Украина. Работа над ошибками. Антология

Александр Петрачков, "Хвиля"

sur155 Сальвадор Дали

В одном анекдоте, когда Эйнштейн преставился перед Творцом, несмотря на то, что он был убежденный атеист, Бог предложил ему выполнить любое желание, так сказать за заслуги перед вселенной. И великий ученый попросил показать ему замыслы Всевышнего. После внимательного изучения божественных планов, Эйнштейн обратился к Богу  со словами: простите, но по моему, здесь есть одна ошибка! На что Бог ответил: я знаю… Не всякая истина для нас  очевидна, и мы часто совершаем ошибки, но наш долг работать над ними и исправлять.

В своем открытом письме украинскому обществу «Важливі моменти політичної кризи в Україні» Сергей Дацюк написал, что не видит возможности выйти из кризиса в рамках существующей политической системы, ибо сегодня она нелегитимна. После Майдана мы вроде бы стали на путь трансформации нашей страны, но быстро свернули с него. В чем мы совершили ошибку, и как нам ее исправить? В группе FB «Прогрессивный капитализм» ее ведущий Вадим Еремейчук развивает принципы построения современного капитализма в Украине с целью создания украинского «экономического чуда», и поднимает вопрос нелегитимности олигархической собственности, как  тормоза на пути нашего экономического прогресса. Но кто главный враг свободного гражданского общества, бизнеса и развития, олигархи, или номенклатура, и не являются ли олигархи противовесом авторитарных тенденций в структурах президентской силовой вертикали? Разве можно построить «прогрессивный капитализм» в архаичной стране без модернизации ее ментальных ценностных основ, причем так, чтобы не впадать в грех механической социальной вивисекции? Почему даже перед лицом экономического и политического кризиса основные центры принятия решений действуют иррационально, как будто специально топя наш общий корабль? Политолог Юрий Романенко в своем интервью «Украина барахтается в неопределённости: политической, правовой и территориальной» говорит, что причина иррационального поведения украинцев в привычке «брать все от жизни здесь и сейчас». Действия людей на долгосрочную перспективу определяют общественные институты, культурные ценности и технологии. Как нам после окончания жизненного цикла 2-й Украинской республики грамотно подойти к формированию современных институтов, и какие ценности выбрать в их основе? Объявленная правящим кланом децентрализация на деле обернулась попыткой еще большей централизации власти в руках президентской вертикали, но побочным эффектом стала стихийная децентрализация, характеризуемая ослаблением контроля центра на рядом регионов. Как необходимо переформатировать отношения центра с регионами на современных принципах, чтобы страусиной политикой прятания головы в песок и обвинения всех в сепаратизме и работе на Путина, не допустить развала страны?

Чтобы развиваться, нам нужно выучить урок, преподнесенный жизнью. На этом пути возможны ошибки, но мы должны не отмахиваться от них и не отчаиваться, а постараться изучить, проанализировать и исправить. Чтобы построить сильную страну и создать счастливое общество, нам нужно определить место наших потребностей в иерархии ценностей, и на основе этого анализа определить мотивации, движущие нами. Это физическое выживание и безопасность, материальное благополучие и социальное признание, или самореализация и достоинство. Это стабильность или свобода, успех здесь и сейчас, или ответственность перед будущими поколениями? От ответа на эти вопросы зависит выбор инструментов для осуществления наших целей. Ведь например капитализм, социализм, государство, общественная система, это все инструменты, структура которых определяется функциями, естественными ограничениями и целями. Профессор Йельского университета Йен Шапиро сказал, что в колледжах и бизнес-школах учат тому, как эффективно управлять Кока-Колой или Майкрософт. Но только в университете студенты могут получить ответ на вопрос: зачем управлять Кока-Колой и Майкрософт, и нужно ли вообще управлять? Думаю, что тяжелые университеты нашей жизни помогут нам ответить на самые важные вопросы. Но для этого мы должны хорошо выучить преподнесенный жизнью урок.

1. Российский политолог, историк и востоковед Елена Галкина предлагает нам вынести ценный урок на основе сравнения удачной Революции Достоинства в Тунисе и неудачной в Украине и Египте. Украина, несмотря на разные религиозные традиции, в чем то близка странам Ближнего Востока, например в Египте партия Баас была национально-социалистической. И там, и здесь традиционно велика роль государственной бюрократии и после революции на первое место встал вопрос институциональных реформ. Все «бархатные» революции в тоталитарных и авторитарных странах, опирающихся на бюрократию и силовые структуры, были прежде всего антиноменклатурные. Если при капитализме собственность отделена от власти и принуждение к труду экономическое, то в традиционных бюрократических странах власть контролирует собственность и экономические отношения, гражданских прав и частной собственности там нет, все контролирует правящий слой. В революции участвовали в основном представители среднего класса и интеллигенции, представители постиндустриального общества. В Египте ее финансировали «Братья-мусульмане», пытавшиеся адаптировать ислам к реалиям современности и идеологически обосновывавшие право общества на сопротивление нарушению его гражданских прав правящим классом. Но взяв власть, они не смогли ее удержать, произошел военный переворот, использовавший противоречия между мусульманами и светски ориентированными революционерами. По факту установилась еще более жестокая авторитарная диктатура, чем при Мубараке.

«Братья-мусульмане» совершили ошибку в том, что вместо проведения институциональных реформ и люстрации старой номенклатуры, занялись выборами, их силы были размыты, а затаившаяся на время бюрократия, подняла голову, произошла реставрация. Во время выборов голоса общества разделились, эйфория от побед  затуманила взор победителей. Они не смогли быстро провести реформы, люстрацию и установить контроль над военными, которые в смычке с номенклатурой контролировали многие бизнес-процессы. Причина поражения «Братьев-мусульман», ориентировавшихся на пример Эрдогана был в том, что они не сняли верхушку правящей коррупционной вертикали, увлеклись выборами, и не сломали старую систему. Они не установили новые правила игры, новый общественный договор, которым заканчиваются все успешные революции, предали светских сторонников, которые от них отвернулись, и революция захлебнулась, все вернулось на круги своя, но еще в худшем виде.

