Извинения и демаркация: новые тезисы в дискуссию об Общественном договоре в Украине

Сергей Бондаренко, для "Хвилі"

Возможно, мне стоит публично извиниться перед Сергем Дацюком за свои резкие высказывания в его адрес в ответ на обвинение моей статьи «Общественный договор и контрпроспектуализационный переворот», в которой я жестко раскритиковал его позицию о едином стратегическом будущем Украины, в закладывании основ сепаратизма.

Эмоциональную характеристику им моей статьи как доноса и пасквиля я даже не оспариваю, поскольку изначальная цель статьи была в том, чтобы донести до сознания интеллектуального сообщества и работающей с Сергеем Дацюком команды понимание опасности смены его взглядов как для всей Украины, так и для его команды.

Моя реакция была обусловлена его очередным обвинением меня и моих коллег в неспособности понять доступного лишь «избранным». Изначально складывалось впечатление, что это результат эмоционального характера самого Сергея Дацюка. Но копнув глубже и разобрав его последнюю статью-ответ «Коллективные претензии на будущее», думаю, мне удалось найти онтологическую причину нашего взаимного непонимания – разные представления об уровневом устройстве мира.

Серегей Дацюк: «Будем считать это недоразумением от автора, который просто не разобрался в сложности процесса коллективной претензии на будущее» («Коллективные претензии на будущее»).

Таким образом, мои, как футурородителя, извинения касаются исключительно законного права Сергея Дацюка иметь принципиально иные представления об уровневом устройстве мира и, в частности, уровневом устройстве социальных групп в конструкции «Республика – микрогруппы», независимо от их правильности или ошибочности.

БЕЗ ИЗВИНЕНИЙ

За что извинений не будет, так это за этическую оценку позиции Сергея Дацюка. Во-первых, потому что имею право на личное мнение. И, во-вторых, потому что в отличие от своего оппонента, принципиально не принимаю позиции:

1) лишения человека права выбора собственных перспектив и фаталистических установок на то, что «у отдельного человека нет будущего, у отдельного человека есть только судьба»;

2) покорности меньшинства силе большинства или силе избранного меньшинства, выступающего от имени большинства, поскольку, если «разным общинам иметь свое независимое стратегическое будущее, то это будет сепаратизм»;

2) «избранности» одних людей относительно других;

3) непередаваемости способности восприятия и понимания чего-то, что «есть в представлениях очень немногих [избранных – С.Б.] людей».

СИСТЕМА ПРОТИВОРЕЧИЙ

Начнем с того, что Сергей Дацюк достаточно четко отделяет стратегигование и прогрессорское оперативное будущее от проспектуального моделирования, которые происходят в разном содержательном пространстве: первое в стратегическом, а второе в модельном пространстве. Хотя у Сергея Дацюка здесь происходит как бы путаница и получается, что прогрессорскими являются одновременно два пространства: стратегическое и проектное.

Сергей Дацюк: «Мы имеем разные содержательные пространства

– конструктивистское пространство (трансцендентные установки и зачатки; трансцендентальные – транзиты, ориентации и наставления (от установок) и обоснования (от зачатков), конструирования);

– модельное пространство (где происходит исследование, строятся модели, комбинируются реальности и осуществляется выбор или перевыбор общностей для стратегий, проспектуализация);

– стратегическое пространство (оперативное будущее, стратегирование);

– проектное пространство (визии, образы будущего, проекты, программы, планы и т.д., прогрессорство)» («Коллективные претензии на будущее» )

Сергей Дацюк: «Есть стимулированное и корректированное будущее, то есть прогрессорское, оперативное будущее, в значительной мере проектное» («Украина как целое«).

Далее он подтверждает, что объединяющая в целостность коллектив стратегия является результатом прогрессорского выбора. При условии, что речь идет о моделировании множественности как поспектуальном представлении множества смыслов и перспектив.

Сергей Дацюк: «В модельном пространстве множественность уже представляет собой процесс исследования и его воплощения в разных конкурентных стратегиях.

