Реквием по другу: The Daily Show with Jon Stewart последний раз выходит в эфир

Дмитрий Бергер, Канада, "Хвиля"

Джон Стюарт

6 августа 2015 выйдет последний выпуск “Ежедневного Шоу с Джоном Стюартом” (The Daily Show with Jon Stewart), получасового (22 минуты действия, 8 рекламы) шоу на кабельном «Канале Комедия» транслировавшегося с понедельника по четверг в 11.30 вечера.

Не самое телевизионное время, не самый основной канал, не самая центральная фигура. Тем не менее, завершение показа этого шоу знаменует собой завершение 16 летнего периода времени, которое изменило много в комедии, в журналистике, телевидении, всей массовой меди, политике и, что самое важное, в головах не только американцев, но и всех, кто имел возможность смотреть это шоу по миру. Шутки шутками, но, как говориться, в каждой шутке содержится доля истины. В зависимости от того, кто и для кого шутит.

Социальное наблюдение и комментарий всегда был неотъемлемой частью американской комедии. Особенно, когда в начале 20 века из задымленных залов театра водевиля она шагнула на большой экран, и Чарли Чаплин создал образ Бродяги, человека, не вписывающегося в существующий мир и, в то же время, является его интегральной частью. Потом пришел звук, и быстрые, как пощечина, ремарки братьев Маркс (дальних родственником европейского Карла, вот так!) не только веселили своей остроумностью, но и заставляли задумываться. Ставшая классическая фраза Граучо Маркса, «Я не желаю становиться членом (эксклюзивного) клуба, которой допускает такого, как я, в свои члены» ничем не хуже парадоксов Зенона. А начиная с 50-х годов жизнь начала отражаться в телевизионных экранах. И комики из наблюдателей и комментаторов постепенно превращаются в активистов, борцов за свободу слова и засилья цензуры. Ленни Брюс намерено матерился, говорил о сексе, и постоянно оказывался за решеткой. Менее конфронтационный Джордж Карлин создал список из «7 слов, которые нельзя произносить на телевидении» (гуглите!), и тоже поимел неприятности.

К 90-м года произошли две вещи. Во-первых, 20 лет борьбы за свободу слова, принесли свои, путь и неполные результаты, а во-вторых, телевидение, состоявшее до этого из нескольких основных ТВ корпораций, перешло на кабельный формат, что создало множество каналов, специализирующихся на чем-то одном: спорте, новостях, еде и комедии. Если комик хотел большой аудитории и денег, он приспосабливался к центральным каналам, если ему хотелось говорить от души – можно было найти отдельную нишу. Поэтому поколение американских комиков, начавших карьеру в 80-х, получило возможность говорить обо всем, не боясь преследований и не прибегая к эвфемизмам.

Из этого поколения комиков вышел и Джон Стюарт, родившийся в 1962 году как Джонатан Стюарт Лейбовиц (Jonathan Stuart Leibowitz). Он очень долго пытался найти свою нишу как стэндап комик, ведущий разговорных шоу на «Канале Комедии» и MTV, актер в различных фильмах, пока в 1999 году не появилась вакансия ведущего в незначительной передаче «Ежедневное Шоу», которое до того концентрировалось в основном на популярной культуре. Тот счастливый случай, когда ряд непредсказуемых событий ведет к чему-то экстраординарному, подобно тому, когда армейский лейтенант с глухого острова Корсики становиться не только французским императором, но общим символом, стандартом, по которому меряют достижения.

