Миф о переделе собственности в Украине

Натали Безмен, для "Хвилі"

собачье сердце

Тезис о незавершенности и медлительности украинской революции не просто давно сформулирован, но уже не вызывает сомнений. Разве что дает повод сомневаться в самом термине «революция».
И одна из причин, по которой не завершена, не доведена до логического финала революция — антиолигархическая и антибюрократическая — это отсутствие решения проблемы олигархической собственности.

Почему это проблема? Потому что все, по большому счету сводится к влиянию олигархов на политику государства. Собственность, которой они владеют, дает им возможности это делать — финансовые или с помощью монопольного шантажа. Собственность — средство, но собственность же и цель: влияние помогает ее преумножать и защищать.

То есть если создать олигархам проблемы финансовые или правовые, то у них останется меньше возможностей и желания вмешиваться в политику. И тем не менее вопрос олигархической собственности все время находится вне поля зрения.

Если порассуждать почему, можно выдвинуть различные более-менее правдоподобные версии:
— заангажированность медиа, аналитиков и политологов;
— изначальное авторство олигархов в последнем Майдане;
— и их дальнейшее участие в поддержании жизнедеятельности государства (в меру возможностей и понимания);
— покровительство «своих» со стороны президента;
— заангажированность правоохранителей — суды, прокуратура, СБУ — тех, кто должен был бы задавать вопросы на эту тему;
— отсутствие надежных правоохранителей в качестве аппарата насилия на случай оказания сопротивления;
— незаинтересованность зарубежных «партнеров» в том, чтобы эти темы ворошили;
— неготовность политиков новой волны ставить эти вопросы и добиваться решения.

Последний пункт можно, в свою очередь, объяснить как отсутствием внятной силы — того же аппарата насилия в случае сопротивления олигархов, который может состоять из патриотичных силовиков или деятелей «улицы» — так и осторожным отношением прогрессивной общественности к таким вещам как национализация.

Можно говорить даже о стойком отвращении, об отсыле к бессмертному «отнять и поделить», что сразу уличает спикера в поверхностности, и — еще хуже — симпатии к левым идеям.

Никто не хочет выглядеть поверхностным социалистом.

Таким образом можно сформулировать очередной миф из тех, что тормозит наше движение вперед — что отъем собственности олигархов — это непременно левая идея, а значит, те самые грабли, по которым мы уже ходили в 1917 году.

Никто не хочет призывать к делигитимации собственности — потому что слишком сложно провести грань, где собственность праведная и неправедная, крупная и уже нет, монопольная и умело поделенная между фиктивными фирмами. Кто будет решать, какую отнять и когда остановиться? Слишком велик соблазн отнять побольше и поделить между своими.

И тогда, да, прощай инвестиционная привлекательность.

И другая грань — кто будет отнимать? Значит, нужна армия. Будет сопротивление? Значит, будет гражданская война. Что делать, чтобы народ поддержал? Придется пообещать народу долю в отнимаемой собственности — и обязательно дать, иначе он попытается взять обещанное сам.

В общем, «отнять и поделить» во всей красе, от левизны не только не отмоешься, но и попадешь в воронку растущих аппетитов жаждущего «доли» народа — на фоне остановки производства, бегства капитала за рубеж и, опять, отсутствия кредитов и инвестиций.

И все это на фоне декларации принципа о неприкосновенности частной собственности.

А у олигархов наших собственность разве не частная? Почему она не неприкосновенна? А потому же, почему не становится неприкосновенной собственность на украденное у обыкновенного вора. Вот только его нужно поймать, а потом доказать его вину в суде.

Самое время вспомнить о том, что прогресс на месте не стоит. И что совсем не обязательно действовать по шаблонам 1917 года или еще более ранним, доморощенным. Одна из наших проблем — отсутствие образования и специальных знаний и нежелание платить тем, у кого эти знания есть. Мы же здесь вроде как капитализм строим? А капиталистические отношения предполагают оплату труда и покупку компетенций.

