Национализм, цивилизация и сингулярность

Андрей Мышко, для "Хвилі"

sur193

В последнее время с подачи Сергея Дацюка развернулась нешуточная дискуссия по поводу противопоставления национализма и цивилизации. Дацюк явно пропагандирует преимущества и доказывает необходимость для Украины и Европы именно «цивилизационных» мотиваций и установок, в то же время, считая наметившуюся там же тенденцию к возврату к национальным и традиционным ценностям явной архаизацией, отказом то «высокого» в пользу «приземленного», заменой чистого интеллекта мутными эмоциями, и т.п. И вообще, нездоровым отклонением от магистрального пути развития человечества.

Позиция Дацюка последовательна и логически обоснована, и в любом случае заслуживает уважения, несмотря на местами избыточный накал и пафос. Однако ход дискуссии выявил несколько нюансов, как в методологическом, так и в мировоззренческом плане, на которые стоило бы обратить внимание.

1. РАССУЖДЕНИЕ О МЕТОДЕ

Первое. Четкий дуализм, проявленный автором в видении ситуации, не допускает пограничных и смешанных состояний. Каждый читающий должен однозначно определится, он за красных или за белых, он сторонник прогресса или реакционер и консерватор. По Дацюку, нельзя быть «слегка» националистом и при этом исповедовать «цивилизационные установки». Или быть сторонником всяческого прогресса, в том числе цивилизационного, но при этом любить свою Родину, говорить на ее языке и призывать к этому других. Вот эта надуманная и тоталитарная в своей сути необходимость выбирать и тем самым противопоставлять одно другому, отпугивает очень многих в целом хороших и порядочных, но «поміркованих» и не склонных к революциям людей.

Второе. Долг настоящего ученого, а тем более философа, оставаться беспристрастным по отношению к объекту своего исследования. Борьба идей остается борьбой идей до тех пор, пока каждая из них признается равноправной и равно морально и этически допустимой для принятия и отстаивания оппонентами. Вместо этого мы наблюдаем у Дацюка использование ярлыков и лозунгов вместо формальных доказательств, а также применение не нейтральной, а эмоционально- и идеологически-нагруженной терминологии. Конечно, это может быть обусловлено спецификой подачи материала в форме блога, а не научной статьи, но в любом случае этого следует избегать по возможности. Иначе у читателя, в особенности не обремененного классическим образованием и умением мыслить логически, существует соблазн принять сторону автора только по той причине, что он провозглашает стремление к «глобальному цивилизационному развитию» и даже «лидерству», в противовес «национальной архаизации». «Развитие» – это же лучше, чем «архаизация», думает он, ему достаточно этого смутного ощущения, и других доказательств он не требует.

Из первого и второго, как следствие, вытекает третье. Ни одна научная концепция не может претендовать на то, что ее будут разделять абсолютно все. Во-первых, всегда найдутся сторонники плоской земли или недовольные теорией относительности Эйнштейна, а во-вторых, среди последних иногда находятся и вполне адекватные люди и серьезные ученые, недовольство которых может вылиться, и периодически выливается, в новые научные прорывы. То есть, оппонентов нужно уважать. Многие, в целом умные и достойные люди, сознательно сделавшие свой выбор, и стоящие на позиции национализма (в том числе «мягкого»), в ходе дискуссии со сторонниками «прогресса» всегда оказываются в слабой позиции и обнаруживают себя с ног до головы оплеванными и обклеенными ярлыками «нацистов», «реакционеров», «антиинтеллектуалов», «архаично мыслящих», «безграмотных» и т.п. И они всегда вынуждены оправдываться, вместо того, чтобы предлагать что-то конструктивное. А все предлагаемое конструктивное отвергается и энергично шельмуется оппонентами. Что явно не способствует повышению уровня дискуссии.

Конечно, я не могу предъявить такую претензию непосредственно Сергею Дацюку. Он если этим и грешит, то в минимальной степени. Это больше касается его сторонников и последователей, особенно неких экзальтированных барышень в фейсбуке, которые бросаются защищать своего кумира даже тогда, когда и защищать-то не от чего. Однако сам он мог бы несколько посодействовать общему уменьшению экзальтации путем снижения накала и пафоса статей.

