Сергей Дацюк: Фантастические миры современности

Сергей Дацюк, для "Хвилі"

sur163

Фантастика и фентези являются основными поставщиками визионистики будущего. Наиболее сильными в этом плане являются масштабные попытки визионистики — создание фантастических миров, то есть футурологическое миростроительство. В XX веке это стало весьма многообразным предприятием, от которого стали зависеть перспективы народов, их цивилизационная энергетика развития и их эмоциональное мироощущение. Поэтому здесь мы обратим пристальное внимание на футурологическую визионистику, и из всего разнообразия идей фантастики и фентези мы будем рассматривать лишь миростроительные концепты.

Фантастическое миростроительство второй половины XX-го и начала XXI-го веков

Не всякая идея или концепт в фантастике предполагают наличие принципиально нового детально обустроенного и продуманного мира. Как правило миростроительство становится возможным в цикле книг, в сериале или даже в интегральном творческом цикле, куда входят книги, фильмы, мультфильмы, компьютерные игры, комиксы.

Существует множество попыток построения фантастических миров, реализованных на протяжении XX века. Однако большинство из них содержат упрощенные модели миров. То есть в этих попытках миростроительство фантастов сосредоточено на моделировании какой-либо одной стороны или одного изобретения, которое изменяет будущее и создает мир всецело на основе этого одного изобретения.

Миры Упрощенной Модели: все известные романы Артура Кларка, включая «2001: Космическая одиссея», все известные романы Хайнлайна (в кино — Мир «Звездного десанта» Пола Верховена), многие романы Лукьяненко («Геном», «Глубина», «Линия Грез», «Искатели неба» и др.), «Конец радуг» Вернора Винджа и практически весь кибер-панк.

Сюда относятся путешествия во времени: «Конец Вечности» Айзека Азимова, «Сквозь время» Вернора Винджа» и др. Сюда же можно отнести антиутопии: Олдос Хаксли «Дивный новый мир», Рэй Бредбери «451 по Фаренгейту». В фильмах это «Пятый элемент» Люка Бессона, «Вспомнить все» (Филипп Дик — Пол Верховен), цикл фильмов «Терминатор», цикл фильмов «Робокоп» и др.

Однако наиболее сильные в концептуальном плане моделируемые фантастико-фентезийные миры стоят особняком. Их можно разделить на те, которые созданы до 90-х годов ХХ века, и созданные после этого. В этом смысле 90-е годы стали периодом смены парадигмы футурологической визионистики — от научной фантастики мир перешел к кибер-панку, мистико-магической фентези, альтернативной истории и всякого рода реваншистскому «попаданству» (преимущественно в России).

Итак, до 90-х годов наиболее сильные в концептуальном плане — параллельные миры «Хроник Амбера» Роджера Желязны, Мир «Основания» Айзека Азимова, Мир «Суммы Технологий» Станислава Лема, мир «Великого Кольца» Ивана Ефремова, мир «Полудня» братьев Стругацких и конечно же Мир «ДДГ» («Далекой-Далекой Галактики» из «Звездных войн»).

До 90-х годов ХХ века Мир Великого Кольца и Мир Полудня — по сути единственные продукты советской цивилизации. Вообще визионистика в СССР была весьма слабой, то есть фактически отсутствовала. Советским лидерам казалось, что теоретического обещания коммунизма достаточно для мотивации труда во имя будущего. Все советские фантастические кинофильмы, например, на основе идей Стругацких, это сюжеты, где была некоторая фантастичесая идея, а не образы будущего (футурологическая визионистика).

Стругацким с киновизионистикой вообще не повезло. За исключением фильма «Чародеи», их футурологическая визионистика представлена в СССР исключительно в мрачной стилистике. Хотя их фантастическая проза вовсе не мрачна.