Положительный пример демократических реформ на Ближнем Востоке — это Тунис, где революция закончилась успешно. Там также победили свои «Братья-мусульмане», но при огромной поддержке Европы, они не стали бороться за власть с целью установить политическое диктат. Вместо этого они с помощью европейских и американских специалистов, собрали конституционную ассамблею, чтобы выработать общенациональный консенсус. Выборы в Конституционную Ассамблею были построены таким образом, чтобы отразить максимальное представительства общества в ней. Конституция это не только правовой, но и политический вопрос, в котором должны быть представлены все политические и идеологические силы. Проходной барьер был сделан 1 процент, вошло очень много политических групп, конституция принималась тяжело, но она учитывала интересы большинства граждан страны.

Сегодня в Украине говорят, что досрочные выборы не нужны, но именно они легитимизируют политическую власть. Задача революции в том, чтобы разгромить паразитический класс, бюрократию, олигархию, номенклатуру.

Революция Достоинства потому так называется, что ее глубинная цель запустить социальные лифты, открыть вертикальную мобильность, и пустить на верх общества людей, которые этого достойны. Эта цель, сформулированная еще социалистами в Европе, и сегодня через эмансипацию реализованная там в виде практически полного разрешения противоречий между человеческими потребностями и возможностями, доминирующими в Западном мире ценностями: от каждого по способностям, каждому по труду! А уже на подходе там следующий этап с элементами коммунизма: от каждого по способностям, каждому по потребностям. Который уже сегодня реализуется в Финляндии, Швейцарии, Швеции, Дании, и др. в форме «безусловного основного дохода», дающего гражданам возможность реализовать свой творческий потенциал на благо общества. То есть когда в Украине общество скатывается к подножию «пирамиды Маслоу», физическому выживанию, на западе оно поднимается к вершине самореализации, как воплощению человеческого достоинства. Это для Запада ближайшее будущее и уже настоящее. Именно на Западе устами Гардиан могло быть заявлено, что триллионы в офшорах могут быть направлены на благо всего общества. Когда удовлетворены все базовые потребности, общество становится по настоящему достойным. В Европе это эволюционный процесс, а в постноменклатурных странах это задача Революции Достоинства. Когда номенклатура всеми силами закупорить и законсервировать систему, передать собственность и власть своим детям и внукам, возникает потребность в революции. Революция это не гарантия успеха, но шанс. Бюрократы как все паразиты, сильны и хитры, и сломить бюрократию можно только силой с помощью революции, люстрации, институциональных реформ и установления новых правил, заключения нового общественного договора.

Революция дает шанс личностям изменить ход общественной истории, как Саакашвили и Бендукидзе в Грузии. Мир многомерен, даже принадлежность к среднему классу имеет 3 измерения: наличие материального капитала, социального капитала и культурного капитала. И революция также трехмерна: институциональное, структурное и политическая культура. Какие проблемы у Украины? С точки зрения институционального измерения, государственная модель не работает. Дело в том, что нет успешных стран мира с гибридной президентско-парламентской модели, это нежизнеспособная химера с 2-мя центрами власти, которые зачастую занимаются симулякрами, перебрасывая друг на друга ответственность, находясь во главе бандитской номенклатуры и новой комсомольской поросли, считающих страну и «население» законной добычей и источником ренты. Эту систему нужно сломать с помощью революции. Украинская традиция демократична и не терпит насильственно насажденной извне президентской вертикали, склонной к узурпации власти. Как Янукович, так и Порошенко став президентом, сразу же стали заниматься узурпацией власти. Но Украина — не Средняя Азия, в которой авторитарный президент органичен. В этой связи очень большую роль, в том числе в революции, играют альтернативные центры власти, даже олигархические. Любая монополия это деградация, стагнация и смерть.

Сейчас потенциала гражданского общества в Украине хватает на то, чтобы собраться на Майдане и смести власть, но недостаточно, чтобы сформировать новую. Пока в стране нет профсоюзов и разветвленных независимых политических  организаций, которые крайне необходимы для разрушения вертикали бюрократии и формирования нового общественного договора. Для гражданского общества главный враг — это коррупционная вертикаль, возглавляемая президентом. Наиболее полно интересы гражданского общества выражает парламентская республика, в представительском органе которого представлено максимальное число гражданских сил страны. Только национальный парламент с пропорциональной системой, низким проходным барьером и открытыми списками, способен сбалансировать политические субъекты.

