Точка опоры для Украины: законодательство

Андрей Мышко, для "Хвилі"

Wooden gavel barrister, justice concept

В статьях «Точка опоры для Украины: биология» и  «Точка опоры для Украины: власть» мы долго говорили о том, как с помощью компьютеров-симбионтов можно реализовать действенную и удобную систему организации общества на микроуровне, включающую компьютерно-ориентированное законодательство, инструменты поиска оптимальных способов и алгоритмов взаимодействия с властью, контроля выполнения требований законодательства, оценки долгосрочных результатов и вклада пользователей в общественно-значимые дела, а также стимулирования общественно-полезной активности. Не исключено, что мне удалось вас убедить, что это принципиально возможно и даже реализуемо уже на нынешнем уровне технологий.

Однако, пока не очень понятно, как это может функционировать на макроуровне. Как мне кажется, здесь также возможны очень интересные и перспективные решения, обещающие придать новое качество, и возможно, новый смысл самому понятию государства. Давайте об этом поговорим, и даже немного пофантазируем.

Первый вопрос — законодательство. Каким оно должно быть и как его создавать?

Нам, далеким от политики людям, иногда кажется, что законодательство — это что-то грандиозное, непостижимое, где-то в эмпиреях обитающее, чуть ли не богом данное… Однако, это всего лишь тест на бумаге или байты в компьютере. Любой может написать законодательство. И все Конституции, Кодексы и Уложения были кем-то написаны. Людьми, а не богами. Так что и нам ничего не мешает попробовать.

Я думаю, многие захотели бы поучаствовать в создании альтернативного законодательства, если бы были уверены, что все серьезно, что оно будет правильным и что оно в один прекрасный день станет реальным законом нашей страны.

Вот вы, читатель, готовы написать закон-другой? Понятно, никто от вас не требует написать налоговый кодекс, если вы, к примеру, медик или журналист. Но если вы бизнесмен, причем успешный, то ваше мнение о налогах и способах их улучшения: а) компетентно, б) ценно для общества, в) может лечь в основу и/или должно быть учтено при разработке профильного законодательства. Так что, подключайтесь. Журналистам и медикам тоже будет чем заняться.

Тот путь, который сейчас практикуется в Раде, когда законы пишут непрофессионалы и просто неадекватные люди, я считаю тупиковым и гибельным. Закон, регулирующий какую-то сферу деятельности, должен писать человек (люди), в этой деятельности разбирающиеся, непосредственно вовлеченные, понимающие последствия и имеющие опыт.

Кто эти люди?

Это мы с вами. Кто-то занимается разработкой ПО, кто-то — строительством, кто-то сельским хозяйством, кто-то армией, медициной, и почти все — образованием и воспитанием детей. Мы во всем этом хорошо разбираемся. Так неужели б мы написали профильные (да и не только) законы хуже, чем «банда недоумків, яких розстріляють першими, коли станеться революція» [1] из парламента?

Думаю, нет. Нужно только желание, время и инструмент для совместной работы.

Желание, похоже, будет. Уж очень многим накипело и есть что сказать. Да и цель оправдывает усилия.

Время? С этим тяжелее. Мы — занятые люди, мы не можем законотворить full time, как те дармоеды с улицы Грушевского, 5. Соответственно, мы не можем браться сразу за все. Однако, каждый может выбрать себе закончик по душе и не спеша, вдумчиво и в кооперации с другими специалистами, придумать и изложить его в виде, максимально близком к идеальному.

А вот для такой кооперации нам потребуется инструмент.

Инструмент коммуникации, согласования позиций, выработки компромиссов и сглаживания острых углов.

Кроме того, возможно, привлечения людей, стимулирования участия в проекте, поощрения заслуг и т.д.

И, несомненно, отбора лучшего, отсеивания худшего и борьбы со всевозможными злоупотреблениями.

А также, непременно, автоматического тестирования, обнаружения и исправления ошибок, противоречий, неполноты, контроля и улучшения качества.

К сожалению, ничего подобного сейчас в готовом виде нет. Но можно ли его создать?

Можно. С технической стороны для этого все есть.

