Стратегическая ошибка Турчинова: почему Киев опоздал с инициативами по Донбассу

Николай Песецкий, Валерий Песецкий, Украинский центр социальной аналитики, для «Хвилі».

Донбасс

ВРИО президента Украины Александр Турчинов вчера на согласительном совете в ВР заявил о готовности 25 мая, одновременно с выборами главы государства, провести национальный референдум. И на нем определить модель государственного устройства Украины. В смысле сохранения унитарной или перехода к федеративной. Так нужно понимать сей зигзаг власти.

За пару дней до этого «судьбоносного» предложения ВРИО публично дал поручение КМУ и ВР разработать пакет законодательных мер по децентрализации власти и передачи регионам больших полномочий. Все эти шаги, увы, были сделаны исключительно из-за фактической беспомощности Киева совладать с накаляющейся ситуацией на востоке страны. И прежде всего, в Донецкой и Луганской областях.

Увы, эти заявления Турчинова, опоздали, как минимум на месяц. И, вероятно, имея под собой целью утихомирить Донбасс, едва ли дадут ожидаемый результат. Тут решающую роль играет фактор времени и инициатива. Вполне очевидно, что Турчинов рассчитывает на то, что в рамках национального плебисцита большая часть населения проголосует за сохранения унитарности. Тем паче, что крымский «сепаратистский» избиратель участия в референдуме принимать не будет. И это – верно. Едва ли сторонники федерализации Украины сумеют набрать большинство голосов. Но такая повестка была бы легитимной и позитивной, исключительно в ситуации отсутствия осознания раскола внутри украинской нации. То есть, эдак полгода назад. И если бы референдум прошел тогда и дал бы результаты в пользу унитарности, то это сработало бы на национальный консенсус. Однако теперь это не так.

Власть и ее медиа собственными усилиями сделали из восточных украинцев «сепаратистов» и врагов «соборности». Более того, если кого-то на востоке останавливал страх перед силовым подавлением попыток иметь свое мнение и отстаивать его действием, то теперь такого страха нет. Тамошние силовики отказываются подчиняться бестолковой и высокомерной киевской власти. Боеспособных резервов нет. Армию мобилизовывали для защиты от внешнего агрессора, но не для стрельбы по своим согражданам. И резервисты отказываются принимать участие в зачистках «бунтовщиков» на Донбассе. Кроме того, сама мобилизация показала, что Киев может снабдить войска оружием, но не способен или не желает кормить солдат, лечить, квартировать в нормальных условиях. В итоге, получаем то, что мы определили как «пятигривневый» патриотизм. Ведь уже не секрет, что призванных «партизанить» работодатели, по преимуществу, лишили выплат заработных плат. А многих и просто уволили. Едва ли подобное положение дел добавляет энтузиазма тем, кто откликнулся на мобилизационный призыв и оставил свои семьи в надежде, что центральная власть о них позаботится.

Однако вернемся к анализу ситуации с плебисцитом. Увы, но на Донбассе, сегодня уже многие «вышли» из Украины. В собственную республику. Сознание тамошних жителей «промывают» мифами, схожими с теми, что гуляли по Украине в момент распада СССР. Об экономической самодостаточности. Или, более того, о том, что Донбасс финансовая «житница» страны. Приводят, например цифры сальдо между экспортом и импортом в регионе. А баланс, действительно говорит о якобы «выигрыше» в 10 млрд. долларов в пользу экспорта из Донбасса. Правда, в подобных рассуждениях, как и во времена развала СССР, не учитывается такой фактор, как процесс создания подобного баланса. А ведь он создается исключительно в рамках некой существующей системы. В данном случае целостной и независимой Украины. А в момент ломки ее однозначно утрачивается. И опыт распада Союза это показал. Ведь в 1989 году по уровню ВВП Украина была на 5-м месте в Европе. А где она оказалась после выхода из СССР? Однако и теперь, как и тогда, подобные существенные ньюансы не учитываются. Впрочем, пусть это будет на совести тех, кто сознательно вводит в заблуждение донетчан.

Тем не менее, факт остается фактом. Настроение по выходу из состава Украины на Донбассе есть. И оно, увы, растет и подогревается, получая уже и символическое оформление в сознании живущих там людей в виде самопровозглашенной республики. Пусть и пока исключительно виртуальной.

Потому все потуги сначала «застращать» антитеррористическими операциями, на которых нет ни воли, ни ресурса, а потом предложить как бы уступку, в виде задания ВР и КМУ по децентрализации власти с одновременным референдумом, не вызывает у дончан ощущения доверия к киевской власти.

К искреннему сожалению, но авторам приходится признать справедливость позиции Юрия Романенко, озвученную в статье «Что Украина выиграет от ухода Донбасса», о возможной утрате последнего.

Увы, но нынешние «временные» управители страны показали свою неспособность мыслить категориями логики процесса и прогнозировать сценарии развития ситуации. Отсюда полная беспомощность в проявлении и перехвате инициативы у оппонентов.

Даже, если предположить, что Киеву удастся удержать Донбасс от выхода из Украины до 25 мая. И реализовать сценарий плебисцита, то большой вопрос: примут ли эти результаты на Донбассе. Подчинятся ли общенациональной воле донетчане? Или, в случае подтверждения унитарного устройства, усилятся настроения по принципу: нам с остальной Украиной не по пути. Они, на западе, в центре и на юге хотят по-прежнему жить «под пятой» Киева. А мы, на востоке, более этого не желаем. Проще говоря, результаты национального референдума могут сработать не на сшив страны, а наоборот. На усиление осознания разности виденья будущего Украины между условно востоком и западом. И тогда точно нельзя будет удержать ситуацию в правовом поле. Вероятно, все же, сегодня можно «торговаться» за статус Донбасса. Возможно, некой широкой автономии, в рамках Украины. Почти полной свободы от Киева. С тем, чтобы донетчане могли бы убедиться на собственном опыте, что такая самостоятельность гарантирует ухудшение условий жизни. Включая утрату экономического благополучия и заканчивая свободой выражения мнений. Уверены, что и РФ не захочет «присоединить» к себе еще одну кризисную украинскую территорию. Тем более, что в отличие от крымского анклава, удаленного от РФ, Донбасс – сосед. И «огонь» недовольства дончан от смены власти и неоправданных надежд на братскую помощь России, быстро перебросится на территорию РФ. Ведь подобные процессы уже идут в Крыму. Лишь жесткая цензура российских СМИ пока блокирует аховое положение крымчан, оказавшихся в «удавке» иллюзий об экономическом «рае» в составе РФ. Та же судьба ожидает и донетчан. В случае их присоединения России в качестве субъекта федерации. Полагаем, что Кремль на него и сам не пойдет на этот сценарий. Кроме прочего по причине непосильности «ноши». И скорее согласится на вариант, описанный выше.

Не исключено, что донбасский кризис станет разменной монетой на переговорах США-ЕС-Украины-РФ по принципу: официальное признание Крыма российской территорией в обмен на отказ Кремля принимать Донбасс в Российскую Федерацию. А для сохранения лица Москвы – предоставление донетчаном максимальной автономии в рамках «единой» Украины.

В любом случае сохранения Донбасса в рамках прежних унитарных отношений едва ли возможно. И результаты предложенного Турчиновым плебисцита уже не сыграют на стабилизацию ситуации в регионе. Это мера исторически, увы, опоздала.

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.