С точки зрения украинского гражданского общества, страна сегодня движется неправильным курсом. Компрадорская политика правительства и президента привела к сжатию денег и экономики, бизнес умирает, производство сворачивается, страна больна мерзкой коррупционной вертикалью. Особенно чудовищное падение произошло в социальной сфере, что позволило назвать Украину «фейлд-стейт» или «фриджл-стейт». Что значит, государство не способно выполнять элементарные социальные функции, не способно обеспечить выживание граждан, и находится на грани фрагментации. Достаточно внешнего толчка или нарушения внешнего баланса, и страна фрагментируется. Достаточно внутреннего толчка и произойдет социальный взрыв людей, которым нечего терять. Нельзя опустить минимальные зарплаты и пенсии ниже прожиточного минимума, это геноцид народа и гибель для бизнеса, которому не с кем торговать. Сейчас в мире главный капитал — это интеллект, образование и здоровье граждан, и если он разрушается, то страна погрязает в глубокой периферии. Социальная подушка безопасности обеспечивает вертикальную мобильность и помогает людям максимально полно раскрыть свой творческий потенциал на благо общества. В Европе не только начальное и среднее, но теперь уже высшее образование становится всеобщим и обязательным. Образованный здоровый гражданин есть залог стабильности в обществе, в котором возможны культура, наука и гражданские права. В Украине наоборот правительство с президентом выбрали политику уничтожения социальных гарантий, закрытия школ и больниц, обрекая народ на невежество и прозябание, а молодежь на эмиграцию за рубеж. В Европе государство не властная вертикаль, а слуга, оказывающий гражданам сервисные услуги, причем большинство их бесплатно. Если забрать у людей последнее, забрать у них молодость и старость , экономика не будет развиваться, потому что доходы на уровне прожиточного минимума это те деньги, которые человек платит малому и среднему бизнесу, без них он не будет развиваться.

Высокие социальные стандарты — есть основа постиндустриального общества, сейчас ни о какой новой индустриализации не может быть и речи. Нужно развивать новые отрасли, науку, высокие технологии и человеческий капитал, только так страна может стать на устойчивый путь развития в экономике 21 века, в которой более 70% веса занимают высокоинтеллектуальные сервисы. Иначе аграрная страна и вечная периферия. Но ведь Украина в действительности не аграрная страна, и до сих пор входит в мировую 20-ку по научному потенциалу. Нужно создать для ученых и специалистов благоприятные условия работы, и страна будет развиваться, иначе падение в пропасть. Это сегодня понимают и представители крупного бизнеса, сталкивающиеся с критической нехваткой специалистов. Современный путь Украины это тот 3-й путь, по которому пошли страны Европы: сервисное государство, высокие социальные стандарты и гибкая вертикальная мобильность, благодаря социал-демократическим партиям. Кстати, несмотря на некоторый кризис европейской социал-демократии, даже представителям консервативных партий в голову не приходит говорить о снижении социальных стандартов, об отмене бесплатного образования и медобслуживания. Европейские консерваторы — это социал-консерваторы, ориентированные в основном на проблемы миграции. Даже в Аргентине консерваторы во главе с Маурисио, пришедшие на смену социал-демократам, не претендуют на их социальные завоевания. Кризис европейской социал-демократии скорее связан с тем, что они сами стали консерваторами, и сосредоточились на достигнутом, не предлагая ничего нового. А новые правые популисты как раз требуют большей социальной мобильности, но ни в коем случае не сворачивания имеющейся.

Нынешний курс Украины не удовлетворяет никого кроме очень узкой прослойки правящего класса. Даже наиболее прогрессивные представители украинской олигархии, например С. Тарута, понимают всю пагубность застоя в Украине, и в большой степени солидарны с гражданским обществом, с такими олигархами стоит политически кооперироваться. Правящая же партия прячет голову в песок, пугает общество досрочными выборами и дожимают его. Но ведь в разгар войны проводили выборы и они дали большой толчек политической системе. А сейчас она опять вошла в фазу застоя. Новый глава правительства Гройсман по антирейтингу не уступает Яценюку. Страна требует выборов, и что совершенно нетрадиционно для украинской политической традиции, новые силы: Самопомощь, Саакашвили, и др., являются носителями идеологии, высоких смыслов. Досрочные выборы способны реализовать волю народа и легитимизировать политиков, разрешить противоречия. Если есть политический запрос в обществе, то на выборах будут конкурировать политические идеи, и в том числе проблема войны не решится, если будет продолжаться нынешний политический курс.

В чем проблема нынешнего курса власти на децентрализацию, по которому вся социальная сфера передается на места в том, что у регионов ресурсы разные. Если регион бедный, так что же теперь, школы и больницы там закрывать? Швеция, Норвегия и Финляндия супер-децентрализованные страны, но медицина и образование там одинаково финансируется из центра. Смысл социальной подушки в том, чтобы была вертикальная мобильность, и равенство в соц. стандартах должны быть обязательно. Иначе единого государства не будет. В стране все взаимосвязано: политический, социальный, экономический курс. Если Украина выбрала курс в Европу, то децентрализация должна проводиться по европейски, а не путем сброса социальной функции государства, как ненужного балласта. Новый общественный договор, социальные стандарты и вертикальная мобильность не только укрепят страну, но и позволят эффективно провести реинтеграцию таких территорий, как Донбасс.

2. Украинский политолог Олег Саакян пробует проанализировать ошибки Украины после Майдана в ретроспективе эволюции власти, и найти ответы, как заменить постсоветское архаичное государство на современные институты гражданского общества. От Кучмы до Януковича вся власть была в руках президента, а премьер-министр служил в качестве громоотвода. После Революции Достоинства власть опять вроде бы разделилась, но Порошенко решил идти по стопам своих предшественников, как будто поймал Бога за бороду. Изначально при Кучме в Украине был создан симулякр демократии – формально три ветви власти: законодательная, исполнительная, судебная. Так сказать для простых смертных и западных партнеров. Но за пределы этого симулякра был вынесен истинный носитель власти, не подконтрольный никому – президентская вертикаль, с подконтрольными генеральной прокуратурой и конституционным судом. Таким образом у президента были все реальные рычаги власти, а премьер-министр подбирался не по признаку компетентности и выполнял функцию не руководителя страны, а просто служил громоотводом, таким образом обеспечивалась устойчивость системы. Сегодня Порошенко, концентрируя власть в своих руках и имея «своего» премьера пытается восстановить кучмовскую модель политического устройства. Но дело в том, что Украина стала другой: после Революции Достоинства украинское общество стало другим, поменялась конституция, и появились новые политические субъекты. И, главное, нет той ресурсной базы, что при Кучме, поэтому попытки Порошенко обречены на провал. Пока это попытка реставрировать ту систему, без понимания, почему тогда она работала, а сейчас уже не может. Майдан задал основу новой модели самоорганизации общества, и поставил задачу трансформации политической системы страны. Но из этих процессов нынешней правящей элитой выводы сделаны не были, они пытаются применять свой старый опыт времен молодости, расцвета накопления капитала и изобилия ресурсов, однако сегодня этот опыт уже не применим, для элит, к сожалению, а для украинского общества к счастью.