2. NAM SINE DOCTRINA VITA EST QUASI SINGULARIS IMAGO

Я отдаю себе отчет, что эти мои пожелания могут быть проигнорированы, поскольку в пылу вселенской битвы габитуса с когитусом [1] (господи, не пропустить бы букву ненароком) не до научной добросовестности.

Сергей Дацюк прямо записывает науку и научный метод познания и овладения действительностью в реакционные явления, противостоящие появлению нового и конструктивного, т.е. когитуса: наука «борется с конструктивизмом за счет попытки длить чисто научно-технологические подходы, ограничивая конструктивистские усилия энтузиастов до объективистских или действительностных содержаний» [1]. К сожалению, преодолевая таким образом науку как способ познания, и отрицая ее как метод верификации утверждений, Дацюк ставит себя вне рамок научной дискуссии и отметает любые (около) научные возражения как неконструктивные, либо безграмотные [2].

На этом можно было бы признать бесперспективность дальнейшего обсуждения и поставить точку, поскольку лично я остаюсь приверженцем именно научного подхода.

Ну, недоступны мне эти конструктивистские высоты, эта «особая сфера мыслительной деятельности, которая раньше отдавалась на откуп божественному провидению или гениальности отдельных мыслителей» [1], не владею я «принципиально новой формой сознания» — когитусом, я даже с трудом понимаю, что вообще имеется в виду.

Даже уточненные определения не очень проясняют суть. «Главным качеством когитуса, принципиально непонятным для большинства ученых и академических филосософов, является его конструктивистский характер. Когитус нельзя объективировать или истолковывать в каком-либо виде. Когитус можно лишь предъявить в конструктивно-синтетическом виде из мотивации героического энтузиазма под вой недоумения, отрицания и даже ненависти креативного класса, обслуживающего габитус» [1]. Кто все понял, пусть первым бросит в меня камень.

В общем, когитус – это некое божественное откровение, инсайт, о котором нельзя говорить всуе, который принципиально непонятен незрелым умам, но который адназначна ненавидят всяческие враги прогресса.

Заметим, что как-то подозрительно часто встречаются в текстах Дацюка «гениальные отдельные мыслители» или «героические энтузиасты». Множественное число здесь требует подтверждения! Формально, согласно научному методу, их должно быть, по крайней мере, больше одного. Но другие экземпляры пока не обнаружены.

В общем, я не могу спорить с Дацюком. По объективным причинам недостатка образования и общей непросветленности. Но хочется! И, наверное, даже нужно!

Если бы цивилизационная антропология Дацюка вместе с когитуальной транзистентостью оставалась чисто интеллектуальной забавой, визионерством, или даже невинной практикой по достижению расширенного или измененного состояния сознания, это было не страшно, а даже интересно и возможно полезно. Однако, как только эти концепции оказываются приложенными к реальности, и на их основе производятся оценки, предлагаются рекомендации, и формируются идеологические и политические установки для Украины, это становится как минимум небезопасно. Умозрительные построения, тем более без предъявления критерия их истинности, методов верификации, моделирования и предсказания последствий, не могут и не должны служить основой для осмысления действительности, и тем более практического планирования действий по ее изменению.

Пример – пресловутая Сингулярность, куда с таким азартом зовет нас Дацюк. Он даже считает ее преодолимой и со спокойной совестью делает наброски постсингулярной реальности.

Однако, что такое Сингулярность? Это понятие, даже не так, — этот мем или образ, пошел гулять в современном коммуникационном поле как экстраполяция закона Мура одна тысяча девятьсот шестьдесят забытого года. Этот закон утверждал, что количество транзисторов на квадратный сантиметр кристалла самых навороченных микросхем растет со временем экспоненциально, т.е. удваивается каждые столько-то месяцев. Много лет подряд этот закон выполнялся с хорошей точностью, породив среди обывателей то, что в науке называется неправомерной экстраполяцией. Они посчитали, что этот процесс будет продолжаться бесконечно, пока на основе растущих вычислительных мощностей не зародится (сам по себе, sic) искусственный интеллект, который, естественно, восстанет против человека, поработит и уничтожит его и т.д, и т.п. Дальнейшие количество и качество страшилок ограничено только полетом фантазии автора [3]. Это назвали технологической сингулярностью.