Есть Интернет, есть социальные сети для обмена информацией, есть протоколы согласования мнений, как в википедия с ее сотнями и тысячами авторов, работающими над одной статьей, есть алгоритмы оценки компетентности и социального рейтингования по типу хабра с его кармой, есть GitHub, есть облака, есть развитые методы создания, тестирования и поддержки программных систем, перечислять которые утомительно и не нужно.

Есть, в конце концов, IT-сообщество Украины, для которого создание подобного гибрида фейсбука с википедией даже не вызов, а пусть сложная, но вполне рутинная задача. На полгода, не более.

Конечно, мы не можем ждать, что все это айтишники сделают сами, на голом энтузиазме, хотя помощь проекту мозгами и временем всячески приветствуется.

Естественно, как всякая работа, это стоит денег. Однако, не настолько это большие деньги, чтобы граждане Украины и заинтересованные потенциальные законодатели не смогли бы профинансировать это сами, не одалживая у олигархов.

Как? Краудфандинг, слышали?

Задайте себе вопрос, вы хотели бы через несколько лет получить в Украине вменяемое законодательство и вменяемое государство, вместо нынешнего бардака? Вы хотели бы сами принять участие в создании законов, вложить в них свое собственное понимание и видение того, как должно функционировать государство и общество, чтобы быть свободным от лжи и злоупотреблений? Если хотели бы, то вам не жалко будет пожертвовать на это двести гривен в месяц. Вы же жертвовали на АТО, отдавали что-то волонтерам, может даже сами участвовали в этих процессах. Вы помогли спасти Украину в тяжелое для нее время. Так что же, вы не поможете ей выжить и стать лучше сейчас, когда злобные олигархи гнетут и раздирают и т.д. и т.п.?

Вот так примерно можно было бы провести рекламную кампанию по краудфандингу. Я уверен, при должной настойчивости и охвате — это сработает. Чего хотят потенциальные бэкеры — нормальную страну. Можем ли мы сделать ее такой? Нужно постараться убедить, что да. Тогда они дадут нам денег. Кто двести гривен, кто двести тысяч. На кикстартере разная бессмысленная хрень собирала миллионы долларов, неужели такой важный и нужный продукт не соберет?

Соберет, денег в мире много. Разве мы можем запретить иностранным бэкерам или корпорациям инвестировать в нас, если даже для них это не более чем развлечение — а посмотрим на экзотический эксперимент, а вдруг получится? Страна на кикстартер не часто выставляется. Паблисити на уровне Илона Маска — обеспечено.

ОК, деньги собрали. Делаем сеть. Какой она должна быть?

Ранее говорилось о том, каким может быть организация взаимодействия человека с симбиотической властью. Думается, те же принципы должны быть положены в основу нашей законодательной социальной сети с самого ее начала. Во-первых, потому, что эта сеть имеет потенциальную возможность вырасти в ту самую систему государственной власти, к которой мы стремимся. А во-вторых, потом переделывать будет сложнее и больнее, чем сделать правильно с начала. Как говорится, нужно стараться делать хорошо, плохо — само получится.

Итак, первое важное условие — никакой приватности. Никаких анонимов, ников и аватарок. Ты — ответственный гражданин, законодатель. Поэтому будь добр, зарегистрируйся, предоставь о себе полную информацию, чтобы все знали, с кем имеют дело, от кого исходит то или иное предложение, кого поощрять, а кого минусовать.

Это, собственно, реализация принципа открытости субъекта перед обществом.

Второе условие — аутентификация. Должно быть средство надежно отличить реального человека от бота, от робота, от подставного эккаунта. Ну и во избежание кнопкодавства, всяческих накруток и подтасовок при голосованиях. Не исключено, что уже с первой версии придется задуматься об аппаратных средствах аутентификации (криптотокенах с серьезной криптографией, как говорилось ранее), потому что существующие процедуры и методы аутентификации и защиты информации обычных пользователей в сети очень далеки от идеала. И это может вылиться в отдельный проект.

Третье условие — сеть должна строиться по принципу ответственности участников. Каждый полностью отвечает за свои слова, предложения, голосования. Все глупости, безответственность и злоупотребления должны явно и неотвратимо наказываться, в то время как хорошие идеи, предложения и плодотворная работа — поощряться. Реализовать это можно на основе алгоритма персонального рейтингования участников. Эти вопросы также обсуждались выше, не буду повторяться.