В Порошенко живут 2 ипостаси: олигарх и политик (плюс дипломат). Но к сожалению он не государственный деятель. Леонид Кучма выстраивал свою модель, когда были условия откусывать кусочки от государственных ресурсов. Но уже при Януковиче сложилась такая ситуация, что даже внутри правящего класса начался процесс «экспроприации экспроприаторов». У Порошенко нет возможности дирижировать властной вертикалью, подобно Кучме, в том числе и потому, что ресурсы оказались распорошены между многими субъектами. Система достигла пика своей неэффективности, а Порошенко этого не замечает, и пытается управлять ею по старому. При этом малый и средний бизнес сильно отощал, и теперь Украина, не имея стратегических целей развития, похожа на обанкротившуюся фирму, борющуюся за выживание. Но ведь страна это не фирма.

Сегодня формирование коалиции в ВРУ свелся к совсем примитивному собиранию тушек, однако главный капитал политика — это легитимность, а у тушек такой легитимности нет. Европейская политика предполагает публичную договоренность между всеми полит. силами, в Украине же это закулисные «договорняки» с имитацией публичности. Для легитимации действующей политической системы выборы, как единственно возможный способ выйти из патовой ситуации, когда рейтинги власти приближаются к нулю, неизбежны, и скорее всего произойдут к концу текущего года. В республике выборы это единственно возможный способ перезагрузки власти и снятия воспаления с политического организма. Локальное воспаление в любом организме: государстве, фирме, это следствие нарушения функционирования органов и обмена веществ, и без снятия этого воспаления через лечение или операцию, возможен общий сепсис. Когда же государственный организм лихорадит в целом, это уже не кризис, а политический хаос, и реформы тут не помогут. Реформы, как хирургическое вмешательство в отдельные органы власти, чтобы выиграть время, нужны были 2 года назад, а сегодня уже поздно проводить реформы. Нужна полная трансформация власти, всей государственно-общественной системы, не с совершенствованием, а с отменой целых пакетов законов и институтов, и создание на их месте принципиально новых. В этой ситуации выборы это единственно возможный способ легитимной перезагрузки власти, и они не могут не состояться. Дальнейшее затягивание выборов будет бить по основам государства, время сейчас работает против нас.

Но не сложится ли такая ситуация, когда все политические силы объединятся против Порошенко? Реформы могут проводиться 2-мя способами. Первый это конвертация электорального рейтинга в легитимное право проводить непопулярные реформы. Например Яценюк, пришедший с командой в Правительство на волне высокого рейтинга, мог бы быстро провести непопулярные реформы и уйти на белом коне, как Маргарет Тетчер, Де Голль, и др.

Вторая модель — азиатская, деспотическая, как при Ли Кван Ю. Но Украина европейская страна, а не дальневосточная, азиатская, украинцы деспотизма не терпят. Но и кредита доверия украинские кандидаты в реформаторы не реализовали. Порошенко и компания вышли из бизнеса, и не понимают, что государство это не корпорация, оно лежит во многих плоскостях: социальная, культурная, гуманитарная, ментальная, образовательная, и т. д. Государство это не фирма, но пришедшие во власть люди из корпораций, будучи какими угодно хорошими корпоративными управленцами, не видят в Украине государства, его просто не существует в их системе координат.

Также украинские политики часто заблуждаются, что  можно механически скопировать чужую систему, без творческого переосмысления и адаптации к отечественным традициям и реалиям. Такая механическая трансплантация любых чужеродных моделей будет не принята украинским обществом и отторгнута. Инновационная модель экономики не может быть реализована в неинновационном обществе и государстве. Если экономика первична в отношении политики, то в отношении экономики первична социальная сфера. А сейчас в Украине реализуется гибрид советской социальной системы с жалкими подачками и псевдо-либерального уничтожение соц. сферы, унижающий человека, делающий его в своих собственных глазах ничтожеством, не достойным уважения. И в этой нео-феодальной модели они пытаются инсталлировать элементы прогрессивных моделей, но это конечно же невозможно. В таких условиях концентрация власти в руках президента, с яко бы попытками провести «непопулярные реформы» по чужому образцу, есть благие намерения, ведущие в ад.

С точки зрения региональной политики, Украина живет в параллельных непересекающихся плоскостях: центр, регионы, никто никого не видит и не понимает. Но мы не спешим, в надежде, что все как то само собой рассосется. Не рассосется. Например на Донбассе было пролетарское восстание старого индустриального уклада, естественно использованное внешним врагом. Это была рана, которая показала нам наши ошибки и слабые места. Где загорелось, там и надо искать антидот. Но вместо работы над ошибками, вместо внятной политики реформ и трансформации отношений центра и регионов, мы опять как страусы спрятали голову в песок. К сожалению этот вызов был воспринят Украиной, как проблема, от которой нужно отгородиться, отторгнуть ее, опять без выработки цельной стратегии. Центральная власть проявила полную несостоятельность. Тогда это вызов для украинских интеллектуалов, тщательно изучить, осмыслить и выработать стратегию реинтеграции отторгнутых регионов. Украина должна вернуться в свои регионы, иначе в дальнейшем она будет им не нужна. Своей политикой игнорирования проблем регионов, мы начинаем в том числе для них все больше походит на нашего врага.

