От «революции на граните» до революции на айфоне

Блокер

Прочитал о встрече «хвалькуватих» революционеров и меня это так развеселило, что я разразился целой тирадой фраз.

Есть суперреволюционные пожелания, но нет и миниреволюционной идеологии. Ну не называть же революционной идею «геть олигархов!». Сначала этот народ из своих рядов делегирует и выращивает этих олигархов и всю соответствующую государственно- общественную структуру олигархии, а затем вопит «Геть олигархию!». Это как подросток, увидев на подбородке и на губах младую поросль будет вопить «Геть бороду и усы!». Он может выжигать «каленым железом» эти бородыи усы, а они знай себе растут и в «ус не дуют»! Але, революционеры, не убеждают меня ваши призывы и мантры об обреченности режима и неизбежности революций. И не потому ,что украинский народ обречен быть вечнобеременным олигархической властью, а потому, что ничего не сделано для того, чтобы прервать эту беременность. Я вообще ставлю нулевой уровень ценности на всех мнениях, которые базируются на постулатах нашего «генномодифицированного» общественного мнения, на представлениях нашего иллюзорного общественного мировоззрения.

{advert=1}

Остается в силе наша интелектуально-духовная традиция «хотеть всего и сразу». Нашему непытливому, иррациональному уму смертельно скучно анализировать истоки и цикл становления олигархической диктатуры, ему просто хочется ликвидировать неприятные итоги и ненавистные явления, а как будет, как должен работать после этого общественный, государственный механизм – это наших революционеров не беспокоит, они просто верят в свои силы не допустить ничего плохого. Наши революционеры настолько ленивы и легкомысленны, что не брезгуют пользоваться общественными доктринами, мировоззренческими представлениями, постулатами, которые им любезно подсовывает подсистема видимости примитивной системы. Эта подсистема видимости работает системно и последовательно, на постоянной основе, а наши революционеры только лениво подписывают приговоры этому режиму, они даже ленятся провести детальное расследование и «судебные дебаты», ответ у них всегда один и тот же – «все и так ясно». Странно видеть веру там, где уместны лишь точные знания. У наших лентяев получается абсурдный симбиоз рационального и иррационального: островки рационального знания у них соединяются мостами иррациональных верований вместо того, чтобы выстраивать монолит рациональной концепции.

При этом, не наблюдается желающих уйти в пустыню строить практически с нуля принципиально новую отечественную цивилизацию, на базе новой концепции обществоведения. У этих утилитарных деятелей одно на уме: что мне за это будет? Некоммерческие гражданские проекты вымерли как вид. А какая может быть коммерция в далекой перспективе, какая коммерция может быть там, где по ходу дела необходим альтруизм?

Я выстраиваю новую целостную концепцию для нашего обществоведения, а нашим активистам даже лень вникать в ее детали, они даже не испытывают дискомфорта от того, что пользуются базовыми представлениями примитивной системы. Эти активисты-революционеры даже не выходят за рамки примитивной системы, они даже не испытывают потребности выйти за рамки ложных посылов, которые им услужливо подсовывает подсистема видимости. Але, кипятящиеся революционеры, вы не «само-вары», у вас нет «самости», пока что вы выглядите такими себе «заварными чайничками» для разлива кипятка и пара народного недовольства. С такой методикой работы вы можете заварить лишь пустой настой «липы» для лечения революционной лихорадки.

Революционеры-оппозиционеры, звыняйте меня, но я вас априори воспринимаю лишь как пустоцвет, как самосев от древа подсистемы видимости. Вы доросли до поверхностной критики и отрицания отрицающей вас системы, но не доросли до уровня критики альтернативного создания.

Таких революционеров не интересуют даже детали альтернативной общественной системы , сила притяжения традиционного иллюзорного мировоззрения не пускает их ум в свободное плавание, они пленнники архипелага примитивного мировоззрения. Проблема еще и в том, что человеку альтернативного мировоззрения просто не с кем у нас полноценно дискутировать. Даже самые продвинутые и радикальные интеллектуалы сотнями невидимых нитей привязаны к традиционному мировоззрению, сформированному примитивной системой. Они не проявляют способности свободно мыслить, точнее, они не имеют навыков контролировать, насколько несвободно они мыслят. У нас до сих пор не сформирована сфера альтернативного мировоззрения на общественном уровне, как же без этого возможно преодолевать изъяны нашей традиционной общественной системы? Да, это не простой и не скорый путь: создание альтернативного мировоззрения, альтернативной общественной мысли, альтернативной идеологии, альтернативной элиты. Но без создания всего этого «альтер–эго» ничего серьезного с нашим обществом произойти не может. Без этого невозможны никакие революции-реформации, но возможны лишь дикие и беспощадные бунты , дикие перекаты от одного полюса сущностей до противоположного полюса. Без этого общественные процессы возможны лишь на самом примитивном, аутсайдерном уровне культуры: стихийные забастовки, погромы, гражданские междоусобицы. Никто не видит потребности формировать культуру разрешения социальных, государственных, национальных противоречий и конфликтов. Глаза иллюзориков видят только искомую цель, а двигаться к ней они умеют только по головах всего встречного и поперечного. Одним словом, дикость и общественный маразм доминируют в нашей общественной сфере что на уровне обывателей, что на уровне «революционеров».