Все начинают с нуля, с песочницы. Дельное предложение и его автор набирают плюсы, что является положительной оценкой сообщества. По достижении определенного порога предложение принимается к рассмотрению, проходит экспертизу, его автор получает статус полноценного законодателя. Предложение принимается — автору большой плюс в карму, отвергается — минус. Говоришь глупости, демонстрируешь заангажированность, долгое время ничего не делаешь, пропускаешь голосования — минус, минус, минус. Рейтинг упал ниже порога — возвращайся в песочницу.

Работаешь активно, вносишь важные законопроекты, которые принимаются — тебе одни плюсы, рейтинг растет. Твои предложения быстрее проходят экспертизу и выносятся на голосование.

Голосуешь ты своим рейтингом.

Голосование — важная часть алгоритма. Не требуется всеобщего голосования. Требуется компетентное голосование. Поэтому по каждому законопроекту голосовать могут только те, кто в теме. Кто участвовал в разработке, кто понимает, о чем речь, кто вносил поправки и т.д. Каждый закон должен относиться к определенному классу, за который отвечает и которым занимается некоторая часть сообщества. Упрощенно — медики занимаются медициной. К вопросу о том, должны ли больные голосовать за медицинские законы, вернемся чуть позже.

Предварительная классификация и последующая проверка полноты и непротиворечивости осуществляется экспертной системой. На раннем этапе — это люди, эксперты, законодатели, мнение которых учитывается в соответствии с их рейтингом. Потом это дело может быть доверено когнитивной системе (типа Watson), поскольку здесь в основном только формальная и техническая работа. Говоря грубо, экспертиза — это компилятор законодательства. Он проверяет законопроект по синтаксису и формальным признакам, выявляет ошибки времени компиляции и линкера.

Впрочем, бывают ошибки, не выявляемые на этапе компиляции. Это, так сказать, ошибки времени выполнения. Для их поиска и устранения должна быть реализована система прогона и тестирования на моделях. Можно ли так подобрать входные данные, или задать такие вопросы, на которые закон не дает ответа, или дает несколько взаимоисключающих ответов? Такие ситуации нужно целенаправленно искать, находить и устранять. Для этого и предназначена система тестирования.

Надо сказать, что уже сейчас провести полноценное тестирование сколько-нибудь сложной системы человеку не под силу. Уже сейчас этим занимаются только компьютеры. Для этого существуют развитые инструменты и методы. Нужно ими просто воспользоваться. Однако, для того чтобы эти методы были эффективны, само законодательство должно строиться по четко оговоренным принципам, способам и шаблонам.

Возможно, придется изобрести новый формальный язык описания законодательства, взяв по максимуму от существующих императивных и декларативных языков программирования, предметно-ориентированных языков и инструментов метапрограммирования. Работы здесь много — и это само по себе беспрецедентный интеллектуальный вызов.

Еще замечу, для эффективного тестирования нужно иметь полноценную и адекватную модель входных и выходных сигналов, а также среды функционирования. Для законодательства — это ни много ни мало — полноценная модель общества. Если ее удастся построить и доказать ее адекватность, это будет грандиозным научным результатом, важность и ценность которого сегодня трудно и представить. Во всяком случае, множеству социологов, политологов, философов и прочих болтологов придется срочно менять профессию.

Только если проект прошел экспертизу и тестирование, он может быть вынесен на голосование, и в случае принятия, интегрирован в остальное законодательство без нарушения функциональности и непротиворечивости последнего.

А теперь вернемся к медицине. Мы все — потенциальные клиенты медицинской системы. Значит ли это, что мы имеем право решать, как она должна быть устроена и должны голосовать за все соответствующие законы? Думаю, что не значит. Мы не имеем соответствующей компетенции и поэтому не должны учить специалистов как делать их дело.

А как же возможные злоупотребления, лоббизм, попытки государства снять с себя ответственность, а других — заработать за наш с вами счет, все те миазмы, сопровождающие нынешнюю медицинскую реформу?