Позитивная кино-визионистика в СССР в его последние годы это два фильма — «Приключения Электроника» и «Гостья из будущего», которые по идеям не являются оригинальными и не претендуют на миростроительство. То есть это будущее в настоящем — своеобразное схлопывание перспективы в актуальность.

Разрушение СССР привело к разрушению и той бедной футурологической визионистики, которая была в СССР, особенно в кино и в компьютерных играх. Хотя в литературе постсоветских России и Украины в 90-е годы произошел некоторый микро-ренессанс, под давлением реваншистских настроений политики он сдулся до размеров попаданства, альтернативной истории и мистико-магической фентези.

С 90-х годов ХХ века Западная цивилизация оказывается единственным производителем визионистики будущего в кино и в компьютерных играх. Даже японская мультипликация в этом смысле является в концептуальном плане вторичной, хотя и весьма оригинальной по своим жанрам и образам.

Российская современная литературная визионистика представлена на более-менее серьезном концептуальном уровне лишь книгами Сергея Лукьяненко и циклом романов «Анклавы» Вадима Панова. В российском кино более-менее продуманным миростроительством являются лишь фильм «Обитаемый остров» по Стругацким и фильмы «Дозоры» Лукьяненко. И в том, и в другом случае это мрачная и негативная стилистика фантастического или фентезийного будущего. В то же время книги по фантастическому миростроительству Сергея Лукьяненко Мир «Спектра», Мир Конклава («Звезды — холодные игрушки»), Мир Сеятелей («Лорд с планеты Земля») и Мир «Черновика» не становятся фильмами (их нет даже в кинопланах).

Из всего великолепия раннего и еще не разочаровавшегося в творчестве Лукьяненко были сняты лишь «Дозоры», которые весьма приблизительно можно отнести к футурологической визионистике. К тому же традиция мрачной стилистики присутствует и здесь. Загадка огромная — почему лишь антиутопическая визионистика с мрачной стилистикой снималась по мирам, созданным в СССР и в России.

С 90-ых годов XX века Западная визионистика произвела: в кино — Мир «Вавилон-5» Джозефа Майкла Стражинского, Мир «Матрицы» братьев Вачовски; в литературе — Мир «Сквозь время», Мир «Пламени над Бездной» и Мир Киберпанка (с нанотехнологиями и технологией дополненной реальности из «Конец радуг») Вернора Винджа, Мир «Гипериона» Дэна Симмонса; в компьютерных играх — Мир «EVE» или миры Содружества (компьютерная игра, породившая целый ряд литературных сюжетов, особенно в России).

Фантастика и фентези

Фантастику и фентези можно разделить по тому, насколько решающей является роль человека (или иного с естественным происхождением разумного) в создании своего будущего. И здесь мы должны подвергнуть все эти миры серьезной ревизии.

Классика жанра фентези — Мир «Властелина Кольца» Джона Толкина, — чисто фентезийный мир без какой бы то ни было науки и техники, но зато с магией, эльфами, гномами, орками, хобитами и т.д. Мир Толкина — первый тотально построенный мир (с языками рас и описанием их культуры) породил ролевиков и ролевый игры, то есть огромное количество последователей по всему миру. Именно толкинисты показали, что миростроительство — серьезное дело, которое может увлекать людей не менее сильно, нежели любое иное серьезное дело.

В «Хрониках Амбера» параллельные миры предзаданы объективистски (есть параллельные миры и люди, способные между ними перемещаться). Мир «Пламени над бездной» управляется агрессивным сверхинтеллектом, выход из подчинения которому — самим стать сверхинтеллектом в зоне Перехода и достичь технологической сингулярности. В Мире Гипериона искусственный интеллект (ИИ, Кибер-Бог) через нейросети паразитирует на людях. Мир Матрицы — иной способ паразитирования ИИ на человеке, заключенном в капсулу, где через посредство трансляции на органы чувств искусственной реальности происходит замена константной реальности. Даже мир EVE это паразитирование на человеческих мирах Содружества высших рас и технологий (в частности тех же нейросетей), оставшихся в наследство от более развитых ушедших цивилизаций.