У нас нет контрэлиты с ценностями, для украинских политиков сегодня политика и обогащения есть самоцель. Там нет людей из культуры, мелкого бизнеса, общественного управления. Государство, в отличие от завода и фирмы, не может держаться только на экономических мотивах, в государстве первичны иные плоскости: социальные, культурные, межличностные коммуникации. А если у тебя нет ценностей, то ты и не видишь проблем, вызванных кризисом ценностей. Наши политики к сожалению лишь транслируют чужие старые смыслы, но не создают собственные новые. Получается игра в имитацию: импульс пошел, и потерялся в пути. В итоге страна деградировала так, что месячной зарплаты едва хватает на недельный паек в супермаркете. Государство не является связывающей регионы материей. Страна стала похожей на ветхую крышу на старых разбитых колоннах, без стен, здесь ветер гуляет и толпы чужих бродят туда-сюда. Украина сегодня держится исключительно на балансе интересов заинтересованных внешних сил, и на волонтерском участии внутренних добровольцев, единственно заинтересованн в сохранении существования нашего государства, без какой либо поддержки гос. лидеров и структур. Армия фактически стала единственно сильным и легитимным гос. институтом, обеспечивающим стабильность. Но в китайской философии, если дело доходит до армии, то это значит крах стратегии, значит, что предыдущие 5 этапов государственной стратегии провалились, армия не может заменить собой государство. То есть нам нужно создавать государство с нуля. Время, когда мы могли реформировать институты, упущено, нужно создавать параллельные структуры.

Украинское общество конечно имеет большой запас прочности, и не раз демонстрировало победы перед лицом неизбежных поражений. Но правящий класс лепит политические проекты и ведет пустые торги. Это вызывает огромное опасение за будущее страны. Традиционный способ разрешения политического кризиса это всегда перевыборы. Особенно сейчас нам нужно не откладывать выборы, а проводить их каждые 2 года. Страна готова к ротации власти, обществу срочно нужны социальные лифты. Пока вместо лифтов у нас после майдана заработала катапульта, когда случайные люди попадают на самый верх, без опыта и не осознавая масштаба проблем. Попадая на верх из катапульты, ты оторван от реальности, и для тебя все окружающее мышиная возня. Социальные лифты нужны для отсечения «квази» и формирования ценностных подходов. Сейчас большая часть депутатов кроме политики не умеют заниматься больше ничем, не являются уважаемыми профессионалами ни в какой сфере деятельности. Если на Западе есть профессиональные политики, то там их обслуживают профессиональные эксперты во всех направлениях. А в Украине такого широкого поля для разделения функций нет, поэтому востребованы политики-профессионалы, знающие не только что делать, но и как делать, не только куда двигаться, но и как это сделать. Кризис элит создал ситуативную солянку, когда новые пришли и влились в старую систему, а старые не ушли, и происходит имитация деятельности и дерибан. Это страшная ситуация, когда политическая плоскость отрывается от реальной, играет в свою игру, и выезжая за Киев, мы сталкиваемся с абсолютно иной реальностью. Этот кризис должен быть разрешен ротацией элит и их легитимацией, через перевыборы, создание социальных лифтов и возможности доступа компетентных людей к рычагам принятия решений. У нас еще есть возможность совершить трансформации нашей сраны, но если этот процесс еще сильнее затянется, то мы опять окажемся в ситуации, когда «в дороге никто кормить не обещал».

3. Геннадий Балашов пытается увидеть в неконтролируемой фрагментации административного поля Украины ростки настоящей децентрализации, как залога будущего процветания, и предлагает государственному центру не прятать голову в песок, а выстраивать современные отношения с регионами. После обретения независимости Украинская национальная «элита» принялась строить у себя уменьшенную копию СССР, в которой сейчас проходят те же процессы, что и в экс-метрополии. 2016 г. очень напоминает 1988, когда местные элиты, почувствовав воздух свободы, взбунтовались против правящего центра, и Ельцин был вынужден объявить о роспуске обанкротившегося и утратившего бразды правления централизованного конгломерата. У нас через 3 года страна также может разойтись, так как подняли головы местные элиты, и засланный казачек из центра, например в лице Саакашвили в Одессе, натыкается на саботаж и игнор. Местная элита оказалась организованнее, финансово и политически мощнее. Такая же местная элита образовалась в Днепропетровске, Харькове (где невозможно убрать Кернеса), во Львове, и т. д. Ввиду деградации центра идет фрагментация страны, и уже открыто раздаются голоса образовать СШУ. Это не обьявленная властью фейковая, а реальная естественная децентрализация, которая впоследствии будет просто юридически оформлена. Государство утратило монополию на насилие, и не понятно, как оно ее вернет. Бизнес вышел из повиновения государства, стал зарабатывать, не обращая на него внимания. А почему? Потому что государство перестало реально управлять национальной экономикой, просто ушло от этой функции.

Дело в том, что вся нынешняя «элита» — это дети начальников времен конца падения СССР, попавшие во власть катапультой, не прошедшие конкурентный отбор, не умеющие и не знающие, как управлять государством. Сейчас БПП и Народный фронт натыкан детьми начальников (и их корпоративными «менеджерами»), и предыдущее правительство также было наполнено начальственными детьми и управляющими фирм. Отличие начальских детей от государственных деятелей в том, что они никогда ничего не создавали и всегда были в тени отцов, для них их начальственные отцы воплощали только теплое место. Политика это концентрированное выражение экономики и всегда от нее отстает. Частный бизнес сегодня растет в украинской «тени», но киевский центр может столкнуться со своей ненужностью ему. Вместо реформ, освобождающих бизнес, центр занимался имитацией и обогащением. В итоге местная элита и бизнес демонстрирует центру, что «золотые помидоры» во власти никому не нужны. Это как распад обанкротившегося корпоративного холдинга, с отпадением бывших частей. Пока в регионах за пределами Донбасса тихо, но лишь потому, что местный криминалитет контролируют ситуацию, но если сунуться например в «Янтарную республику», там будут стрелять.