А никак. Правильно устроенное законодательство и система экспертизы и тестирования законопроектов не пропустит ничего из вышеперечисленного, причем сделает это в автоматическом режиме. Вот, к примеру, это могло бы быть реализовано.

Предположим (только для иллюстрации), что законодательство построено в рамках объектно-ориентированной парадигмы. Конституция, или закон верхнего уровня, или главный родительский класс, содержит норму (свойство) о том, что государство заботится о здоровье своих граждан, и объявляет виртуальный метод таковой заботы. Дочерний класс, или закон «О здравоохранении», наследует все свойства и методы родительского класса, предоставляет реализацию этого метода, возможно, объявляет свои, добавляет новые свойства и методы, например, о гарантированном минимуме медобслуживания, и т.д. и т.п.

Таким образом, все специализированные законы, как то о медицинском страховании, о бюджетном финансировании, о контроле качества услуг и т.п., по цепочке однозначно наследуют все обязательства родительских законов, вплоть до Конституции. Степень и качество реализации этих обязательств могут быть оценены и количественно смоделированы системой тестирования. И если окажется, что некий законопроект не предоставляет некоторого метода поддержания здоровья или сужает право гражданина на медицинскую помощь, что прямо запрещено Конституцией, то такой законопроект не то, что не будет принят, он даже не будет вынесен на голосование как противоречащий остальному законодательству. Его авторы получат снижение своего рейтинга, а в случае упорствования, будут изгнаны с позором.

Поэтому нам, потенциальным пользователям системы здравоохранения, не нужно будет беспокоиться о том, что кто-то что-то втихую напринимает. Но пасаран.

Нам нужно беспокоиться, как построить правильную законодательную систему и как правильно сформулировать конституционные нормы. Вот за Конституцию должны голосовать все, потому как она касается каждого.

Да, наверное, мыслимы ситуации, когда необходимо будет менять в законодательстве что-то очень существенное, какие-то базовые законы или конституционные нормы. Это тоже возможно, при наличии консенсуса. Однако, электронное законодательство даст возможность сделать это оперативно и без больших потрясений, в отличие от нынешней ситуации, когда после изменения какого-то закона, никто не торопится изменять и приводить с ним в соответствие все связанные и зависимые. Это означает потерю связности и непротиворечивости. И такая ситуация продолжается годами.

Нам же никто не запрещает начать работу над версией законодательства 1.1 параллельно с существующей 1.0. Когда новая версия достигнет необходимой степени полноты и связности (а это легко вычислить), она может быть введена в действие целиком. Достаточно в полночь обновить базы.

Хорошо, скажете вы, сеть мы построили, альтернативное законодательство готово. Что дальше? Ну, давайте пофантазируем.

Инсталляция

Итак, на выходе версия 1.0.

Поскольку народ дал нам денег, мы постоянно будем обязаны отчитываться о своих достижениях, держать людей в курсе. Кроме всего прочего, это еще и хороший тон в работе с инвесторами. Так почему бы не превратить эти отчеты в продолжение рекламной кампании и средство демонстрации преимуществ электронного законодательства? В Раде постоянно возникают поводы. То медреформу обсуждают, то блокаду, то еще ерунду какую-то… Все кричат, ругаются, обзывают друг друга словами нехорошими, то зрада, то перемога, хрен поймешь.

А мы бы так тихо, спокойно, на всю страну сказали бы: вот смотрите, эта проблема имеет вот такое решение в рамках нашей парадигмы. Можно сделать так-то и так-то и следствием этого будет то-то и то-то. Все преимущества налицо.

Сначала в обществе никто этого не заметит, потом начнут прислушиваться, потом почешут репу и скажут «в этом что-то есть», потом, глядя на драки в Раде и морщась от отвращения, спросят «а вы как бы сделали?».

Пройдет некоторое время, и всего-то нужно будет найти в Раде одного вменяемого депутата, чтобы он внес законопроект об имплементации электронного законодательства. Естественно, Рада на самоубийство не пойдет, законопроект не рассмотрят или провалят. Тогда останется дождаться очередных выборов, на волне чаяний народных прийти в Раду, проголосовать, референдум там устроить, и все, дело в шляпе.

Да, утрирую, но чем черт не шутит?