Миры Лукьяненко в России 90-х годов можно выделить особо. Мир Спектра описывает пришельцев (ключников), получивших возможности богов и предпринявших проект развития подвластной им части Вселенной, где человечество оказывается прогрессируемым. Миры Конклава, где существует жесткая принудительная специализация рас-цивилизаций под угрозой уничтожения Конклава. Мир Сеятелей — масштабное прогрессорство землян сквозь время (в прошлом) по созданию молодых звездных рас в космосе для их взросления к моменту войны землян с могучей воинственной цивилизацией для помощи землянам (все миры включая землян предназначены будущей войне). Мир «Черновика» — вариант параллельного мира с попыткой главного героя избавиться от функции параллельности истории своего мира.

Мистико-магический Мир Дозоров Лукьяненко — это где Сумрак непонятно откуда появился, а в последних дозорах все больше раскрывается то обстоятельство, что он паразитирует на людях-магах (иных). Везде у Лукьяненко разные варианты функционализации землян и потери ими субъектности. Наверное это свидетельство глубокой эмоциональной травмы россиян в процессе проигрыша Третьей мировой Холодной войны, которую Лукьяненко просто выражает.

К фентезийным мирам относится также вся мистико-магическая фентези и большинство альтернативной истории и всех разных мастей попаданцев в России.

В этом смысле лишь Мир «Основания», Мир «Суммы Технологий», Мир «Звездных войн», «Мир Полудня», Мир «Великого Кольца» и Мир «Вавилон-5» являются подлинно фантастическими мирами, то есть созданными человеком (и другими естественно возникшими разумными), где человек в своих развитых, но не отчужденных формах (то есть, например, как Люден, но не как созданный людьми искусственный интеллект), все еще сохраняет субъектность и развивается многопланово.

Из современных же произведений «Вавилон-5» фактически единственный фантастический фильм, где создан наиболее вероятный мир нашего будущего. В мире «Вавилон-5» Ворлонцы, Тени и Странники Сигмы-957 пытаются манипулировать разумными расами, но такая манипуляция распознается и ей осуществляется противодействие. Этот сериал породил немного литературных продолжений — всего девять, из которых лишь два по мнению автора и режиссера Стражински могут считаться соответствующими канону.

Мир «Далекой-Далекой Галактики» Джорджа Лукаса — соединяет фантастику до 90-х годов, фантастику 90-х годов XX века и фантастику уже XXI века. «Звездные войны» оказались также связующим звеном между технологической ориентацией фантастики (Жюля Верна и Герберта Уэллса) и магической ее ориентацией (Джона Толкина). «Звездные войны» это человеческий мир, в котором технологическое развитие соседствует с явлениями и носителями Силы (частично подконтрольной человеку магии), происходящей от непонятно откуда взявшихся мидихлориан. Паразитирование Силы на джедаях (Сила указывает путь, Сила сообщает некоторые знания, Сила дает некоторое предвидение) создает фентезийный аспект киноэпопеи. «Звездные войны» — это фантастико-фентезийное произведение.

Несмотря на то, что наиболее продвинутая визионистика мира будущего была сформирована в сериале «Вавилон-5», наиболее повлиявшими на визионистику человечества сегодня являются два мира — Мир ДДГ (он же мир «Звездных войн») и Мир EVE (он же Мир Содружества). Именно об этих двух Мирах пойдет речь далее.

Мир ДДГ, его противоречия и ошибки

Мир Далекой-Далекой Галактики (ДДГ), модель которого построена Лукасом, является противоречивым и весьма упрощенным. Есть множество мелких противоречий в фильмах Лукаса, например, совершенно отсутствует учет релятивистских эффектов при преодолении расстояний через гиперпространство. При этом дальняя связь между звездными системами осуществляется в режиме реального времени, то есть мгновенно. Однако наиболее существенными являются те противоречия, которые относятся к сущностным характеристикам модели ДДГ у Лукаса.