В стратегическом пространстве происходит выбор одной стратегии, которую диктует целостность коллективного сообщества, из которых оно выбирает себе наиболее мощную» («Коллективные претензии на будущее»).

Здесь, пожалуй, стоит вспомнить о статье «Футурородитель», в которой я настаивал на неизбежном превращении проспектуалиста в прогрессора после того, как из множества перспектив выбирается лишь одно приемлемое будущее.

Цитата: «Первое, что можно выявить в прогрессорском подходе, это то, что определяет его аморальность и ограниченность – безальтернативность будущего. Выбранное футуроагентом футурознание по определению безальтернативно, даже если речь идет о более чем одном футуроагенте, каждый из них несет в мир безальтернативность.

Проспектуализация дает нам выбор лишь в настоящем, и лишь до завершения самого выбора. После этого, выбравший (общество, группа или индивид) становится агентом конкретной футуровизии (послезнания) и переходит к чистому прогрессорству» («Футурородитель»).

И хотя Сергей Дацюк сразу после выхода статьи «Футурородитель» пытался отрицать неразрывную связь между проспектуалистом и прогрессором, превращающую первого во второго, он все же пришел к тому же умозаключению.

Впрочем, это не сделало его теорию менее противоречивой. Поскольку после выбора из множества одной наилучшей стратегической перспективы Сергей Дацюк вдруг снова говорит о множественности представлений о будущем, но уже в проектном прогрессорском пространстве.

Сергей Дацюк: «В проектном пространстве есть множественность визий, образов будущего, проектов и программ, относительно которых есть достаточно много экспертов и мастеров. Там есть множественное будущее, но не там происходит стратегирование общности» («Коллективные претензии на будущее»).

В итоге Сергей Дацюк переворачивает изначальную конструкцию «проспектуалист предлагает множество перспектив, а прогрессор реализует лишь одну перспективу» с ног наголову, предлагая читателю уже совершенно иную конструкцию, а именно: «процесс моделирования одной стратегии переходит в проектном пространстве в конкурентное множество визий». При том, что он уже определил модельное пространство как пространство проспектуализации и множественности разных конкурентных стратегий.

Сергей Дацюк: «В розрыве между модельным пространством и стратегическим пространством происходит превращение процессов моделирования в целостность одной стратегии в отношении единой общины стратегирования, которая уже в проектном пространстве переходит в конкурентное множество визий, проектов и программ» («Коллективные претензии на будущее»).

Особенно сбил с толку комментарий Сергея Дацюка в одной из групп в Facebook: «Будущее творится микрогруппами, которые, да действуют проспектуально, а не прогрессорски. А общество в целом выбирает одно общее будущее». Возможно, представление общества в виде футуроагента единственного варианта будущего, а микрогрупп – в виде множества проспектуалистов для Сергея Дацюка имеет смысл. Но тогда это противоречит его же позиции в статье «Общая теория работы с будущим», согласно которой «проспектуализация предполагает разные варианты будущего, у которого в настоящем нет единственного агента». Иными словами, сам автор отрицает существование Республики как единого футуроагента «одного общего будущего».

Впрочем, мы можем предположить, что «конкурентное множество визий, проектов и программ» распределено между множеством микрогрупп (или громад), входящими в состав Республики. Иными словами каждой микрогруппе по собственной визии, проекту и программе.

Сергей Дацюк: «Собственно проблема реализаци будущего – микрогруппы в конфликте с другими микрогруппами начинают представлять в социуме свои стратегии будущего» («Коллективные претензии на будущее»).

Такое предположение ставит все на свои места, где прогрессоры, как и положено, остаются прогрессорами, соответствуя правилу Сергея Дацюка: «прогрессорство предполагает один (уже известный вариант) будущего».

Мы намеренно опустим тот факт, что полученная множественность стратегий командой FFF была сведена в одну единственную стратегию. При том, что по факту презентации «Нового общественного договора» и сопровождающих его статей, основания и критерии выбора или сведения множества перспектив к одной стратегии этой командой объявлены так и не были. Будем верить в то, что это не «тайна под семью печатями» и команда FFF опубликует полный отчет именно об этом этапе своей работы.