Вместо слов об агентах Кремля и повторения мантр об архаичном унитаризме и вражеском сепаратизме, киевский центр должен наоборот возглавить этот стихийный процесс децентрализации, с самопроизвольным провозглашением «народных республик» (там, где есть что «принародить»), и ввести в организованное законодательное русло, действовать на опережение и перспективу, а не сопротивляться естественным и необратимым процессам. Сейчас нигде в цивилизованном мире нет развитых стран, устроенных по унитарному принципу, везде децентрализованные парламентские федерации. Но дело в том, что по привычке засылая «смотрящих», президентская вертикаль так деградировала, что не понимает своей неспособности управлять ситуацией в регионах. Поэтому в Одессе вместо того, чтобы повалить вооруженных бандитов мордой в землю, губернатор Саакашвили вынужден униженно «разговаривать» с ними, показывая полную беззубость центральной киевской власти. Беззубая власть опасна для страны и смешна. Создать новую систему отношений она не способна, а правит по старому уже не может. А все потому, что руководят государством безвольные и тупые «золотые помидоры», начальские дети, не знающие ничего и не способные ни на что. Они думают, что из Киева будут чем то руководить, но они даже не видят ничего за стенами своих кабинетов. А кто не видит, то не управляет.

Советский Союз распался по причине деградации и слепоты центральной элиты, и сегодня та же участь может постигнуть страны экс-СССР, в том числе Украину. Здесь тоже могут дать команду: давайте расходиться! В Киеве пухнут от потоков и полномочий, но не знают, что происходит во вне, и рано или поздно возникнет ситуация, когда в ответ на очередной окрик из центра, его просто пошлют. Вернее уже посылают. Яценюк 2-года возглавил доходное место, которое нужно было отбить, и отбивал весьма успешно. Но какое до этого дело регионам? У нас всегда премьер-министр служил громоотводом и зарабатывал деньги, которые после каденции пускал на раскрутку своего политического проекта, чтобы конвертировать заработанное непосильным трудом в политический ресурс, чтобы зарабатывать еще больше. Какова же роль олигархов в этой децентрализации? Они на глазах сдуваются и пропадают. Олигархи как огромные слоны, которых загнали в загон и доят номенклатурные начальские сынки из политической «элиты». Потому что весь их корпоративный бизнес обанкротился и разваливается, сегодня на их дутых активах висят миллиардные долги пассивов. Вроде бы большой холдинг, банк, меткомбинат, а на нем огромные долги, обслуживание которых падает на государство.

Олигархи не поймали политический тренд, когда уходит в прошлое роль грязных политиков. Например, Порошенко остался старым кучмовским грязным политиком: на нем офшоры, заводы и фабрики с грязной историей. Яценюк в отличие от Порошенко формально чистый, его активы грамотно оформлены на «людей-паспортов». Но это очень опасно, так как «человек-паспорт» хороший, пока на него не капнет 300 миллионов. Говорят, что Гетьман был убит после того, как одолжил некоей структуре 200 млн., и потребовал возврат долга. В такой системе начальских детей и «людей-паспортов» в центре, и усиления местных криминальных «элит», страна политически фактически развалилась, есть клан Кивалова, клан Кернеса, клан Коломойского, с которыми центр уже ничего не может сделать, но эта децентрализация не оформлена юридически. Все эти кланы имеют своих депутатов в ВРУ, и всех своих депутатов в местных советах. И когда к ним приезжает Порошенко, он «голый король», у которого за спиной ничего нет, кроме фантомного государства.

Выход из стихийной децентрализации в том, чтобы ввести ее в нормальное цивилизованное русло, научится договариваться на основании общих интересов, представляемых государством, как в свое время происходило соединение штатов в Америке. В таком случае появляется ответственность местных элит перед своими избирателями, и избирателей за судьбу своих регионов. Нам надо переходить на цивилизованную систему отношений. Даже если придется переболеть бандитскими захватами, это нужно для того, чтобы стране повзрослеть. Местная элита давно вросла глубокими корнями в свои регионы, и грамотная политика центра не в том, чтобы «давить», а законодательно оформить эти отношения. Таким образом местный потенциал будет не подавляться, а развиваться, а страна не чахнуть с сильным центром и слабыми зависимыми регионами, а сознательно ослабляя себя, прирастать сильной провинцией. А так, пока дети начальства вводят новые запреты и новые налоги, местные центры силы уже ничего не просят, а посылают их и сами зарабатывают.

Местная элита сейчас имеет такое количество денег и связей, что для нее не важно, какие политические колхозы клепаются в центре. Присланный президентом губернатор ничего не может сделать избранному мэру, потому что избранный мэр легитимен для местной общины, а присланный президентом губернатор нет. Нужны общенациональные партии, выражающие трансрегиональные интересы элит, тогда они станут связывающим политическим полем. Но создавать таких общенациональные партии не могут начальские дети, только интеллектуальная и бизнес-элита страны. Нами пытаются править дети советских начальников, воры, которые ничем не умеют заниматься, кроме как делить и воровать. Сейчас нам нужно сказать себе: у нас государства нет, мы должны сами организовывать свою жизнь, договариваться и зарабатывать, «не верь, не бойся, не проси». Пока ваш президент в офшорах, мы имеем право не платить налоги этому государству, так как платя ему налоги, мы подпитываем воровскую систему во главе государства, и продляем его (и нашу) агонию. Гос. аппарат кормится коррупцией с 3000 гос. предприятий, которые никак не могут поделить, ибо это сложно. Сейчас создали уже 6 вице-премьеров по управлению коррупционными схемами вместо 2-х замов, а это значит, что желающих сытно кормиться все больше, и гос. система стала полностью неуправляемой. 6 вице-премьеров работать не могут, они будут бесконечно перекладывать ответственность друг на друга.