1) Самое большое противоречие — между высоким уровнем развития космических технологий и архаичным уровнем социальных представлений (Республика или Империя и демократия как идеальное представление). Причем даже королева Амидала является сторонницей демократии. Такое обилие галактических рас, какое показано в фильме, не может быть представлено отсутствующим разнообразием социальных концептов.

2) Мир со связностью через гиперпространство (гепердрайвы звездолетов) и межзвездную коммуникацию необходимо предполагает Галанет и Гала-СМИ. В модели Лукаса принципиально отсутствуют СМИ и Галанет (галактический Интернет), что приводит к тому, что политика Галактики не анализируется, не осмысляется, и становятся возможными интриги Палпатина (он же Дарт Сидиус), которые даже джедаи с их экстрасенсорной чувствительностью распознать не могут (иначе говоря, любой бы опытный журналист-аналитик в гала-СМИ эти интриги просчитал бы быстро).

3) Вопрос с дроидами (роботами) совершенно непроработан как в техническом, так и в функциональном смысле. Даже учитывая, что между эпизодами 4, 5, 6 и 1, 2, 3 этот вопрос был существенно доработан в компьютерных играх, и в первых трех частях появилось много дроидов с разными функциями, все равно во второй части есть эпизод, где королева Амидала со Скайоукером тащат чемоданы по прибытию на Набу, а сзади них катится дроид R2-D2.

4) В отличие от некоторых фильмов, которые пытались строить свое повествование на стилистике будущего («Дюна», «Пятый элемент» и др.) киноэпопея Лукаса начисто лишена каких-либо попыток футурологической визионистики в сфере искусства — в ней сделан упор на технологическую сферу.

5) Принципиальное непонимание цивилизационного функционирования Силы в человеческом обществе. Если Сила есть важная функция безопасности галактического государства, то государство полностью взяло бы под контроль рождение, отбор, воспитание и образование одаренных (никакой бы матери, подобно матери Скайуокера, в принципе было бы не позволено скрытно родить одаренного да еще и скрывать имя его отца). Сила бы исследовалась наукой и очень быстро бы стала контролироваться властью и деньгами, и никакой Совет Джедаев не смог бы вести свою отдельную политику.

6) Принципиальное непонимание социальной роли, внутренней структуры и организации Ордена джедаев. Орден сохраняется долгое время лишь тогда, когда он решает цивилизационного уровня задачи (например, образование у иезуитов, боевая функция и финансы у тамплиеров, забота о неимущих и больных у госпитальеров и т.д). Орден джедаев, выполняя функции спецназа, диверсантов, разведчиков и телохранителей для первых лиц, при этом не имеет внутренней службы безопасности, ибо стертые данные в библиотеке по планете с клонами приводят к ответу Йоды — сделать это мог джедай, но кто неизвестно.

7) В фильме вопрос о светлых джедаях раскрыт противоречиво. Переход джедаев из позиции Равновесия на Светлую Сторону Силы запрещен по принципу. Непонятно, что случается с этими людьми: они отправляются заниматься лечением (медициной) и сельским хозяйством или с ними ведется такая же война как с ситхами. В этом смысле обнаруживается существенное противоречие: в максимах джедаев говорится о равновесии, а из контекста борьбы джедаев с ситхами в киноэпопее возникает представление о том, что джедаи как бы светлые в противоположность темным ситхам.

8) Данные о развитии генетики противоречивы. Клонов ДДГ создавать может и даже может осуществлять генетические мутации для их быстрого взросления, а генетически вырастить части организма, чтобы восстановить конечности и лицо Дарту Вейдеру, не может.