ДЕМАРКАЦИЯ ПОЗИЦИЙ

«Тайна» единой стратегии

Все расставила на свои места вроде ничем не примечательное и даже несколько пафосное высказывание Сергея Дацюка: «Не бывает стратегической множественности у общества, если оно хочет остаться целостным или если оно даже изменяет одновременно для всех общин свою целостность. Иначе говоря, мы можем изменять Республику все вместе поэтапно, и именно в этом мы реализуем множественность моделей, но стратегию единства отрабатываем вместе, и она множественной не является» («Коллективные претензии на будущее»).

В связи с этим пришло на ум определение понятия «система» Георгия Щедровицкого, который утверждал, что «система по определению есть то, что на части не делится, … из чего ничего нельзя вынуть, не разрушив ее целостности».

Такое определение основателя «Московского методологического кружка» объясняет, почему у команды FFF в лице Сергея Дацюка «позволение разным гражданам иметь своё независимое стратегическое будущее» обретает свое негативное имперское значение сепаратизма. Логика проста: «независимое стратегическое будущее» микрогруппы, изымаемое из стратегического будущего единой Республики как системы, разрушает последнюю.

Сергей Дацюк: «Если мы позволим разным общинам иметь свое независимое стратегическое будущее, то это будет сепаратизм. … Это уже не будет Украина, это уже будет что-то иное. Изменять Украину можно, но всем разом, в стратегии единства» («Коллективные претензии на будущее»).

Гомоморфный системный тупик

Одно из базовых положений теории систем состоит в том, что любой элемент системы можно представить в виде отдельной ей подчиненной системы, равно как любую систему можно представить в виде отдельного элемента системы более высшего порядка.

В итоге вырисовается транслируемая командой FFF и конкретно Сергеем Дацюком конструкция «подсистема – надсистема». Становится ясно, что речь идет о единой стратегии группы как системы, и что командой FFF группы-системы делятся на две категории: подгруппа и надгруппа. Под первой подразумеваются социальные подсистемы в виде микрогрупп и громад, а под второй – социальная надсистема в виде Республики, она же Украина, как субъект начала новой истории, и Человечество, как субъект «конца истории».

Согласно принципу целостности в системном подходе система одновременно рассматривается и как целое, и как подсистему высшего уровня. Отсюда вытекает не объявленное Сергеем Дацюком правило об универсальности способа бытия любой из систем, общее для всех социальных групп. Поэтому Украина, как и любая другая микрогруппа, имеет обеспечивающую ее целостность одну общую для нее стратегию реализации выбранной ею же (или для нее) перспективы.

Очевидно, что «скрытое правило Дацюка» основано на «принципе иерархичности строения систем», реализуемого через масштабирование управленческого действия, информации, знания, то есть в нашем случае уровневого масштабирования стратегий групп. Согласно этому принципу стратегия группы высшего уровня управления охватывает стратегии подчиненных групп низшего уровня управления.

Такая системная масштабная гомоморфность позволяет отражать структуру и свойства одной системы (Республики) в другой системе (микрогруппе) при невозможности обратного. Как следствие, происходит однонаправленное управленческое движение и подчинение частного общему. С другой стороны, изоморфность принципов формирования и обеспечения целостности управляющих и управляемых систем создает впечатление, что в рамках «принципа иерархичности строения систем» противоречия между единой стратегией Республики и конкурирующими стратегиями микрогрупп нет и быть не может. Иными словами, система, какого бы уровня и масштаба она не была, она остается системой с общими для систем свойствами и подчиняющаяся для всех систем правилам и законам.

Но остается принципиальный теоретический вопрос: может ли надгруппа стоять на прогрессорских позициях и иметь одну обеспечивающую ее целостность стратегию для всех входящих в нее подгрупп, каждая из которых также стоит на прогрессорских позициях, реализуя собственную обеспечивающую ее целостность стратегию согласно с выбранной ею перспективой будущего?

Ожидаемая проблема

Ответ очевиден: может, но при условии, что микрогруппы, имеющие стратегии, не вписывающиеся в общую стратегию Республики, будут исключены из последней как таковые.