Реформы буксуют, вместо реформ прокуратуры и судебной системы надо бы полностью выгнать и набрать новых прокуроров и судей. Но новые, даже кристально честные с Майдана сразу же становятся грязными ворами, попадая в систему. Народ хочет реформ, но не знает каких. А суть в том, что для проведения реформ, народ должен обладать концентрированной идеей: чего же он хочет? Пол-элиты выехало в офшоры с деньгами, и страна должна спросить себя, чего мы хотим? В ответе на этот вопрос мы найдем способ решения наших проблем. Но в том то и дело, что большинство не знает, чего оно хочет. Вместо вывоза денег в офшоры, элита могла бы принять такие законы, чтобы из Украины сделать офшор. Но кто будет принимать законы об освобождении бизнеса от поборов? Те, кто ими занимается и те, кто зарабатывает на неравенстве возможностей и прав доступа к национальным богатствам? А были бы дальновиднее, обеспечили бы устойчивое будущее для себя и страны. Похоже, что эта миссия предназначена для других. Страна истощается, власть рушится, но сквозь эти руины прорастают ростки свободного бизнеса, независимого от государства. В том числе при помощи новых технических средств. Например в 2017 г. Фейсбук скорее всего выйдет на рынок с новыми электронными деньгами.

Сейчас в Украине создаются «народные предприятия», когда ты заплатил положенную плату, и говоришь проверяющему из налоговой: иди гуляй, я народный предприниматель! Да, это сейчас незаконно, но когда таких тысячи, то это уже закон. Это тенденция послать государство начальских детей, в общем то, что мы и так делаем мысленно, посылаем это прогнившее государство. Теперь дело принципа не платить налоги, и налоговая начальского сынка Насирова не знает, как взять эти налоги, и не узнает. Эти процессы невозможно контролировать из Киева, когда в каждой области уже есть свои таможни. Но именно эта на первый взгляд феодальная фрагментация через надрегиональную национальную идею и новый общественный договор способна возродить Украину на новых современных принципах добровольного союза свободных людей, вдохнуть в не новую жизнь, и заложить основу будущего расцвета.

4. Теолог, культуролог и библеист Леонид Мацих подсказывает нам, в чем истинные ценности человека, определяющие его цели. К чему стремится человек, который хочет преуспеть? Большинство люде стремится заполучить побольше денег, богатства, а богатство — это власть, получаемая так сказать самым конвенциональным способом. Мы понимаем, что власть денег гораздо круче, чем власть оружия. Совсем простые люди понимают власть, как власть царскую, власть силы, власть воинскую. Хитрые люди понимают власть, как власть денег, финансов, имущества. И только мудрые понимают власть, как власть над умами и душами людей. К чему стремится душа человека? В мирской суете она думает о вечном, в этом смысл любых возлияний и мистерий, медитаций и утешении в наркотиках и алкоголе. Что ищут красавицы в зеркале? Вечной молодости и красоты. Фауст просит у Мефистофеля: остановись, мгновение! Человек вышел из золотого детства и идет по жизни, не оглядываясь, но иногда нас так и подмывает оглянуться назад. О чем нам говорят мифы, в которых нельзя оглядываться? Вопрос в том, в каком направлении движется человеческая цивилизация, в сторону прогресса, или регресса. Все больше деградируем и откатываемся, или несмотря на все издержки движемся вперед? На самом деле это вопрос вопросов. Как бы человек не был занят рутинными, добыванием денег, он все равно задумывается: куда мы идем? Это важно для города, для страны и для всей цивилизации. Есть ли смысл нам стараться?

Большинству людей свойственно идеализировать прошлое, отсюда все мифы о «золотом веке» и будущем, как повторении лучшего варианта прошлого. Но мудрец Соломон говорит: никогда не говори, что прежнее лучше, ибо не от мудрости это. Оглядываться это идеализировать прошлое, оглянулся, либо потерял зачем шел, либо вообще пропал. Иди вперед смело, бей в барабаны, не бойся. И хотя нам прошлого немного жаль, но лучшее конечно впереди. Кстати те общества, что не обременены прошлым, зачастую гораздо динамичнее развиваются. Миром в его развитии движут надмирские идеи и людьми повелевают жрецы душ человеческих. Деньги и сила есть бог этого мира. Но истинная власть над этим миром находится в мире ином. То есть простаки воюют, кулаком, автоматом, копьем. Так они понимают власть над миром. Хитрые (или умные) копят деньги, имущественную силу, движимое и недвижимое имущество, золото, активы. А по настоящему мудрые приобретают власть над душами, и эта власть самая сильная. Настоящая власть не у денег и силы, настоящая мудрость открывается тем, которые вышли за пределы этого мира. А этот мир в принципе весь войной и деньгами и исчерпывается, но возвысившиеся над ними попадают в иное, высшее измерение.

5. Украинский философ Андрей Баумейстер совершает вторжение в наше сознание и подсознание, чтобы произвести взлом ментальной косности и направить нас на путь творчества новых смыслов, идей, чтобы обрести бессмертие.

Новые идеи рождаются в обществе, находящемся в пассионарном движении и трансформации. Идеи неразрывно связаны с уровнем активности политической жизни, социальной свободы и материального благополучия. В моменты всплеска национальной активности, появляется слой людей, для которых жизненно важным представляется возможность сказать свое новое слово.