И если молодому Лукасу в силу оригинальности идей это было простительно, то сейчас, когда популярность темы и наличие всех ресурсов как бы есть, возникают вопросы принципиального характера. Это вопросы концептуальных ошибок миростроительства ДДГ — ошибок цивилизационного строительства, которые не рефлексируют интеллектуалы в США. А это весьма неприятно для остального мира, относительно которого США позиционируются как гегемон в противовес Китаю, Исламскому миру и России.

Мир EVE как потребительское будущее

Закономерным итогом мыслительных установок и мотивационных наставлений мира «Звездных войн» стала футурологическая визионистика Вселенной EVE. Как система представлений Вселенная EVE впервые появилась в виде массовой многопользовательской онлайн игры (через Интернет) в 2003-м году. Разработчик игры — исландская компания в Рейкьявике Crowd Control Productions. Однако наиболее полное описание Вселенная EVE получила в романах, известных как романы про «Миры Содружества» или «Вселенную EVE». Книжная версия Канона EVE возникает из романа Тони Госалеса «Век эмирей», а в России из романов Игоря Хорта «Шахтер», «Дан», «Катар» и цикла романов Скифа «Восхождение наемника».

Вселенная EVE это мир будущего, связанный с Землей через пространственно-временную червоточину, которая закрыта для доступа, что предопределило самостоятельное развитие этого мира. Поэтому Вселенную EVE можно рассматривать как проекцию современных социальных представлений человечества плюс технологии будущего. Сочетание нынешних примитивных социальных представлений потребительской цивилизации человечества совместно с технологическими новинками из будущего создает иллюзорный мир гипертрофированного потребительства.

В Мирах Содружества есть разные типы обществ — авторитарные империи, демократические альянсы, рабовладельческие цивилизации. В Мирах Содружества — капитализм, рыночная экономика и либертарианство. Центральные миры — основные четыре цивилизации — это миры с высоким уровнем безопасности. В центральных мирах Содружества можно воевать с преимуществом в силе не более, чем в 10 раз, можно воровать, если нельзя этого доказать, можно наносить вред здоровью (избил человека, вызови ему медиков, и тебе ничего не будет, а человека восстановят в медкапсуле).

Существует также Фронтир, то есть окраина миров Содружества, где действует принцип анархии, и еще более жесткие правила — можно воевать с любым преимуществом, воровать безнаказанно, и убивать безнаказанно. Существуют также пираты, с которыми борются центральные миры Содружества и сотрудничают миры Фронтира.

Авторы известных важных технологий — расы Ушедших. Над младшими расами Миров Содружества есть старшие расы, более продвинутые наследники ушедших рас, которые осуществляют контроль младших рас и в некотором смысле даже тормозят их развитие. Контроль младших рас осуществляется через нейросети, имеющие недокументированные возможности контроля. В Мирах Содружества магические способности встречаются, но официально они являются запрещенными, жестко контролируются центральными мирами и ставятся на службу правительствам.

Основные технологии Миров Содружества. Двигатель гиперпространства (остался от предыдущих высокоразвитых цивилизаций) — позволяет путешествовать между звездными системами за небольшое время. Нейросеть — имплантируется в мозг и позволяет изучать знания путем закачки баз данных, управлять техникой, управлять банковским счетом, протоколировать события и т.д. Технология ментоскопирования, которая позволяет создавать базы знаний с мозга профессионалов. Реактор — компактное устройство, которое предоставляет достаточное количество энергии для всех технологических процессов и для автономных полетов космических кораблей. Искин — искусственный интеллект, устанавливающийся на различные сложные технологические устройства, в том числе космические корабли, дроны, ремонтные дроиды, медкапсулы, андроиды. Ремонтные дроиды — позволяют ремонтировать самую сложную технику, в том числе в автоматическом режиме. Медкапсула — устанавливает нейросеть, лечит все известные болезни, устраняет травмы, омолаживает и продляет жизнь до более, нежели 100 лет.