Ничего не надо изобретать, никого не надо раскулачивать и устраивать гражданскую войну — хотя прецедент в текущем времени и имеет место быть, правда, для нас неудачный: не мы отобрали собственность у «региональных баронов», а они организовали сопротивление при малейшей опасности такого поворота событий.

Даже слова «национализация» или «реприватизация» произносить не обязательно.

Есть термины намного более скучные, рутинные даже: аудит, финансовое расследование, оценка стоимости активов, арест счетов и активов на время проведения расследования, продажа активов для погашения суммы нанесенного ущерба.

Про дело ЮКОСа слышали? А про штраф крупным рос. деятелям, за то, что посмели продавать акции своих грязных фирм на американских биржах?

Очень сложно поверить, что ничего нельзя найти, все доказательства уничтожены и свидетели молчать будут. Это смотря как искать и какие аргументы приводить. Да, бывшие главы Фонда госимущества… ныне далече, но есть и другие деятели, помельче.

У нас достаточно напридумано органов для расследования всего этого, законы есть — только они не работают. Знаний специфических, сноровки нет? Так можно нанять, да, за деньги, за процент от найденных и возвращенных активов, зарубежных специалистов — а они есть, и в таких делах не одну собаку съели. Только аккуратно, продуманно — чтобы отобранные по суду (!) активы вернулись к нам, а не «партнерам» за нанесенный им «ущерб». Наш ущерб должен остаться в приоритете.

Что вы говорите? Деньги Януковича–Азарова и Ко вернуть не могут? А вы верите, что стараются? Или все друг другу изначально неприкосновенность и амнистию пообещали? Как в свое время Ющенко Кучме? Или, еще скорее, прецедент создавать боятся — мы отберем, так потом и у нас отберут?

А даже если и хотят, и не боятся — так не способны нанять специалистов, которые обеспечат расследование и поддержку обвинения в судах. Потому что жлобы. Потому что даже оплатить лоббистов в Вашингтоне не способны — а это, по большому счету, не так уж и дорого.

И про то, как, добившись цели, не скатиться в социализм, не профукать все на витины-юлины тысячи и не отпугнуть инвесторов и партнеров.

— Сделать это один раз. Быстро и одновременно по всем персоналиям. А потом просто (да, всего лишь) следить за соблюдением законов, в том числе антимонопольных.
— Дать возможность олигарху доплатить разницу между истинной стоимостью своего имущества и тем, за сколько он его приобрел, используя коррупционные связи, заплатить штраф за нанесенный ущерб — и остаться собственником и закрыть этот вопрос навсегда. Естественно, опять-таки с последующим контролем за соблюдением законов.
— Не скатываться к физическому противостоянию. Никто ничего не громит и никого на столбах не развешиваем. (Собственников касается, политиков, может, и можно. :))
— Никакой раздачи денег народу в стиле каждому по чуть-чуть. Конфискованные в счет убытков активы — продать на аукционе, со стартовой ценой не меньше от реальной. Вырученные деньги не пускать на проедание, на «повышение уровня жизни» в виде раздувания социальных выплат и прочую популистскую пургу, а потратить, например:

а) на выплату внешнего долга и избавить от долговой зависимости следующие поколения;
б) на большие инфраструктурные проекты — дороги, метро, энергосбережение и т. п.

Можно придумать себе мифы и бегать по кругу, пугаясь собственного исторического опыта. А можно пользоваться современными инструментами и идти вперед. Ставить цели — и воплощать их.

Конечно, имеющийся политический истеблишмент не может и не будет ставить подобные цели. Будет делать все, чтобы ничего подобного не случилось. В том числе насаждать и поддерживать мифы о невозможности перемен. Значит, для реализации данных сценариев нам нужен другой истеблишмент, другая элита. И сформировать ее, привести к власти и заставить действовать по заранее сформулированной повестке должны именно мы.

Данный текст продолжает развитие теоретической базы, необходимой для формирования общественного консенсуса по урегулированию проблемы олигархической собственности в Украине.

Читатели приглашаются в Facebook группу «Прогрессивный капитализм» для обмена мнениями.




Комментирование закрыто.