Дух идей таков, что попасть в их орбиту означает получить истинную свободу. Единственное, что нас не порабощает, это идеи, культура, живопись, искусство, мышление, пропущенное через себя. Все остальное делает нас рабами: люди, ситуации, физические и психологические зависимости. Свобода в правильном понимании, это когда человек поступает не на основании внешнего принуждения, зависимости, а на основании идей, ценностей и смыслов. Потому что сущность идей и смыслов такова, что они предоставляют для нас варианты, реализуя свободу воли в рамках замыслов Божьих. То, что мы называем идеями, дает нам возможность взвесить все «за» и «против», идеи не принуждают. Ты говоришь, что у тебя есть хорошее основание сделать что то. Если тебя вынуждают к поступку зависимости и обстоятельства, это уже не свобода. Человек это такое существо, которое имеет возможность действовать на основе идей. Люди открывает смысл в себе, обществе, науке, искусстве, и создают как бы вторую природу. То есть, есть мир природы, а есть мир смыслов. И этот мир смыслов можно сравнить с интеллектуальной картой нашей жизни. Мы направляем свою жизнь по этим осмысленным путям через высшие сферы человеческой деятельности. Это нас не принуждает, мы открываем, что для нас важно, и поступаем не по принуждению, а по убеждению, потому что это отвечает нашим ценностям и убеждениям. Не потому, что это нужно, а потому что я сам убежден, что должен это делать, или не делать. Или мои принципы запрещают делать мне то, что кажется выгодным. Кажется, что принципы нас связывают, но в действительности они дают нам свободу. Они заставляют нас поступать согласно не физических и психических реакций на обстоятельства, а веского основания интеллектуальных ценностей, норм.

Как мы приходим к свободе через идеи и смыслы? Только через длительный процесс образования, воспитания и приобщения к высокой культуре. В конечном пути которого истина делает нас свободными, и мы перестаем быть варварами и рабами. Так создается цивилизация, когда невозможны ситуации, когда например: я создаю с вами бизнес, а потом кидаю и скрываюсь с деньгами. Или приглашаю в гости своего конкурента и убиваю, как поступил варварский вождь Теодорих. Или как на Руси убили доверившихся монгольских послов, после чего монголы смели Русь. На Руси не знали о неприкосновенности гостя, посла. Культура прививается через школу, университет, воспитание национальной элиты, которая способна к рождению смыслов, идей. Если этого нет, то нет цивилизации, нет принципов, нет свободы, нет смыслов. Жизнь такого народа ходит по бесконечному кругу. Как у нас в Украине, есть узкие группы, являющиеся носителями ценностей и способные рождать новые идеи, но круг их так узок и так далеки они от центров принятия решений, что так и получилось, что мы ушли от одной цивилизации, евразийской, а к другой, европейской пока так и не пришли. Мы бредим какими то мифами, что наше место в Европе, но в основном все это мечты. Мечты людей, которые мечтают где то в кофейнях, но мало что делают, чтобы их реализовать. Или собираются дома за пивом и мечтают: вот вступим в Европу и заживем, ты купишь машину, я построю дом. Но это не значит, что мы ориентированы на правильные хорошие цели, это маниловщина, лежать на диване и мечтать.

В чем природа акта творения? Творение нового это результат замысла создания того, что не может возникнуть само из ничего. Это создание порядка из хаоса, на основании смысла. Сначала новый мир был задуман, а затем создан согласно идеи. Понимание того, что в основе нашего мира лежит закон, некие принципы, позволяют нам его познавать. Причем этот мир может быть осмыслен, но скорее всего не может быть доказан, ибо доказательства находятся в трансцендентальной плоскости вне нас. Не все его истины находятся в рамках рациональных доказательств, потому что высшая истина есть акт веры. Чтобы возник новый совершенный мир, должен быть замысел творца. Многие современные светские ученые, физики, математики считают, что высшие основания доказательств в науке лежат за рамками ее предметного поля. Мир есть площадка для развития чудесным образом созданных разумных существ, обладающих свободой воли и интеллектом. Способных преобразовывать его, себя и раскрывая замыслы Божьи, стремиться приблизиться к своему творцу. Для осознания, что в мире есть смысл и творец, мы должны сами обладать и реализовывать смыслы и творить на основе чистых идей. Чтобы не только познать свои истоки, но и уподобиться автору великого творения мира, частью которого являемся мы. Все, что мы создаем, технику, отношения, культуру, цивилизацию, все это в начале имело прообраз в нашем сознании. Для нас мир это творческая лаборатория. Для чего? Это самодостаточная ценность, дальше которой мы спрашивать просто не можем.

Заниматься творчеством важно, потому что это делает нас настоящими совершенными и свободными людьми. Если мы не творим, а только потребляем, мы несовершенны, и едва ли вообще можем называться людьми. В конечном счете смысл творчества в усилиях, направленных на бессмертие человека, в следующих поколениях, в истории, пусть даже в  близком кругу близких людей. В этом цель любой творческой деятельности, лежащей в основе нашей цивилизации, в том, чтобы оставить по себе память. Творчество, культура, цивилизация это не способ хорошей жизни здесь и сейчас, а память, оставленная после себя. Образование это память, университет есть центр накопления памяти. Творя, человек старается сделать хоть что то, что способно оставить след в общей памяти человечества. Памяти, которая поможет человечеству развиваться теперь и всегда. Скажите, вы часто задумывались о целях мотивов своих собственных действий? Пытались ли вы, строя замыслы собственной жизни, вычитывать в замыслах мира: зачем этот мир, куда он идет, и в чем моя роль в его судьбе?




Комментирование закрыто.