Как Французская революция создала Наполеона, так феномен Джона Стюарта был создан президентскими выборами 2000 года. Он оказался создан для понимания запутанных политических и моральных ситуаций, для четкого формулирования мыслей и точной сатиры. А там было на что взглянуть. Вице-президент Ал Гор, который впоследствии оказался вполне душкой и лекторов, выглядел как деревянный робот и усиленно отстранялся от президента Клинтона, боясь, что скандал с Моникой Люински повредит его шансам, при этом забывая, что годы Клинтона были годами невероятного экономического подъема. Республиканцы выдвинули наследника президента Буша, тоже Джорджа, представителя старого рода Бушей из восточного штата Коннектикут, который при этом усиленно играл простака и, единственный из своей семьи коренных янки, говорил с техасским акцентом. При этом руководитель его избирательной компании Дик Чейни, вместо того, чтобы подобрать кандидатуры вице-президента, просто назначил на должность самого себя. В конце концов, голоса демократов, которые увел у Гора третий кандидат, защитник прав потребителей и гражданских свобод Ральф Нейдер, привели к тому, что президентом стал то ли Буш, то ли Чейни. И настоящая карьера Джона Стюарта началась в тот момент, когда, послушав стандартное заключение победной речи Джорджа Буша: «Боже, спаси Америку!» (God save America!), он саркастически заметил: «Это точно!»(Way ahead of you!)

Несмотря на то, что личные политические взгляды ведущего по американским меркам примерно где-то чуть левее центра, шоу никогда не было рупором определенной партии или идеологии. Сам Стюарт никогда не принимал шоу всерьез, утверждая, что его целевая аудитория – студенты, дунувшие «косячок» вечером и жрущие чипсы оранжевыми от сырной пыльцы пальцами. Наверное, так оно и было вначале. Но шоу быстро переросло себя, перейдя от стеба к социальному комментарию и раскрытию лжи политиков, СМИ и бесконечного числа идиотов, готовно отрывающих рот на камеру. Поступить по другому было бы подло, не по-граждански. Все это делалось в противопоставлении к натужной надрывности СМИ, иронично и, даже, элегантно. Например, в заставке из новостей о войне в Ираке, с танками, самолетами, взрывами, и драмой, поменять мрачную трагическую музыку на… польку. Ничто так не убивает пафос, как веселое «цумба-цумба».

Вообще, новости, ставшие за последние 30 лет, «развленовостями” (infotainment), которые, вместо информации намеренно дают эмоциональную драму, часто высосанную из пальца, для шоу Джона Стюарта были постоянной целью. В день открытия очередного судебного процесса над Майклом Джексоном, Джон съехидничал, что «у логотипа CNN сегодня замечена нехилая эрекция».

Стюарт, кстати, поспособствовал падению престижа CNN, когда в 2004 году он был гостем на передаче «Перекрестный огонь», на которой политические обозреватели традиционно верещали и для пущей конфронтации вовсю нагнетали эмоции. Джон пришел и просто сказал: «Ребята, от имени всех, вы вредите Америке. Ваш балаган делает вещи хуже». Прибалдевшие от такой святой простоты, один из ведущих попытался поддеть гостя: «Ну, вы же комик. Скажите лучше что-то смешное». «Обойдетесь, — жестко ответил Стюарт, — я вам не ручная обезьянка» и спокойно и внятно растолковал политическим специалистам, почему они такие идиоты. «Возможно, чтоб вам стоит начать учить курсы в школе журналистики» — пытался спасти положение ведущий. «Возможно, — ответил Джон, — что вам стоит пойти на такие курсы». Через несколько недель «Перекрестный огонь» закрыли и, что интересно, CNN в целом уже не воспринималась серьезно.

«Ежедневного Шоу» иногда упрекали в том, что оно уж слишком высмеивает ляпы администрации Буша. Стало ли оно так стебаться над другой администрацией? «Не знаю, — отвечал Стюарт, — но сомневаюсь, что кто-то еще будет в состоянии сказать и сделать такое количество глупостей».

И в этом была суть передачи. Ведь достаточно включить телевизор, пройтись по интернету, поставить микрофон перед невеждой, который чем меньше знают, тем больше говорят, и вещи красноречиво будут говорить сами за себя. Шоу быстро обзавелось комиками- корреспондентами, которые брали интервью у всевозможных типов, от гомофоба-пастора в глухом Арканзасе до Михаила Горбачева, и все, сказанное на камеру сотнями народу, было поразительно само по себе.