Вселенная EVE это потребительская цивилизация, осваивающая и развивающая описанные технологии, но не производящая принципиально новых технологий. Даже старшие расы не производят принципиально новых технологий. То есть речь идет о вселенском потребительстве на более высоком уровне комфорта и долгожительства. Фактически это мечта современного потребительского капитализма и тупик его развития.

Мир EVE это вырожденный мир ДДГ, где больше нет никакого романтического ареола джедаев. А есть лишь жесткая рациональность и функциональная зависимость от чужих технологий.

Фантастические миры в современном мире

Популярность Мира ДДГ дошла до того, что появилась даже религия джедаизма, у которой достаточно много последователей по всему миру. Джедаисты менее заметны, нежели толкинисты, поскольку не участвуют массово в ролевых играх. Однако идентичность джедаистов публична и претендует в ООН на звание мировой религии.

Популярность Мира EVE на Западе менее заметна. Причем, несмотря на то, что в фантастической прозе первым использовал концепт Мира EVE Тони Гонзалес, один из разработчиков сюжетных ходов игры EVE Online, собственно канон фантастической прозы создали российские писатели самиздата Игорь Хорт и Скиф. Поэтому популярность Мира EVE проявляется преимущественно в России, где на сегодняшний день в Самиздате уже насчитывается 247 произведений на эту тему.

В этом смысле развитие концепта Мира Содружества в России нужно рассматривать как архаизацию и консьюмеризацию футурологической визионистики. Когда мышление блокируется в своем творчестве, оно неизбежно зацикливается на том, чтобы «бустить» «перса» и «хомячить» «лут». Блокирование же фантастического мышления в контексте футурологической визионистики происходит тогда, когда создание фантастики начинает идти под диктат массового спроса потребительски настроенных обывателей.

Отказ России от создания своей футурологической визионистики привел к трагическим последствиям для страны, оказавшейся в историческом тупике. Если Россия отказалась от создания собственной футурологической визионистики и в то же время от принятия западной футуровизионистики, то неизбежно возникает дефицит образов будущего, который замещается массовой агрессией и войной.

Однако в Украине ситуация не менее пагубная. Серьезных прорывов в области фантастического миростроительства до сих пор нет. В этом смысле революция Достоинства все еще не породила свою футурологическую визионистику. Революция ничего не стоит, если она не создает свои образы будущего.

Современный мир уже стал довольно сложным. Писателио-режиссеры-фантасты не вытягивают уровень вызова построения новых миров как творческой сверхзадачи цивилизационного моделирования, поскольку постоянно сбиваются на следование требованиям массовых вкусов потребителей.

Этику будущего должны создавать пророки, в крайнем случае, философы. Научно-технологические аспекты будущего должны разрабатывать техновизионеры. Проблемы искусства будущего должны интерпретировать футуро-искусствоведы. Современная миростроительная фантастика — сверхсложный интегральный жанр, предполагающий участие многих специалистов, включая философов (этиков, эстетиков и т.д.), ученых и искусствоведов, техновизионеров и футурологов с разной специализацией.

Мир будущего должен быть, как минимум, на порядок сложнее. Сюжетная сложность современных фантастических романов или кинофильмов — особенно в контексте миростроительства — не означает отнюдь наличия понимания их авторами сложных цивилизационных моделей, разворачивающихся в разные периоды появления, развития, могущества, кризиса, возрождения, упадка и разрушения цивилизаций.

Создать новый фантастический мир не так просто, как считают некоторые писатели и режиссеры. Если творение с новым фантастическим миром становится популярным, но содержит грубые цивилизационные ошибки, то это создает опасности укоренения футурологических мифов, от массового распространения которых страдать будет все человечество.

В этом смысле выход 7-го эпизода фильма «Звездных войн» дает возможность проанализировать джедаизм, возникший в связи с фильмами Лукаса, как попытку укоренения ошибок футурологической визионистики с цивилизационной ориентацией. Об этом смотрите текст «Почему я не джедай?».

Изображение: artstation.com/artwork/wryxO




Комментирование закрыто.