Такое исключение «неправильных» микрогрупп, например, для Украины может иметь сразу несколько неизбежных последствий:

1) борьба «неправильных» микрогрупп за сохранение своей идентичности и перспектив в общем будущем Украины;

2) сопротивление «неправильных» микрогрупп исключающей их единой стратегии для Украины;

3) использование врагами Республики «неправильных» микрогрупп для дестабилизации страны и развития идей сепаратизма с возможной потерей новых территорий – повторение трагедии «Крым – Донбасс»;

4) борьба противоборствующих сторон за брэнд «Украина» и повторение трагедии «УНР – УССР».

И в пределах «парадигмы отрицания», из которой Сергей Дацюк так и не вышел (см. статью «Футурородитель»), у сторонников его теорий при решении проблемы выбор не велик, а именно: стать объектом или субъектом агрессии, то есть либо принять чужую агрессию как неизбежность, либо вершить агрессию самому. Поэтому выход из указанной ситуации для сторонников «Республики единственного стратегического будущего» может быть:

— либо в принятии ситуации и отказ от части территорий Украины вместе с исключаемыми «неправильными» микрогруппами;

— либо в жесткой борьбе за территориальную целостность Украины и подавлении, подчинении, уничтожении (дроблении, выдворении) «неправильных» микрогрупп.

Первый вариант в своих публикациях отвергает сам Сергей Дацюк, настаивая на применение доминации ко всем, кто не станет под знамя «Нового общественного договора» от FFF, и не вольется в единую стратегию Республики. Значит, остается второй вариант.

Собственно отсюда и возникло опасение о появлении из среды FFF «диктатора-интеллектуала», способного пойти дальше и жестче в своем стремлении создать «Великую Украину», чем в свое время пошло предыдущее и нынешнее руководство Украины, преследуя личные и корпоративные интересы.

Собственно демаркация

Непреодоленный группой FFF и конкретно Сергеем Дацюком парадигмальный барьер отрицания в конструкции «футуроагент – футуроинструмент» привел их не только к абсолютизации идеи целостности и необходимости концепта единой стратегии, но и к естественности силового решения проблем Украины – применения доминации к субъектам вне недоминационного поля.

Создается впечатление, что группа FFF не имеет в своем арсенале конструкции, где Республика может быть проспектуальной с множеством стратегий, а микрогруппы – прогрессорско монолитны. Возможно, из-за того, что упомянутый выше системный изоморфизм делает такую конструкцию невозможной и система высшего уровня, функционирующая на принципиально иных основаниях и по иных правилах, чем подчиненные ей системы низшего уровня, выглядит как полное и неустранимое противоречие.

Предлагаемое мной решение этого противоречия состоит в том, чтобы ослабить хватку системного подхода и посмотреть на отношения целого к части как на отношения инструмента к его применению, где целое (Республика) выступает в роли инструмента, а часть – в роли инструментальной деятельности субъекта действия (микрогруппы) в своем повседневном существовании.

Основанием такого подхода является понимание того, что между инструментом и инструментальной деятельностью, как и между целым и частью, лежит онтологическая пропасть. Инструмент принципиально отличен от процесса его применения. При этом само применение инструмента предполагает наличие субъекта применения, которым в нашем случае является социальная группа, а если точнее инструментально объединенные индивиды. Республика в этом смысле представляет собой подобие профессиональной «гильдии республиканцев», применяющих республиканизм в своем повседневном существовании.

Но самое главное в этом подходе, что субъект инструментальной деятельности независим, как от инструмента, так и от самой инструментальной деятельности. И инструментальное объединение последней как частей (социальных институтов) в нечто целое (Республику) происходит добровольно и исключительно через субъектов действия (граждан).

Возможно, предлагаемое мной решение сложнее, чем то, что предлагает группа FFF в лице Сергея Дацюка. В любом случае, это принципиально иной, чем у них, подход к строительству Республики и отношений «Республика – микрогруппы». И да, иное сложно понять..

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.