{advert=2}

Во всяком утверждении должен быть баланс рациональной концепции и конкретных выводов. Наши мысли, даже в лучшем случае, имеют другую структуру: иллюзорные стереотипы плюс живое наблюдение над реальностью плюс формальная логика и конкретные выводы на выходе. Из-за доминанты нашего иллюзорного общественного мировоззрения, все эти выводы имеют дефектный, неполноценный характер, в результате чего наше оппозиционное, протестное мышление, составленное из таких выводов, не способно создать никаких устойчивых , дееспособных теоретических конструкций. Никто из нашего гражданского актива в упор не хочет видеть «троянского коня» нашего иллюзорного мировоззрения, все куда-то спешат вслед за «очевидными» выводами. Если о концепции говорится скороговоркой, то выводы затем мусолятся до бесконечности, ибо дискусссия теряет стержень «концепция-выводы –программа» и превращается в сбор куклоносцев. У каждого деятеля своя «кукла» необходимого решения, внутри которой сидит очевидный вывод. В итоге, эти деятели только тычут в лицо друг другу эти куклы-решения, но никак не понимают, как эти куклы можно объединить и превратить в единую армию? И не поймут, ибо изначально нет уважения и интереса к мнению других, нет навыков и готовности признавать свои ошибки и чужие превосходства.

Во всех ваших рассуждениях нет одного необходимого элемента: здоровой концептуальности. Пользуясь по умолчанию концептами подсистемы видимости, вы проигрываете дискуссию примитивной системе, еще не начав ее. А без концентрации вокруг единой концепции, все следы таких хаотических дискуссий исчезают практически сразу же после их окончания.

Речь идет не о поиске единоправильной теории(концепции), а о формировании единопринятой теории(концепции), иначе мы просто кичимся своим плюрализмом, свободой и исключительностью, попадаясь в ловушку толерастии, а в итоге получается одна мелкотравчастость выводов и несводимость к единому блоку позиций и усилий участников общего дела.

Вся эта зреющая бунтовщина, она будет происходить в форме внутринациональной резни, т.е. «полицайское сословие» украинской нации против простонародного сословия украинской нации. Существующие сейчас украинские национальные элиты слишком ничтожны и бездеятельны, чтобы выделять их в отдельное сословие, в моменты бунтов и массовых протестов они будут по хаотически примыкать то к полицайской стороне , то к стороне жертв–простонародья, а правящая прослойка будет с ухмылкой наблюдать за происходящим в стороне.

Можно бороться с отдельными несоответствиями в системе, можно устранять отдельные отклонения в системе, но нельзя бороться с системой в целом, тем более, находясь внутри этой системы. Скажу еще иначе: можно бороться с отклонениями от заданного уровня, но бесполезно бороться с уровнем в целом, с уровнем совокупности явлений, существующих в системе .

Весь предыдущий год я «летал на околоземную орбиту» и оттуда анализировал, оценивал и критиковал нашу примитивную систему. Помимо этой основной работы я еще параллельно сканировал и другой вопрос: насколько у нас большой потенциал, задел для создания другой, непримитивной общественной системы, сколько лиц и сколько общественных энергий томится в рамках ограничений, накладываемых этой примитивной системой? Самое большое мое разочарование состоит в том, что лишь считанные проценты лиц и общественных энергий у нас переросли уровень общественного примитивизма и искренне желают выйти за рамки примитивной системы. Несмотря на все «охи» и «ахи», подавляющее большинство нашего населения даже не мыслят себя вне существующей примитивной, архаичной общественной системы. По большему счету, всех эта система устраивает, не устраивает только занимаемое ими место в этой системе. Подавляющее большинство нашего населения даже не представляет, что может существовать качественно иная система общественной организации. Такое состояние характерно не только для подавляющего большинства простонародья, но и для подавляющего большинства интеллигенции и прочих интеллектуалов.

Европа даже не подозревает, анклав какой убежденной архаичности утвердился у нас! Все эти европейские ценности будут отскакивать от наших примитивных убеждений, как мыльные пузыри от танковой брони. Чтобы субъекты тянулись к благам, сначала надо сформировать у них потребность в этих благах. Как показали два предыдущих десятилетия, нашему народу совершенно не интересны европейские ценности, европейская культура, европейская демократия. Как говорится, насильно интересен не будешь! У нас совершенно иной век на дворе, зачем нам проблемы будущего, когда мы не можем утолить проблемы своего прошлого? Между нами и современной Европой несколько крутых цивилизационных ступенек, по которых не взлетит наверх даже супермощный джип.