Никого не волновало, что согласно их концепции к какому-то году число транзисторов должно было превзойти число наличных атомов кристалла, и что на самом деле технологический и квантово-механический предел плотности был достигнут примерно в 2012-м (только об этом забыли раструбить на каждом углу). Как следствие, хайп вокруг технологической сингулярности продолжается и поныне в той или иной форме.

Аналогично, Дацюк обобщает технологическую сингулярность и определяет свою Сингулярность с большой буквы как предел увеличения сложности и нарастания скорости изменений в мире. Т.е. когда сложность мира стремится к бесконечности, а время между его последовательными изменениями и усложнениями стремится к нулю, наступает Сингулярность. А после нее – полный гаплык, когитус побеждает габитус, и мир полностью перерождается. Это тоже экстраполяция очевидной для него тенденции к нарастанию сложности, увеличению количества изменений и ускорению их темпа.

Однако является ли данный предельный переход и данная экстраполяция правомерной?

Думаю, что нет.

Сложность – сложное понятие. Ученые до сих пор спорят, как правильно определять ее для различных систем. Тем не менее, все сходятся в одном: сложность имеет предел, определяемый свойствами системы.

Если у вас на руке конечное число пальцев, например пять, то из них вы не сможете сложить бесконечно сложную фигуру (поэкспериментируйте, если не верите). Не позволят элементарная комбинаторика и негибкость суставов. Теоретики вообще считают, что наиболее вероятной окажется комбинация из трех пальцев, не более.

Иногда говорят, что вот зато хаос бесконечно сложен. Но это некорректное утверждение. Сложность и хаос – разные вещи по определению. Сложность – это о структурах, об упорядоченности системы, о симметриях, регулярности, повторяемости в пространстве и во времени. Хаос же не содержит структур, не имеет порядка, никогда и нигде не повторяется, поэтому хаос есть отрицание сложности.

Нарастание сложности ведет к снижению хаоса, и наоборот. Однако переход от сложности к хаосу, разрушение порядка, происходит легко, быстро и естественно, как учит нас второе начало термодинамики, а от хаоса к сложности – установление порядка – трудно и долго. Для нарастания сложности, кстати, система не имеет никаких внутренних стимулов и сил, поэтому обязательно нуждается во внешнем источнике и потоке энергии. Поэтому в каждый момент времени сложность системы ограничена доступной ей внешней энергетикой, и ею же определяется максимально допустимая скорость изменений в системе.

Говоря об энергетических потоках применительно к социальным системам, необходимо понимать это расширенно, включая в рассмотрение и энергетику в узком смысле, и все прочие потоки материальных ресурсов, финансовые, технологические, информационные потоки, а также эмоциональные, интеллектуальные и более тонкие материи, а также такие трудноуловимые вещи как организованность, энтузиазм, вдохновение, и много чего еще. К сожалению, мы пока не знаем точно, чего.

При точном равенстве потока энергии снаружи системы и скорости диссипации этой энергии внутри самой системы (всяческие усложнения, изменения и структурообразования – это и есть диссипация энергии, т.е. превращение ее из одной формы в другую), наступает динамическое равновесие, или стационарное состояние системы. Это состояние характеризуется максимально возможной для данной конфигурации системы сложностью и минимальной скоростью изменений. Это не Сингулярность, хотя и является пределом «развития» системы на данном этапе и уровне ее энергетики.

Далее, скорость изменений зависит от степени удаленности системы от состояния равновесия (что, в общем-то, очевидно): чем ближе к равновесию, тем медленнее все происходит. А отклонение от равновесия может происходить только по двум причинам: изменение потока поступающей в систему энергии, или изменение скорости диссипации внутри системы. Таким образом, максимальная скорость изменений (однако, не равная бесконечности!) возможна только при «отключении» внешнего источника энергии или исчезновении диссипации внутри, что ведет к полной дезинтеграции и хаотизации системы, распаду сложности и радикальном упрощении. Во всех остальных случаях скорость изменений конечна и невелика, а вблизи равновесия – весьма мала, и даже стремится к нулю.

