Украина. Весна 2015. Убийственное затишье

Олег Покальчук, социальный психолог

Олег Покальчук

Все существующие дискуссии сводятся к двум основным. Это либо споры о символах, либо споры о деньгах. Споры о символах бессмысленны с точки зрения результата. Они длятся бесконечно, повышая самооценку участников до их полного изнеможения. Споры о деньгах не эстетичны с точки зрения процесса. Но они всегда оказываются в чьем-то кармане. Из чьего-то убывая, понижая благосостояние до полного убожества.

Зачастую эти процессы совпадают во времени. Некоторые страны потому и называются цивилизованными, потому что рост налогов в них сопровождается анестезирующими разговорами о незыблемости ценностей. Но иногда случается разрыв шаблона. Он называется войной.

Такой период, при котором разговоры о ценностях со всей очевидностью приводят к массовой физической гибели спорящих, и естественным образом если не смолкают вовсе, то изрядно стихают. А старые государственные схемы коррупционного обогащения не то чтобы ликвидированы, но серьезно пострадали вместе с частью политических карманников.

В этом состоянии, с обеих сторон фронта именуемом «затишьем», находится сейчас Украина.

Затишье показывает, что типология конфликтов между основными украинскими частями власти (не путать с ветвями) осталась прежней. И на войну эти «схватки бульдогов под ковром» уже списывать не удается.

Тем более, что схватывающиеся все чаще сливают информацию о другой стороне противоборства, довольно правдивую и от того еще менее презентабельную.

Затишье показывает, что украинское общество, продолжая использовать свой неограниченный запас терпения, тем ни менее исчерпало свой запас доверия к власти. Это выражается во все более частом задавании предметных вопросов, на большинство из которых власть ответить не в состоянии, чтобы не быть выпоротой самой собою, как известная унтер-офицерская вдова.

Во-первых, это вопросы военного характера.

Дело даже не в разборе операций, а в личной ответственности прямых виновников, и в ответственности самой системы принятия решений.  Точнее, с точки зрения граждан, «отмазывание» и сокрытие виновных.

Ложь, предательство, саботаж, некомпетентность и договорняки. Так это выглядит. Отмазки, что гражданские в этом разобраться не в состоянии, больше не проходят. Число воевавших и воюющих очевидцев, которые, не сговариваясь, задают сходные вопросы, уже критично.

Во-вторых, это коррупционные вопросы. Не нужно быть экспертом, достаточно просто родиться в этой стране, чтобы знать – любого чиновника можно, мягко говоря, привлечь. И все знают, что пресловутый Ставицкий с его 42 килограммами золота и 4, 8 миллионами долларов в квартире – просто лох среднего масштаба.

Порочна сама система власти, глубоко, до основания. Внешние силы вынуждают ее к изменениям. Нынешние, справедливости ради, нужно отметить, усиливающиеся действия ГПУ и силовиков все равно в глазах общества похожи на поведение лисы или волка, по преданиям охотников, отгрызающих себе лапу при попадании в капкан.

В-третьих, это экономика, то есть карман. Даже если вынести за скобки все заказное кликушество по поводу роста тарифов и цен, и вспомнить о том, что кредиторы требовали этого от нас последние 20 лет, и платить придется – то все равно остается огромное количество здорового недоумения.

Как это так – люди, находящиеся у власти, год рассказывали о том, кто персонально украл у народа деньги. И как они эти деньги народу быстро вернут, за вычетом беглых предателей, да еще – «Запад нам поможет». И этими деньгами заткнем все дыры. И что, где деньги? Нет, говорят нам, вы не понимаете, насколько сильно «они» обворовали страну.

Да все мы понимаем, отвечают им, вы тоже при этом присутствовали. Это же просто – если из бассейна А вытекает, то в бассейн Б впадает. Нашли бассейн Б? Нет? Мы сами сейчас покажем.

Список «не беглых» олигархов и приравненных к ним упитанных «нищебродов» пресса публикует уже по которому разу, понимая, что это совершенно безопасно. Запад отмораживается. Им выгоднее давать свои деньги, чем возвращать наши. Прецедент может оказаться опасным для других капиталовложений.