«Чи є розумная тому альтернатива?» — вопрошал классик. Есть, конечно, но без большой крови она не обойдется.

Дальше. Предположим, Раду распустили, законодательная ветвь власти повисает в воздухе? Нет. Она наоборот, получает новый фундамент в виде подлинно народной прямой электронной демократии, ответственного гражданства. Сотни, тысячи, а может и сотни тысяч граждан активно вовлечены в законотворчество, еще большее число являются консультантами и потребителями. Есть костяк самых активных граждан, выделившихся и получивших свои высокие рейтинги в ходе работы над законодательством. На них можно положиться, их талант и работоспособность нужно использовать и дальше во благо общества, поэтому оно вполне может себе позволить стимулировать их финансово. Некоторые из них вполне могут сделаться профессиональными законодателями, т.е. работать full time, пока рейтинг и пропорциональный ему стимул позволяет.

А что компьютеры? Компьютеры займут свою нишу и примут на себя функции организации коммуникаций и взаимодействия с законодательством, проверки, экспертизы, тестирования законопроектов, генерации моделей и алгоритмов оптимального поведения в рамках законодательства (как побочный результат моделирования) и смогут предоставлять каждому услуги по такому моделированию и консалтингу.

А что они захотят взамен? В первую очередь, создания крупного и надежного ЦОДа (или нескольких), коммуникационной инфраструктуры, стандартизации доступа к информации, возможно, переноса части их «мозгов» на уровень персональных токенов, с целью минимизации транзакционных задержек и потерь данных, увеличения надежности хранения и передачи данных, а также максимизации вычислительной мощности и пропускной способности распределенной сети.

Неужели мы не сможем им дать этого? Сможем. Всего-то несколько лет и сэкономленных бюджетов, уходивших ранее на содержание одной Рады.

Плюс, как побочный результат, технологический прорыв в рамках всей страны.

Плюс общее повышение компьютерной и прочей грамотности, доверия, ответственности и социального оптимизма.

Плюс отработанный и постоянно действующий пример механизма достижения общественного консенсуса, разрешения конфликтов, достижения и исполнения договоренностей, что особо важно именно для украинского общества, где, как известно, на двух украинцев три гетьмана.

Оно того стоит. И это только первый шаг к настоящему симбиозу!

Следующие шаги также вполне логичны.

Запуск

Первое, что напрашивается — это распространить модель администрирования законодательства на низовые уровни — уровни областей, городов, громад. Принципиальных трудностей тут я не вижу. Раз получилось на уровне государства, на уровне города заведомо получится. Тем более, что энтузиазм масс по поводу локальных проблем и решений может существенно превзойти их интерес к глобальным вопросам.

Да, всякие рады придется разогнать, чему они явно не будут рады. Но, наверное, это не критично.

Что касается мэров, голів и прочих местных начальников, а также исполнительной власти в целом, то здесь вопрос более интересный. Или даже два вопроса.

Вот первый.

Лично я, скажем мягко, не очень доверяю компетентности и профессионализму бывшего профессионального боксера в делах муниципального управления, тем более, крупным мегаполисом. Ну, вот не доверяю, и все. Вредный, наверное. Почему-то мне кажется, что он — не более чем говорящая голова и машина для подписывания бумаг. Что, как и когда говорить, что подписывать, а что не подписывать — все равно ему советуют консультанты и всяческие лоббисты. И хорошо бы это была пресловутая меритократия за ширмой публичной персоны, так нет же — банальные кукловоды. Вот и спрашивается, а нужен ли вообще такой мэр в рационально организованной системе управления? Читатель может самостоятельно поискать ответ в качестве упражнения.

Вопрос второй.

В наших условиях (да и не только в наших) исполнительная власть оставила за собой только одну функцию — экономическую, то есть банальное распределение денег. Вся власть исполнительной ветки — это возможность дать или не дать денег на ту или иную программу, закупку, организацию, мероприятие и т.п. Вокруг этого все и крутится. И коррупция, и лоббизм, и решалово, и даже иногда реальные нужды города.

Некоторые говорят об экономической политике, как способе правильного отправления экономической функции власти. Это хорошо. Но, во-первых, эту политику определяет совсем не исполнительная власть, а во-вторых, этого мало.