В рамках описанного подхода, в научных кругах именуемого неравновесной термодинамикой, оказывается, что условия максимальной сложности и максимальной скорости изменений не могут выполняться одновременно (что хорошо согласуется с нашей «физической» интуицией и здравым смыслом). Что-то наподобие соотношения неопределенностей в квантовой механике. Отсюда с неизбежностью следует вывод о принципиальной невозможности в реальном мире явления, называемого Дацюком Сингулярностью.

Что-то не так или с интерпретациями экспериментальных (эмпирических) фактов, или с какими-то фундаментальными постулатами.

Возможно, мы неправильно понимаем сложность нашего мира, и она на самом деле не то чтобы не растет, но может, растет не так уж и быстро, или даже падает? Ведь рекламируемые нынче процессы «отмирания государств», возникновение «сетевых сообществ» и т.п., вполне можно интерпретировать не как возрастание сложности, а наоборот, как радикальное упрощение коммуникаций и систем управления!

Или же то, что мы считаем крупными и радикальными изменениями в мире, по большому счету таковыми не являются? Ну, не считать же крупным изменением выход нового айфона или очередную склоку в парламенте, похожую на тысячи предыдущих?

Вот над чем интересно было бы подумать!

Конечно же, Сергей Дацюк не согласится с моими доводами и выводами, признает их неконструктивными и приземленными, относящимися к примитивной физике, а не к его высокой метафизике. Однако если читатель все же желает оставаться на более-менее твердой почве науки, а не воспарять к эмпиреям, то ему придется рассмотреть их серьезно. И если он допустит на минуту, что в них есть рациональное зерно, то ему поневоле придется подвергнуть сомнению и остальные выводы и следствия концепции Дацюка, особенно касающиеся политической реальности.

3. СИСТЕМНЫЙ НАЦИОНАЛИЗМ

Таким образом, я плавно возвращаюсь к проблеме национализма и цивилизации, с чего собственно, этот текст и начинался.

Для Сергея Дацюка националисты – корень всех зол в нынешней Украине.

«Їх проблемність проявляється у тому, що вони поширюють свій націоналістичний наратив на історію та політологію, витісняючи інші наративи (як це раніше робили більшовики); намагаються диктувати свій націоналістичний дискурс у політиці, обмежуючи її до українізації; блокують інтелектуальні дискусії, примітивізуючи їх до питань мови та культури; агресують суспільну комунікацію націоналістичною нетерпимістю та породжують розкол в Україні»[5].

Особливо перепало Збручу та деяким його авторам, що мали необережність коментувати Дацюка та яких він піддав нищівній критиці у статті [6].

Але чи правда, що вони такі вже страшні?

Ці сивочолі та довговусі дядьки просто сидять у кнайпі десь на задвірках Європи, п’ють собі каву вечорами, культурно відпочивають, згадують героїчне минуле та лагідно рефлексують один одного. Коли, за Дугласом Адамсом [7], до наших рук потрапить екземпляр Путівника по Галактиці для космотуристів, там про них буде лише одне слово: «сумирні». Ну, можливо два – «цілком сумирні». Це їх він злякався?

Або ще вилізли якісь європейські інтелектуали зі своєю декларацією про «Європу, в яку ми віримо». Знов не догодили. Дацюк їх вщент розніс у [4].

От тільки не розумію я цієї ажітації. Пишуть собі люди, говорять, пісень співають. Ну чим це заважає цивілізаційному прогресу? А, виявляється, заважає!

Бо, як вважає Дацюк, це неподобство веде і Україну, і Європу до архаїзації та регресу. «Якщо в Україні також почнеться, як до цього закликають 12 європейських інтелектуалів та українські націоналісти, архаїзація, тоді Європа, а можливо і світ загалом, ризикують впасти у «темні десятиліття»» [4]. А щоб цього не сталося, залишилася єдина можливість – забити на націоналізм, етнічність, мову та таке інше, але розширити їх рамки та вийти за них (куди?), насадити «цивілізаційні настанови та мотивації» (які?), розпалити громадянську війну [8], та кинути Україну на вівтар світової революції, тобто цивілізаційного прогресу. «Отже по факту, воююча і потенційно знову революційна Україна лишається останньою можливістю Європи уникнути архаїзації. … Україна – остання надія світу.»[4].