Не выдержав, что люди в своей риторике постоянно сравнивают оппонентов с Гитлером, произнес прочувствованный монолог: « постоянно сравнивая по поводу и без повода кого-то с Гитлером, вы оскорбляете себя, вы оскорбляете своего противника, и, самое главное, вы оскорбляете… Гитлера! Да, да, не для того этот парень тяжко работал и посвятил всю свою жизнь, чтобы стать самим воплощением зла, чтобы его именем называли первого попавшегося Стецька!»

Корреспонденты шоу побывали и в России. Но самое странное произошло в Иране. После вполне благожелательного к Ирану интервью с американо-иранским журналистом, последний оказался… в иранской тюрьме по обвинению в заговоре и шпионаже в пользу ЦРУ, несмотря на то, что интервью трассировалось по всему свету на юмористическом канале, и вел его канадец Джейсон Джонс. В прошлом году Джон Стюарт даже снял фильм по этой истории, настолько она отражает безумие мира.

Говоря о корреспондентах и сотрудниках передачи, стоит подчеркнуть, что Джон Стюарт оказался просто фабрикой талантов. Через шоу прошли и вышли такие звезды телевидения и кино, как Стив Карелл, Стив Кобер, Оливия Манн, Ед Хелмс, Роб Кордри, и многие другие, о которых вы могли и не слышать, но чьи работы вам известны по многим фильмам. «Гадкий я», например. На шоу работали и канадцы, и британцы, а преемником ведущего в реинкарнации передачи будет никому не известный южноафриканский комик смешанной расы.

Стюарт мог считать, что его «ненастоящие новости» развлекают обкуренных студентов, страдающих бессонницей, но помимо десятка престижных наград «Эмми», он постоянно признавался в Америке, как самый достойный доверия журналист. К комику даже предъявлялись особые претензии, как будто он возглавлял службу новостей мирового масштаба, на что он отвечал: «Вы знаете, что перед моей передачей идет шоу, на котором дурацкие роботы мутузят друг друга?»

Но, несмотря на это, политики, писатели, историки, экономисты, музыканты, военные спортсмены и актеры считали за честь поспасть на шоу. За исключением особых случаев, как Буш и Чейни, или Владимир Путин. Если бы в Киеве читали мои статьи, то Яценюку с Порошенко, во время их поездок в США, стоило было попытаться встретиться со Стюартом, как делали многие президенты, премьер-министры и генеральные секретари ООН. И не случайно. Он мог задавать вопросы, иногда непростые, иногда каверзные, но мог и слушать, и понять точку зрения даже явного противника. Ему требовалась не сенсация, а диалог в поиске истины. И в этом он напоминал античного философа.

Стюарт посвятил себя помощи полицейским, пожарным и медикам, страдающих от последствий работы в завалах во время событий 11 сентября 2001 года, помогая пробиться через бюрократию и лицемерия законодателей. Он помогает и ветеранам войны, нуждающихся в поддержке и средствах, постоянно атакуя «ястребов», которые не в состоянии выделить средства для инвалидов, но всегда готовы выложить любые суммы для войн, создающих этих ветеранов.

Впрочем, и валяние дурака приветствовалось всегда. Годами Стюарт оттягивался на сети закусочных «Арбиз», неизвестно почему. Пародийные рекламные лозунги «Арбиз – заходите за едой, останьтесь из-за поноса1», «Арбиз – да, технически, это является едой» и прочий балаган. Компиляции съемок российских автомобильных регистраторов приводили Стюарта в восторг. «Смотрите, трак перевернулся, коровы из него посыпались, тут же встали, отряхнулись, и, как ни в чем не бывало, потрюхали себе дальше. Русские коровы, их ничего не пронимает!» Фотографии президента Путина, особенно топлесс или в мачо стиле, тоже вызывали восторг, но уже саркастический.

Конечно, любое шоу нужно смотреть, и объяснять его на пальцах – дело неблагодарное. Но я, как и миллионы других, сегодня осознаем, что часть нашей жизни, связанная с одним человеком, подходит к концу. И если он не сделал нас лучше, то он не дал нам стать хуже. Как сказал Виктор Шкловский о Высоцком: «Он постоянно напоминал нам о том, что мы люди». И мы ему благодарны.

Thank you Jon!




Комментирование закрыто.