Меня оставляет равнодушной почти вся лента отечественных событий, за исключением тех, где присутствуют признаки выхода деятелей за рамки примитивной системы. При этом заурядная революционность, критицизм и ненависть к существующему режиму не прерывают мой дрем, ибо это «лжереволюционность» , за ней не стоит никаких серьезных амбиций качественно изменить систему, но лишь изменить свои индивидуальные места в этой системе.

Бла-бла-бла-революционеров видно уже со второй их фразы. Какой толк напрягаться, совершать бунты-перевороты, чтобы айсберг общественного устройства просто всплыл наверх другим своим бочком? Кому нужна вторая после Майдана косметическая революция, кто готов проливать свою кровь ради смены макияжа власти?

Среди своих читателей наблюдаю стандартную картину: сначала они увлекаются оригинальностью моих позиций, моих суждений, но чем дальше, тем сильнее напрягает их моя позиция. Баловство свободомыслия быстро надоедает обычному читателю и он застывает в непрешительности: его зовут в неизведанную даль нового мировосприятия без никакой тверди под ногами, без никаких гарантий душевного спокойствия, поэтому подавляющее большинство таких читателей возвращается назад под зонтик общепринятого мировоззрения. Это ж так удобно и приятно: просто критиковать власть, не задумываясь о правоте собственной позиции и собственных поступков. Пускай эта позиция неконструктивная и недалекая, но зато она привычная и комфортная, слава примитивизму!

Практически никто не хочет идти в дальнюю дорогу за новой жизнью, где никому и ничего не гарантировано. Даже лучшие наши люди не хотят понять, что этот путь надо пройти самим, что никто другой за нас этот путь не пройдет, нет такой технологии, что кто-то возьмет конкретный народ за шиворот и подымет его на более высокий уровень цивилизации. Не существует во вселенной такого всесильного дяди. Дядя может помочь в деталях, но исполнять за вас ваш цивилизационный долг не способен. Печально, но весь наш гражданский актив занят вокруг манипуляций с примитивной системой. Они надеются, что если с нынешней властью что-нибудь случится, то они запрыгнут в дамки и все сразу исправят, ибо они такие хорошие-хорошие, благородные- высокоблагородные. Им все ясно, им все очевидно, они все изъяны нынешней власти знают назубок. Единственно, о чем они не любят детально рассуждать, так это о том, как конкретно будет работать их «новая система». Ответ один — «нет времени», «сейчас важнее другие задачи», «сейчас не время». И не понять этим легковесным, легкомысленным революционерам, что примитивная система за нашу отечественную историю перемолола не одну когорту таких наобумных революционеров, что все эти революционеры через пару шагов своей революционной деятельности оказываются заурядными клиентами примитивного мировоззрения, что их сознание практически полностью контролируется стереотипами подсистемы видимости. Стоит водрузиться таким реформаторам в мягкое кресло власти, как их революционный пыл резко улетучивается.

{advert=3}

Новое общественное явление может возникнуть неожиданно и непредсказуемо, а вот сложная общественная организация спонтанно и неожиданно никогда не возникает. Всякую общественную организацию необходимо строить целеустремленно и по продуманному плану.

Наши спонтанные революционеры не в состоянии сместить, заменить существующую примитивную систему. Все, что они могут, так это водрузить очередную модификацию общественной надстройки на примитивном базисе. Другой фактор: не существует каких-то прогрессивных надстроек для примитивной системы, поэтому получится то же дерьмо, только вид сбоку. Для смены нашей примитивной системы на современную цивилизованную систему необходима большая подготовительная и организационная работа до времени «Ч». Но необходимость этой большой подготовительной работы наша публика, наш политикум не видит, он и нос не потыкает за пределы примитивной системы. Так и получается, что даже не с кем и дискуссию вести. Все у нас примитивно до мозга костей.

У нас не сформировано информационных структур формирования альтернативных общественных мнений. Как возникают стихийно-спонтанно на индивидуальном уровне мнения, отличные от общепринятых, так они и затухают незаметно без общественной поддержки и резонирования. У нас прав не тот, кто прав по сути, а тот, кто постоянно звучит и слышим большинством, кто доминирует в информационной сфере толщиной своего сигнала. У нас не развито чувство информационной солидарности, когда новую идею, мысль, публика подхватывает и множит в своих ячейках с чувством личной причастности. Нет, у нас социальное, государственническое мышление в 1-ю очередь, предмет авторского права, предмет художественного мастерства. Мы правду переживаем не умом и не своей волей, а эмоционально-чувственными рецепторами души, а рецепторы эти, как известно, возбуждаются максимум на пару-тройку дней. Итого, даже самая пронзительная правда у нас имеет очень короткий строк своей публичной жизни. Получается, что собственники самих резонансных СМИ полностью и безраздельно контролируют наше общественное мнение, наше общественное мировоззрение.




Комментирование закрыто.