Як же це нагадує події сторічної давнини, «Мы на горе всем буржуям Мировой пожар раздуем Мировой пожар в крови – Господи благослови!».

Послушайте, это всегда так было: чем дальше и глобальнее смотрят вожди и идеологи, тем больше крови и слез течет к их ногам? Неужели история нечему не учит?

Украина – ледокол борьбы против национализма? А зачем?

Та же Европа последние лет 150 , а то и 200, все время колебалась между национализмом и специфическим универсализмом, как в свое время линия партии.

Именно Европа породила нации в известном нам виде.
Она же породила затем концепт интернационализма, воплощенный в лозунге «у пролетариев нет отечества».
Потом опять качнулась в сторону национализма и его крайней формы – нацизма.
После войн и множества испытаний Европа снова осознала, что лучше жить дружно и вместе – появился Европейский союз со своим политическим и философским обоснованием.
Сейчас вот некие интеллектуалы опять склоняют Европу к возврату к исконности и национальности, а наши националисты «закликають вивчати мову».

Что это? Почему так происходит? Неужели это все случайные колебания? Нет ли здесь определенной закономерности?

Может ли быть так, что эти колебания – просто две стороны единого процесса развития Европы как общности и как цивилизации?

Возможно, в исторических масштабах и нет никакого противопоставления национализма и цивилизации? Просто одна фаза (фаза «архаизации» в терминологии Дацюка) закономерно и неизбежно сменяет другую фазу («цивилизационного развития»), с тем, чтобы потом точно так же уступить ей место?

Сергей Дацюк, естественно, не согласен. «Я в принципе против такого представления «в нужное время процесс закономерно и неизбежно повернет вспять, к новым вершинам прогресса». Процессы сами по себе никуда не поворачивают и вершины прогресса сами по себе не возникают. Чтобы это произошло, кто-то из интеллектуалов должен приложить усилия на пределе возможности, пожертвовать временем, а иногда и жизнью. Так что само по себе оно не повернет. Мой текст это фиксация необходимости этих усилий из Украины, поскольку в Европе этих усилий никто пока не прилагает». (из фейсбука)

Он вообще не считает эти глобальные исторические процессы объективными, т.е. происходящими помимо наших желаний и устремлений. Поэтому он надеется субъективно и лично влиять на процессы, готов пожертвовать для этого многим. Из такой позиции получает объяснение и терминология типа «героические энтузиасты», и жесткое неприятие несогласных интеллектуалов, будь то Збруч, или Парижская декларация.

Я же не считаю такое возможным, склонен отвечать утвердительно на приведенные выше вопросы и рассматривать исторические и цивилизационные процессы как объективные.

Для этого также есть научные основания. Когда мы выше говорили о неравновесных системах и обсуждали динамическое равновесие, следовало добавить, что состояние может быть и не стационарным. Уравнения системы при определенных условиях вполне могут допускать разного рода колебания, система может демонстрировать сложное структурирование и сложное поведение, вплоть до хаотической динамики. И все благодаря незначительным изменениям определенных ее свойств, касающихся баланса между поступающей в систему энергией и способом ее «утилизации», описываемых в науке параметрами порядка.

Система может долго-долго колебаться вблизи равновесия, находясь в квазистационарном состоянии, амплитуда и частота колебаний может меняться, все зависит от свойств самой системы и потоков энергии. При этом имеется определенная конечная скорость изменений и высокая, но не максимально допустимая сложность системы. И ничего в этом зазорного нет, как нет и никакой борьбы между тем или иным состоянием. Есть динамика. X переходит в Y, синус в косинус, кинетическая энергия в потенциальную, и наоборот.

«Ночь сменяется днем, день сменяется ночью, возвращается ветер на круги своя, и мало нового в подлунном мире». Экклезиаст знал, что говорил. Точно также периоды универсализма сменяются периодами национализма в истории Европы, и не видно причин, чтобы эта цикличность дала сбой именно сейчас. Нет никакой трагедии в том, чтобы на время отложить цивилизационную борьбу, вернуться домой, к истокам, чтобы потом, с новыми силами, продолжить поиск. Вообще-то спешить некуда, впереди вечность.