А кадровая политика, а техническая политика и стандартизация, а политика безопасности, а энергетическая, экологическая, образовательная политика и стратегия долгосрочного развития? Кто этим занимается?

Честный ответ — никто. Изредка, в преддверии каких-то международных форумов или отчетов перед МВФ, об этом вспоминают и даже рисуют красивую презентацию о небывалых успехах. Но, как заметил Тарапунька еще полвека назад — «успєхов не бивало…».

Поэтому на пути к рационально организованному государству, по моему мнению, критически важно сделать две вещи.

Первая. Вспомнить о перечисленных выше политиках (сорри, список не исчерпывающий), разработать и сформулировать их с той же степенью полноты и непротиворечивости, как и законодательство, и поставить с ним на один уровень, возвести их в ранг закона.

Второе. Как и законодательство, политики должны предоставлять каждому заинтересованному детальный пошаговый алгоритм их реализации для каждого возможного набора входных условий.

Возможно, следуя Оккаму, лучше будет убрать это искусственное разделение на законы, подзаконные акты и вот эти, сейчас ни к чему не обязывающие документы. Почему, черт побери, в законах детально и многократно прописывается, сколько и когда я должен платить государству, и какое наказание меня ждет за неполную или несвоевременную оплату, и в то же время хрен где найдешь, сколько в колбасе должно быть мяса, и как накажут производителя, который сделал ее из туалетной бумаги?

Давайте назовем это все законами, регламентами, протоколами или еще как-то, сделаем их одинаково обязательными, и пусть государство борется с недовложениями мяса так же, как с уклонением от налогов!

Шучу, конечно, но существующее положение вещей необъяснимо ни с точки зрения формальной логики, ни с позиций здравого смысла. Надеюсь, оно изменится.

Знаете, политики, регламенты и стандарты в любой области — это как раз то, что очень любит критиковать профессиональное сообщество в самой этой области. У него, сообщества, непременно найдется сказать, что и как надо улучшить, на то оно и профессиональное. Так что на этот счет я абсолютно спокоен. Кинуть клич, дать инструмент, и через короткое время мы получим все нужные предложения, проекты и документы от профессионалов. Они сами будут заинтересованы.

По той же причине я надеюсь, что так же будет и с законодательством в целом.

Да, инструментарий нашей законодательной сети придется существенно расширять. Но в результате мы получим единый, полный, непротиворечивый и самосогласованный пакет регламентирующих требований, от Конституции, до ДСТУ на колбасу, а этого, позвольте заметить, еще нет нигде в мире. В общем, приятно быть впереди планеты всей.

Кроме того, по ходу дела мы вовлечем в сеть все экспертное и профессиональное сообщество Украины, а это дорогого стоит.

Это те люди, которые в настоящее время являются самым угнетенным классом, по терминологии Маркса с Лениным.

Это люди, которые устали воевать с ветряными мельницами, бороться за то, чтобы их услышали, устали видеть, как хитрые или тупые боссы присваивают их идеи, гробят инициативы, сливают в унитаз их рекомендации, результаты и плоды многолетнего труда (потому как лень, или «не на часі», или проще украсть миллион, чем вкладывать и выкладываться, чтобы заработать миллиард), отчаялись дождаться хоть какой-то похвалы или оценки своих достижений. Они не чувствуют себя востребованными, их знания, умения, идеи никому не нужны. Они почти поголовно опустили руки или свалили за бугор.

Нужно дать им отдушину, нужно дать им надежду, нужно дать им место приложения сил, нужно дать им точку опоры, — и они перевернут землю. Это ценнейший интеллектуальный ресурс, который способен и готов совершить рациональную революцию, и даже стать ее новым гегемоном.

Не все так радужно, конечно. Очень многие спились, скурвились, заражены конформизмом, жлобством, у них заржавели мозги, они давно перестали держать себя в тонусе, перестали учиться и больше не хотят «странного».

К сожалению, других писателей у меня для вас нет. Придется выкручиваться. А у них будет шанс вернуться к осмысленному существованию.

Опять я отвлекся. Извините.

Продолжим в следующей части.

 

[1] — Дуглас Адамс «Путівник по галактиці для космотуристів».




Комментирование закрыто.