Насколько актуальна защита русскоязычных в Украине: социология развенчивает пропаганду Путина

Олег Шро, для Хвилi

Дмитрий Киселев

Российская пропаганда активно использует мифологию о необходимости защиты прав русскоязычных в Украине. Однако, реальность очень далеки от фантазий Дмитрия Киселева и прочей пропагандистских ратников Путина.

Опубликованы результаты социологических опросов граждан Украины, проведенных 14 – 26 марта 2014 года в Украине, Международным Республиканским Институтом (International Republican Institute, IRI). Одна из тем опросов – фигурирующих в данных результатах звучит так: «Подвергаются ли русско-говорящие граждане Украины давлению или преследованию на языковой почве?».

Если посмотреть на общую картину ответов на следующие вопросы, а они несомнеено связанны между собой:

1) «Подвергаются ли русско-говорящие граждане Украины давлению или преследованию на языковой почве?»

2) «Поддерживает ли вы решение властей Российской Федерации об отправке армии, для защиты русско-говорящих граждан Украины?»

В общем оба вопроса дают просто шокирующие результаты положительных ответов, 5% и 7% соответственно, т. е. данные вопросы поддерживает не более двадцатой части граждан Украины, с учетом ошибки статистического анализа. Таким образом по ключевым вопросам на которые делает акцент власть России в стремлении оправдать свое вмешательство в внутриукраинские общественно-политические процессы. Причем противников, абсолютных противников, такой постановки вопросов, в целом по Украине 71% и 72%, т. е. более 2/3, почти 3/4, украинских граждан не считает, что в Украине наличествует дискриминация по языковому признаку и русско-говорящие граждане нуждаются в дополнительной, тем более военной защите со стороны российских войск от дискриминации по языковому признаку. Важно заметить, что только 21% опрошенных респондентов не могут утвердительно ответить на первый вопрос, причем 1/3 из этого числа (7% от общей выборки) считают, что «скорее – да», остальные (14% от числа общей выборки) склоняются к мысли, – «скорее – нет». Число граждан, которые не могут ответить на данный вопрос, составило – 3% от общей выборки. Со вторым вопросом ситуация аналогичная, но там возросло до 6% число граждан не нашедших, исходя из своих субъективных оценок ситуации, ответа на данный вопрос.

Как видим на лицо корреляция между вопросом о ущемлении прав русского-говорящих и требованием военной защиту русско-говорящего населения Украины, практически до 3/4 граждан Украины не видят фактов ущемления по языковым признакам и не признают необходимости военного вмешательства со стороны Российской Федерации во внутренние дела Украины. Можно сказать, что возможное вторжение войск Российской Федерации на территорию материковой части Украины, под эгидой защиты русскоговорящего населения Украины – не имеет сколь-нибудь обоснованной внутриукраинской поддержки. Косвенно, да и не только косвенно, это ярко свидетельствует о том, что украинские граждане вполне способны наладить внутриобщественный диалог и вопрос русского языка носит вторичный характер.

Субъективно – скорее можно во многих случаях ставить обратный вопрос, о слабом использование, на бытовом уровне, украинского языка, в некоторых регионах Украины, в том числе и в столице – Киеве. На самом деле все это свидетельствует о том, что вопрос языка в Украине не имеет острой постановки. Что бы это проиллюстрировать, обратимся к результатам опроса по геополитическим зонам Украины.

Итак, Запад и Центр Украины подавляющим большинством, свыше 3/4 общего, утвердительно отвечает, что проблем по ущемлению русско-говорящих граждан в Украине – нет, и только по 1% респондентов Запада и 3% респондентов Центра утверждает от том, что проблемы есть, при этом обоснованность военного вторжения отвергают польшинство респондентов (90% процентов). Юг и Восток Украины, по данным опроса, утверждает, с весом, в более чем половину утвердительных ответов (51% и 58% респондентов, соответственно), что никакой языковой дискриминации нет, и только на Востоке число твердых утверждений об отсутствии обоснованности вооруженного вторжения России немного не дотягивает до половины опрошенных (49% респондентов). Однако, и на Юге, и на Востоке, общее число тех респондентов, кто склоняется к мысли, что никакой языковой дискриминации нет, а так же нет обоснованности к вооруженному вторжению России – приближаться к 2/3 граждан, что свидетельствует, в частности и о том, что идеи сепаратизма в Украине не популярны и маргинальны, по своей сути.

Есть еще один не мало важный момент – зависимость ответом от самоидентификации респондентов, как этнических украинцев, так и этнических русских. В этом случае картина представляется более интересной. Если этнические украинцы считают в большинстве своем (свыше 3/4 респондентов этнических украинцев) – что нет никаких языковых проблем, то вот общее число этнических русских ответивших так же – составляет 2/3 от общего числа респондентов этнических русских. А вот с обоснованностью вооруженного вторжения картина иная – тут этнические украинцы, свыше 3/4 по прежнему считают такие действия не обоснованными (80% респондентов), а вот среди этнических русских распределение что называется «пятьдесят на пятьдесят», если отбросить, тех кто не определился с ответом, то остальные в целом разделились пополам, т. е. половина поддерживает использование российской армии в целях защиты русскоязычного населения в Украине, а половина нет, при этом утвердительно «нет» отвечает 32% от общей выборки этнических русских, а утвердительно «да» отвечают только 23%, остальные не столь категоричны в своих ответах.

В ранее приведенных результатах, важен еще один момент соотношения числа «этнических украинцев» и «этнических русских», а здесь следует сделать одно важное замечание, взятое из обсуждения результатов социологических опросов с Дмитрием Владимировичем Мануильским, который собственно говоря и сделал это важное замечание:

«У нас хроническая путаница с понятиями «этнический русский» и «этнический украинец» дело в том, что наши люди идентифицируют себя в этом смысле, в основном по политическому признаку, поскольку эта тема уже не одно десятилетие является постоянным предметом политических спекуляций, именно поэтому сформулированные по разному вопросы на тему якобы этнического состава Украины дают совершенно разные результаты.

На самом деле, имеет смысл говорить о притеснениях представителей определенной культуры и мировоззрения – вот это у нас реально присутствует, а пытаться натягивать на это этническую и языковую составляющую – означает получить заведомый бред.

Посудите сами – когда жителей Украины, родившихся и выросших здесь, имеющих здесь корни не менее глубокие, чем все остальные, и не желающих менять Родину, работающих и самореализующихся именно в этой стране, называют украинофобами – это явный косяк самой концепции, чушь, работающая на конфронтацию и раскол.

Идеология, реализующая такие идеи, изначально направлена на деление жителей страны на «правильных» и «неправильных», и в результате сложился устойчивый стереотип, что «правильные» – это украинцы, а «неправильные» — русские, к этнической составляющей это не имеет отношения совершенно.»

Таким образом можно сказать что в многом, самоидентификация респондентов, это не этническая самоидентификация, в прямом смысле слова, – это социокультурная самоидентификация.

Но в целом, мы можем сказать о том, что большинство граждан Украины, в первую очередь , русскоговорящие – не испытывают ущемлений по языковым и тем более по этническим признакам, хотя есть факты свидетельствующие о социокультурном давлении. Т ем более граждане Украины в большинстве своем не поддерживают идей военной защиты их интересов армией Российской Федерации.

Что можно еще тут сказать, что все ложные обвинения в адрес Украины с целью воздействовать на власти и оправдать свое военное вторжение в Украину являются ничем не подтверждено ложью с целью эскалации конфликта со стороны власти и общества в Российской Федерации.

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.