После присоединения Крыма к России в марте 2014 года доступ на полуостров был серьезно ограничен, в том числе для родственников с Украины и иностранных журналистов. По большому счету, Крым превратился в terra incognita.

В марте – мае 2017 года Центр восточноевропейских и международных исследований (ZOiS) провел опрос, дающий редкую возможность оценить общественные настроения в регионе (полный доклад здесь). Опрос проводился в форме личных интервью на основе репрезентативной выборки – 1800 жителей крымских городов и деревень в возрасте от 18 лет. Мы также добавили в выборку еще двести крымских татар, чтобы они были адекватно представлены в исследовании.

Опрос показывает, что за последние годы в Крыму произошла масштабная переориентация социальных и политических связей. Только 12% опрошенных после 2014 года ездили в какие-либо регионы Украины, а 44% говорят, что их контакты с украинскими родственниками стали более редкими. Подавляющее большинство респондентов хотели бы, чтобы границу между Крымом и Херсоном стало проще пересекать, причем в обоих направлениях.

Крым в целом довольно замкнут на себя: за последние три года только 22% респондентов ездили в Россию и всего 3% – в другие страны. Из региона идет отток населения: у 21% опрошенных кто-то из родственников или друзей уехал из Крыма после событий 2014 года, 10% сами обдумывают возможность отъезда. Самое популярное направление миграции – Москва и другие регионы России. Жизнь в Евросоюзе не слишком привлекательна для крымчан – этот вариант готовы выбирать менее 8% из тех, кто рассматривает возможность уехать.

Около половины респондентов говорят, что действия России в 2014 году были для них неожиданными. При этом жители Крыма, включая крымских татар, согласны, что украинские власти не заботились о развитии региона. Около трети респондентов считают это главной причиной событий 2014 года.

События последних лет укрепили скорее региональную крымскую, а не русскую идентичность жителей полуострова. Хотя это не мешает крымчанам доверять федеральной российской власти гораздо больше, чем местной крымской.

Большинство опрошенных считают, что в Крыму сейчас нет межэтнической напряженности. С этим утверждением «полностью» или «в какой-то степени» не согласны 20% опрошенных, то есть недовольны существующей ситуацией не только крымские татары (их в регионе около 12%). Такое же соотношение проявляется и в реакции на запрет российскими властями Меджлиса – главной политической организации крымских татар; 80% поддерживают это решение, а 20% не согласны с ним «полностью» или «частично».

Большинство опрошенных говорят, что цены в Крыму с 2014 года выросли. Ответы на более конкретный вопрос о личных финансах показывают, что оценки крымской и российской экономики – в целом позитивные – и повседневный опыт населения Крыма расходятся. 27% опрошенных могут позволить себе только самое необходимое. Еще 23% говорят, что им хватает денег на пропитание, но есть трудности с приобретением одежды; 35% в состоянии покрыть повседневные расходы, но вынуждены брать кредиты для более дорогостоящих покупок; 10% могут позволить себе дорогостоящие товары, но автомобиль им не по карману. Лишь 3% говорят, что в состоянии приобрести автомобиль.

Очевидно, что в Крыму непростая политическая ситуация и условия для опросов там не идеальные, но это не означает, что к мнению жителей региона не стоит прислушиваться. Невозможно точно сказать, до какой степени ответы на политически значимые вопросы о статусе Крыма отражают реальные убеждения опрошенных. Если не брать в расчет крымских татар, то 86% жителей Крыма говорят, что если бы референдум состоялся повторно, результат был бы таким же, но среди опрошенных крымских татар с этим согласны уже 52%.

Результаты опроса лучше рассматривать скорее как указание на общие тенденции, чем как точные измерения. Крымские татары по-прежнему относятся к новой власти куда скептичнее остальных, а Россия в отношениях с ними предпочитает репрессивные методы, что не может не вызывать недовольства.

Проведенный нами опрос четко показывает, что связи Крыма с Украиной во многом разорваны, с поездками в другие регионы России есть трудности, четкие международные ориентиры для жителей полуострова отсутствуют и при этом Крым практически полностью интегрирован в российское медиапространство. С учетом всего этого в обозримом будущем в Крыму вряд ли возможны какие-либо перемены в общественном мнении по вопросу о присоединении к России. Но также ясно, что финансовое положение большинства жителей полуострова сложное, а значит, Москве нужно будет очень осторожно работать с высокими ожиданиями крымчан от российской экономики, а также с их доверием к федеральной власти, которое пока значительно сильнее, чем к крымской.

Английский оригинал текста был опубликован в Strategic Europe,  перевод Центр Карнеги

Подписывайтесь на  канал «Хвилі» в Телеграмстраницу «Хвилі» в Facebook