Отложенная жизнь, или воспроизводящийся ужас «совка»

Юрий Романенко, "Хвиля"

sur07

Наш украинский кризис — это не экономика, не политика, не уроды-политики. Главный украинский кризис происходит совсем в другом месте.

Возвращаемся на днях домой в деревню, а дом стоит холодный. Дело в том, что мы когда уезжали в Киев, сразу сказали тестю, чтобы он не занимался дурной экономией, а кочегарил по-полной. Благо поставили новый твердотопливный котел. Антрацита купили, брикетов из торфа, дров полно. Приехали. Дом все равно холодный. Тесть подает это как подвиг и ждет похвалы с нашей стороны, мол, он сэкономил топливо. Мы же не стали его хвалить, а наоборот отругали, потому что это неправильно. Потому что это не экономия, а убытки. Потому что глупо сидеть в холоде, когда есть все, чтобы сидеть в тепле. Еще глупее болеть, потом и тратить сотни или тысячи гривен, чтобы вылечиться от простуды. Глупо также бороться с плесенью на стенах из-за холода.

Вот еще другой пример в эту же тему. Купили как-то теще пижаму. Хорошую теплую пижаму . А она ее не носит. Говорит, мол, если в больницу попаду, то надену. «Да, в гроб положим ту пижаму, спокойнее будет на том свете, нарядно и тепло», — саркастично ответила супруга. «Ну, да, ведь в больнице оно самое главное — пижама, чтобы была нарядная, там, ведь, все гадают будете вы в крутой пижаме или деньги будете давать без оной. В пижаме передача денежных знаков проходит в атмосфере более глубокого понимания их медицинского, так сказать, долга», — добавил я. В общем, теща стала носить пижаму и вообще нынче больше считает, что выгоднее делать. Ведь доходит до смешного, она сама призналась, когда откладываются какие-то вещи «на вырост», «к лучшим временам», а потом, уже глядишь, тебе за 60. И вещи пропали, как и смысл их надевания.

И этой экономичностью дурной, из другой эпохи, другого уклада пронизано все вокруг. «Вы чего не хотите закрывать консервацию», — спрашивает теща и обижается, что мы не проявляем интерес к этому. «Мам, так зайди в супермаркет. Зачем закрывать помидоры или огурцы, если можно купить свежие. Это у вас не было возможностей есть свежее зимой, а у нас они есть. Время другое, технологии», — отреагировала жена. А теща, уплетая сочную хурму, в ответ поведала историю из детства.

Когда-то она с матерью ездила на рынок продавать картошку, огурцы, помидоры. Со временем, мать ее начала брать все реже. А для маленькой девочки было важно попасть на базар, потому что там кавказцы продавали хурму. И стоил килограмм той хурмы половину всей их дневной выручки. Мать брала ей одну хурму, потому что иначе нечем было бы кормить остальных четверых детей. А кавказцы говорили, мол, пусть берет больше, ведь ребенок так ее хочет. В общем, мама, чтобы не попадать в такую ситуацию, старалась ее не брать на рынок, а ребенок не понимая почему это происходит и старалась перед поездкой заслужить это всеми способами. И вот этот недостаток потом остается на всю свою жизнь, цементируется укладом жизни, где все вокруг что-то закапывают, откладывают «на потом», экономят по-мелочи, чтобы в финале проиграть по-крупному.

Я только сейчас с ужасом понимаю, насколько СССР изуродовал жизнь целых поколений, когда отсутствие элементарных материальных вещей превратило людей в законченных материалистов, где человек чахнет даже не над златом, а над какой-то дребеденью, постоянно откладывая на будущее какие-то удовольствия, поступки, пользование тем, что имеет ради .. чего? Это отложенная жизнь протекает в тисках недостатка даже в тот момент, когда недостаток отступил давно на задний план, исчез вовсе, но цепко сидит в голове.

Янукович со своим золотым батоном он ведь тоже из этого недостатка вырос. Поднимался человек с самого дна наверх, но в голове сидел «недостаток» и когда она получил все, чем может только мечтать человек, то начал воспроизводить вокруг себя то, чего ему не хватало в детстве. Весь кич Межигорья — это воплощение мечты маленького человека из государства тотального дефицита. Государства этого уже нет, но дефицит остался. И этот «дефицит в голове» заставляет людей без меры рвать все вокруг, жрать друг друга, уничтожать, тащить домой все что ни попадя, не заморачиваясь особо: пригодится ли когда-нибудь, а нужно ли оно вообще?

И, самое страшное, что это все воспроизводится. Есть такой российский фильм «Похороните меня за плинтусом», где описывается жизнь обыкновенной семьи в которой тиран-бабушка гнобит всех. Сломала свою дочь, проклиная ее по поводу и без, сломала мужа, и внука сломала, постоянно его унижая и наказывая. Вся жизнь их — это какой-то надрывный трэш на грани безумия, где эмоциональное правит балом и человек вообще теряет за бытовыми конфликтами смысл своей жизни. И вот бабушка умирает и маленький внучек говорит своей маме: «Мама, а знаю в какой книге бабушка спрятала деньги…». Все! Бабушка выполнила свою миссию. Внучек уже твердо усвоил ее основные принципы, которые передаст своим детям в виде заначки за плинтусом, которую всю жизнь собирал и ради которой истязал своих родных и близких.

В общем, наш украинский кризис — это не экономика, не политика, не уроды-политики. Суть нашего кризиса — это такое отношение к жизни, где нет места рациональному, где человек просто бежит как белка в колесе за каким-то набором материальных фетишей, которые сидят в его голове. И кто-то копит десятки дорогих иномарок в своем гараже, а кто-то откладывает пижамы «к лучшим временам», а в итоге получается хлам везде. Хлам в отношениях, хлам на властных трибунах, хлам в домах, во дворах, в мыслях. Так и живем.




Комментирование закрыто.