому не приходится удивляться, что на международном конгрессе по вопросам философии в Пекине — нет приглашённых с Украины. Пока что, несмотря на сетевой интерес наших бюргеров к нашим философским ЛОМам, мы научились показывать международному ученому сообществу лишь кукиш, но страшно негодуем, на манер обезьяны, которая видя в зеркале свой оскал, бросается на глумящегося над ней зверя, и режет осколками себе и лапы и башку!

Говорят идеи правят Миром? Хо-хо, еще как правят! Правят так, что щепки летят!Думаю, что это соображение — глубоко ошибочно. «Кабинетные ученые» сформировали наш Мир, вероятно, куда в большей степени, чем практики «социального строительства». ИДЕИ НЕ ЯВЛЯЮТСЯ ОТРАЖЕНИЕМ РЕАЛЬНОСТИ. ИДЕИ ПРИНАДЛЕЖАТ СОВЕРШЕННО ЧУЖДОМУ СЛЕПОЙ РЕАЛЬНОСТИ МИРУ — МИРУ ВООБРАЖАЕМОГО. Интерес к Воображаемому провозгласили многие большие мыслители прошлых веков, начиная, вероятно, с Платона. Огромное внимание уделял этой сфере человеческого духа и основатель психоанализа, и его ученик-критик К. Юнг и их последователь Ж. Лакан. Но креативная Франция породила еще одного социального философа — Жильбера Дюрана, который поставил Воображаемое (L’Imaginaire) в основу своей оригинальной и далекоидущей концепции, выводя ее на новую небывалую высоту…

Воображаемое в полном смысле слова «творит» наш Мир, мир повседневности. Оно авторитарно, без спроса, вторгается в него и трансформирует так, как считает для себя нужным. Оно непрестанно генерирует Идеи и немедленно инфицирует ими все живущее вокруг! Не случайно проницательный Энгельс писал об «очеловечивали природы». Природа — глина для Воображаемого, для его бесконечных Идей (двигает ли ими через нас лично Мировой Архитектор, или это мы сами оказались такими способными — вероятно, этого мы не узнаем никогда, а жаль…)

Так вот — Воображаемое и его Идеи.
Из Воображаемого, из этой удивительной, абсолютно идеальной сферы — Идеи не только вторгаются в реальность, но и радикально меняют ее! А когда Идеи(я) глубинно «проникают в массы», получают и обеспечивают там, в человеческих пластах, широкий «охват» — охват умонастроений — происходят восстания и революции…

Теперь позвольте несколько слов о революциях. «Мрачный романтик» революции, сумасшедший социальный «делатель» — Ульянов-Ленин строчит в свое время очередной «литературно-философский» опус — «Лев Толстой, как зеркало русской революции». Эту статью при совке учили и разбирали даже в школе. Великий революционер и псевдо-марксист все перепутал, поскольку поставил все с ног на голову — в реальности происходило как раз наоборот: это не Лев Толстой отражал в своем творчестве-зеркале русские мятежи, протесты и восстания. Он их (вероятно, не думая об этом) генерировал, их подготавливал, их вдохновлял. Да да, своим талантом, живостью и актуальностью своего творчества. Речь, понятно, не о нем одном. Творчество толстых и чернышевских попадало на крайне благоприятную почву: на недовольство и возмущение деятельностью самодержавия; «народовольцы» упивались этой новой социальной философией…Революции сначала вызревали в головах, воплощались в текстах, затем бродили в умах последователей, и наконец, выходили на улицу! Об этом пишет и замечательный культуролог, историк культуры А. Эткинд: «…революции совершались в текстах, а оттуда смотрелись на свое отражение, тусклое и всегда неверное.»

Яркий пример — К.Маркс. Он был классическим «кабинетным ученым». И он из головы (практически из «Эфира»(!) создал Тексты, в которых увидели свое отражение миллионы и миллионы, не подозревавших до него ни о существовании прибавочной стоимости, ни даже об изуверском бездушии капитализма. И как забавно, что по исторической Иронии, этого системного мыслителя-экономиста, этого нового религиозного пророка с легкой руки того же вездесущего Ильича — сделали главным мировым глашатаем материализма! Боюсь, что Маркс бы немало удивился, если бы узнал в каких количествах издавались его труды в стране, которую он, презирая, нещадно критиковал в своих опусах, на примере России доказывая пагубность существования и функционирования «азиатского способа производства»…

Так вот, господа, эти тексты, эти новые нарративы продуцировали новую реальность, новый смысловой континуум, которые радикально отличался от уже существующего. Новые смыслы возбуждали и вдохновляли; идеи, получали широчайший «охват» среди разных слоев населения, никогда ранее не участвовавших в массовых волнениях. Они взрывали воображение современников. Уже упомянутый выше Жак Лакан писал о символизации Воображаемого и Реального, о механизме их перехода из одного в другое.
Еще раз о главном. Революция есть переход: сформированное Символическое — новый взгляд на Мир, генерируются в головах идеологов — в том числе и презираемых всеми «кабинетных ученых; этот взгляд фиксируется в нарративах самого широкого профиля: в романах, в рассказах и статьях, в стихах, в театральных постановках, в картинах художников — во всех сферах виртуальной культуры; затем он проникает в сознание читателей — будущих лидеров революции: и, наконец, инфицирует массы и врывается в Реальность — переворачивая жизнь и тех, кто совершал революции, и тех, кто им сопротивлялся, и даже тех, кто их генерировал — самих «кабинетных ученых»!

Может вся История — это ничто иное, как живая, постоянно обновляющаяся Герменевтика — искусство трактования текстов, гадание поколений над смысловыми узлами «вечного становления»?
И либо мы впрягаемся, и коллективно их распутываем, либо, на манер Александра Македонского, хватаемся за меч при невозможности осознать, что и Гордиев узел — это не более чем узел, к которому все равно подойдет когда-нибудь Терпеливый, быстро и ловко распутает его, пожмет плечами и пойдет далее, удивляясь нашей гордыне, поспешности и малодушию…

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook.

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.