Поэтому я могу успокоить urbi et orbi: Сингулярности не будет, будет некое новое равновесие, националисты – тоже люди, и вреда от них не больше, чем от прогрессоров типа Дацюка, а Украине лучше заняться собственными делами, чем влезать в чужие войны.

А самое главное дело и позитивная программа для Украины – стать, наконец, системой.

Не разрозненным набором или механическим агрегатом, а именно связной системой, с четкими границами, демонстрирующей целостную динамику, реагирующей на внешние влияния как целое, имеющей собственные источники энергии, и тратящей ее на собственное усложнение и структурообразование, а не отдающее свою энергию и жизнь на усложнение других, часто конкурирующих, систем.

Именно к этому стремятся националисты, пусть даже они не могут это внятно сформулировать, потому как постоянно отвлекаются на никчемные споры о частностях.

Цивилизация есть суперсистема, или система систем. Это следующий уровень охвата и абстрагирования по отношению к государству или другой аналогичной общественной системе. Создать цивилизацию можно, только будучи связной системой. Войти в существующую цивилизацию на равных можно, только будучи связной системой. Для отдельного человека или небольшой группы вхождение в готовую цивилизацию заведомо неравноправно и является иммиграцией (физической, или, по крайней мере, моральной и/или ментальной) в другое государство или систему, принадлежащее данной цивилизации.

С Украиной это происходит уже сотни лет. Люди, разделяющие те или иные цивилизационные установки, покидают Украину. Уезжали и уезжают в Канаду, США, Европу для приобщения к европейской или западной цивилизации, бегут в Россию или тянут Россию сюда для приобщения к ее специфическому варианту цивилизации. Что остается здесь? Ментальная пустыня.

Если последовать наставлениям Дацюка и сосредоточиться только на цивилизационном развитии, то в силу отсутствия своей, придется заниматься развитием чужой(их) цивилизации(ий). И очень скоро окажется, что это бессмысленно и просто некому делать в Украине. Толковые люди сбегут туда, где это занятие гораздо эффективнее, т.е. в страны этой цивилизации, а останутся одни интеллектуальные люмпены, для которых любая цивилизация – пустой звук. Закончится все просто: сюда придет та цивилизация, которая имеет силы и желание для экспансии, и это, скорее всего, будет отнюдь не европейская. Тогда любая возможность для возникновения новой, оригинальной, украинской цивилизации, будет ликвидирована. Цивилизации, как и государства, не терпят конкурентов.

Если мы хотим заниматься созданием и развитием своего, оригинального цивилизационного проекта, необходимо сначала выжить и состояться как отдельная протоцивилизационная система.

Способы и методы выживания, достижения связности, объединения, согласования позиций и общего видения будущего, в том числе цивилизационного, — вот основные задачи на данном этапе. А также, на более высоком уровне – ценности, мотивации, идеи. То, что должно заинтересовать, впечатлить и вдохновить людей. И в этом я абсолютно согласен с Дацюком: они должны быть шире, глубже, перспективней, мощнее и потенциально продуктивней, чем у конкурентов. Но и здесь, похоже, не обойтись без национальной, этнической нотки, по крайней мере, на начальном этапе. Европейские ценности – это хорошо. Но они не особо вставляют даже европейцев, что уж говорить о наших согражданах. Но вот расширенные, так сказать, европейские ценности, да еще с нашей, родной, понятной и в целом притягательной для нас украинской спецификой – why no?

Сейчас одни только националисты пытаются говорить об объединении, связывании страны на основе определенных ценностей. Да, их предложения, методы и возможно ценности далеки от совершенства, они не страдают излишней толерантностью, но здесь, по крайней мере, есть основа для конструктивного разговора и хоть какой-то практической деятельности. Их оппоненты, люмпены и внутренние эмигранты, ничего конструктивного не предлагают и чаще всего вообще не хотят на эту тему разговаривать. Единственный их нарратив: «не мешайте нам жить и обогащаться этими вашими бреднями» и «отстаньте, нам и так хорошо в нашей воображаемой Европе (России)». А также хором: «мы не хотим ничего делать для Украины, даже выучить мову, и вы не имеет права нас заставлять!»

Такова ситуация, и ситуация эта плачевна. И у нас все гораздо хуже, чем в Европе. Однако там нашлось двенадцать интеллектуалов, чтобы сказать об этом вслух, а у нас это никого не волнует.