Да и, кстати, о войне. У нас закон о «временно оккупированных территориях». Только стыдливо не прописано – кем оккупированных. У нас АТО до сих пор. Покажите мне операцию, где больного оперируют год. Это сериал какой-то «москальский», из серии запрещенных, а не операция.

Общий маркер периода смут таков: они происходят не тогда, когда полный аут, а когда становится чуть получше, дела налаживаются. Такой вот парадокс, известный еще со времен царя Николая. А то и ранее.

Получается, при всей усугубляющейся остроте в целом безответных вопросов дела в стране в целом лучше, чем год назад. Людей от этого противоречия просто рвет на части, если их заставлять вспомнить «азировку», Овоща и его швондеровское окружение вперемешку с фсбшниками. Они хотят всего обещанного – уже. Да я и сам хочу, сколько можно терпеть эту демагогию бесконечную. Потому что люди понимают – рвать на части неуклюжую власть – это только москалей тешить, бесконечно кричать «Зрада!» — глупо и пошло. Начинают понемножку от безысходности рвать друг друга.

Президент, по моему наблюдению, сказал две глупости в последнее время. Вероятно, вы насчитаете гораздо больше, но в контексте разговора о знаковых вещах – две.

Первая – о страшном кадровом голоде в Украине. Стране с огромным и все еще интеллектуальным потенциалом, со все еще мощным волонтерским движением слышать такое – не просто обидно, а оскорбительно.

При том, что все невооруженном глазом наблюдают очень короткую скамеечку запасных кумов, желание держать один палец на всех кнопках и так далее. То, что протагонисты Петра Алексеевича из «Фронта Змін» недалеко ушли от аналогичного (а то и пущего местами) кадрового жлобства, особой рояли не играет – спрашивает-то с Президента народ, как с гаранта.

Вторая – о неприятии идеи того, что народ имеет право на оружие. Понятно, что тема сама, в мирное время – не более чем бизнес-спор между отечественными производителями и импортерами, каждый мешал друг другу как мог, прикрываясь народным благом и коррупционной выгодой «разрешиловки». Но в военное – это звучит очень неприлично.

Украинцы – нация исторически не то чтобы очень воинственная. Но милитарная культура  — неотъемлемая часть национальной культуры, даже «совок» с этим ничего радикального не мог поделать, поэтому использовал себе на пользу.

В период опасности, когда, окруженные продажными ментами, растерянной СБУ и деморализованной и нищей армией, умирать за страну шли добровольцы, никто к контролю за оружием, кроме саботажников, не стремился.

А теперь что, уже все, попустило, жареный петух, поклевав, задумчиво отошел в сторону от аппетитных седалищ? Так он непременно вернется, вздохнуть не успеете. Со дня на день.

Да, мародеры, да, разложение и грабежи, да, приведение к единоначалию, и реформа силовых структур. Да, да. Да. Только пользы от вашей милиции в телефоне – никакой, особенно если этот телефон у тебя еще и отжимают. Да, она именно ваша, я ничего не напутал.

Все эти бездействия больше не испытывают доверия людей. Они его убивают. Затишье создало демаскирующий эффект. Фигуры украинского политикума перестали выгодно для себя сливаться с фоном и контрастировать с ним, когда им выгодно. Шара закончилась, гештальт закрылся.

Следующая фаза – гражданское общество, потеряв сакральный интерес к представителям власти, начнет обустраиваться само. Входя в противоречие с существующим законодательством – не для общества же оно создавалось.

Возможно, здесь нарисуются какие-то новые левые силы, как обычно, думающие, что они правые. В любом случае, процесс списания в полит утиль нынешнего поколения управленцев обществом уже морально оформляется.

Никакой пиар здесь не поможет. Он лишь сыграет роль заключительного аккорда.

Можно выдать мыльный пузырь за воздушный шар. Но улететь на нем никуда нельзя, даже если приспичит.

Источник: Украинская правда




Комментирование закрыто.