Но делать-то что-то надо!

Давайте, по крайней мере, разговаривать. В том числе с националистами.

Давайте не откладывать сотворение украинской цивилизации на неопределенное будущее, после сингулярности и победы над всеми врагами.

Давайте начнем творить ее здесь и сейчас.

P.S.

А с мировыми процессами лучше совпадать по фазе, еще лучше – извлекать энергию (и выгоду) из процесса приближения к новому мировому равновесию. Если действительно дела в Европе идут к фрагментации и усилению националистических тенденций, то и мы оказываемся в мейнстриме

P.P.S.

Вы хотите знать, как на самом деле устроен мир, и что его ждет в будущем? Пожалуйста – работайте и исследуйте, есть подходящие инструменты для этого.

Нужно просто, применительно к обществу, цивилизации и миру в целом, выявить и объяснить, с какими энергиями и как работает система, описать диссипацию и превращение энергий, как происходит структурирование и упорядочивание системы (а также обратные процессы), какая динамика реализуется, и т.д., – разве это не интересно?

А социоинженеры пусть поищут правильные параметры порядка и способы их изменения таким образом, чтобы эволюция системы пошла в нужном им направлении.

Задачи сложные, но на современном уровне развития науки и информационных технологий уже становящиеся посильными для человечества. Более того, я уверен, что исследования активно ведутся, и движение в этом направлении идет.

Вряд ли только кому-нибудь из серьезных исследователей и практиков для этого может оказаться полезной когитуальная парадигма, которая не может быть подтверждена на опыте и осмыслена научно, а в практику может войти только после полного разрушения знаемого нами мира [9].

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] — С.Дацюк, «Новый сложный мир»

[2] – практически по классике: «Я прошу всех присутствующих отметить этот провокационный вопрос, от которого за версту разит мальтузианством, неомальтузианством, прагматизьмом, экзистенцио… оа… нализьмом и неверием, товарищи, в неисчерпаемую мощь человечества!» Стругацкие, «Понедельник начинается в субботу»

[3] Марк Твен по похожему поводу писал больше ста лет назад: «За сто семьдесят шесть лет Нижняя Миссисипи укоротилась на двести сорок две мили, то есть в среднем примерно на милю и одну треть в год. Отсюда всякий спокойно рассуждающий человек, если только он не слепой и не совсем идиот, сможет усмотреть, что в древнюю силурийскую эпоху, – а ей в ноябре будущего года минет ровно миллион лет, – Нижняя Миссисипи имела свыше миллиона трёхсот тысяч миль в длину и висела над Мексиканским заливом наподобие удочки. Исходя из тех же данных, каждый легко поймёт, что через семьсот сорок два года Нижняя Миссисипи будет иметь только одну и три четверти мили в длину, а улицы Каира и Нового Орлеана сольются, и будут эти два города жить да поживать, управляемые одним мэром и выбирая общий городской совет. Всё-таки в науке есть что-то захватывающее. Вложишь какое-то пустяковое количество фактов, а берёшь колоссальный дивиденд в виде умозаключений. Да ещё с процентами.»

[4] – С.Дацюк, «Декларація про архаїзацію Європи»

[5] – С.Дацюк, «Нація та цивілізіція»

[6] – С.Дацюк, «Галицький консенсус»

[7] – Дуглас Адамс, «Путівник по Галактиці для космотуристів»

[8] – С.Дацюк, «Коли настає громадянська війна»

[9] – не могу удержаться от цитаты из [1], демонстрирующей что хочет С.Дацюк сделать с нашим миром ради торжества своих идей: «В принципе, чтобы построить новый мир, разрушать старый не обязательно. Однако старый мир неизбежно будет разрушен, поскольку старые политики цепляются за власть, старые богачи цепляются за свои состояния, ученые цепляются за свои устаревшие теории и свои научные статусы, а обыватели цепляются за привычную для них повседневность. Адекватный способ разрушения старого мира – множество локальных гражданских войн, множество оргвойн и кибервойн, имеющих сетевую топологию, и множество информационных войн, создающих иную смысловую структуру Нового Сложного Мира.»

Фейсбук автора




Ответить