Ингредиенты для «украинского чуда»

Дмитрий Бергер, Канада, для "Хвилі"

sur11

Я родился и вырос в зеленом городе на Днепре Новая Каховка. Примерно в то же историческое время в Новой Каховке вырос и олимпийский чемпион 1972 года на стометровке Валерий Борзов. Таким образом, по олимпийским чемпионам в беге на короткие дистанции наш городок в 30 тысяч значительно опережал не только Киев и Москву, но и такие мегаполисы, как Нью-Йорк и Шанхай. Поэтому им стоило бы присмотреться к опыту города, который произвел таких титанов легкой атлетики, как Борзов, или легкости в мыслях необыкновенной, как ваш покорный слуга.

Но, Дмитрий, скажете вы, ты делаешь общие выводы из каких-то случайных, одиночных событий, и предлагаешь выстраивать из них некие общие действия и правила для всех. Это не только нелогично, а просто не имеет смысла. На что я отвечу, что на подобной логике основывается абсолютное большинство идей и планов, предлагаемых Украине. Но в отличие от меня, их внедрение в жизнь повлияет не на олимпийские медали, а на судьбу сорока с лишним миллионов человек. Посему, их стоит тщательно продумывать.

Само наличие чего-либо не означает, что оно исправно и работает как положено. Недавно мне сказали, что в Украине нет демократии. Нет, демократия есть, как имеются и формальные институты республики, но организованы они таким образом, что их эффективность минимальна. Это как велосипед — недостаточно его иметь, его необходимо правильно собрать, поддерживать в рабочем состоянии, и, самое главное, научиться на нем ездить, и не просто так, а по всем правилам дорожного движения. Самая элементарная вещь зависит от контекста ее существования и применения.

Любое явление, приведенное к общему знаменателю, окажется до безобразия простым. В физическом мире это энергия, в биологии — клетка, в химии — атом, в социуме — индивид, и если взять их по отдельности — они понятны и скучны. И бессмысленны, так как сам по себе ни один элемент не существует и не имеет значения. Он выявляется только в отношениях с другими элементами, и тогда картина становится сложной, так как возникает невероятное количество взаимоотношений, проследить и предугадать которые невозможно. Но вместо того, чтобы изучать принципы таких взаимоотношений (в просторечье это зовется наукой), абсолютное большинство народу предпочитает искать случайные исторические аналогии и цитаты из интернета. К сожалению, иногда этот народ оказывается в коридорах власти, и последствия не заставляют себя долго ждать.

Между тем, понимание взаимоотношения вещей не так сложно, на самом деле. На правах саморекламы хочу сказать, что лет 20 тому я написал трактат о том, как буквально из ничего происходит буквально все, причем пользуясь не квантовой физикой, а простыми логическими построениями на уровне пятого класса. Вот она — «Система: Упрощённая теория всего на свете».

Но если вас, естественно, ломает читать мои бредни, обратимся к реальности. Вот передо мной лежат три французские булки, три багета из трех пекарен. Один пролежал на кухне пару недель, и никто к нему не притронулся, хотя моя семья любит багеты. В чем дело? Читаем ингредиенты — их дюже много для обычного хлеба. Все, что требуется — пшеничная мука, вода, соль и дрожжи. Когда список превышает 10 ингредиентов, это что угодно, но не хлеб. И моя семья это нутром прочувствовала. Два остальных батона имеют идентичный состав, даже соль в обоих морская. Но один внутри напоминает поролон, а другой — дырявый швейцарский сыт, у первого мягковатая корка, у второго — звонкая и хрустящая, вкус первого напоминает губку для мытья посуду, у второго — вкус счастья. И выходит, что помимо правильных ингредиентов требуется еще и их качество, способ приготовления, и определенное время для образования правильного теста, и печь, и опыт пекаря, и многие другие детали такой простой, казалось бы, процедуры.

То, что вещи по своей сути просты, не значит, что их можно произвольно упрощать до примитивной схемы. Имея дело с украинцами, я нахожусь под впечатлением, что, независимо от уровня их знаний и образования, общество и государство они представляют исключительно как пресловутую «социальную пирамиду». То, что такая конструкция с четко нарезанными стратами была всего лишь примерной схемой, не отражающей реальности даже 18 века, их не смущает и, честно говоря, не интересует. Она проста и наглядна, этого вполне достаточно.

Хотя более уместной аналогией была бы не пирамида из человеков, а сам человек. Человек, как и общество, ведь состоит из охеренного количества своих и чужих элементов, клеток, каждая из которых имеет свою роль, свои особенности, свою жизнь. Причем, просто собрать все эти клетки по отдельности и слепить из них человека не получится. Ни идеологией, то есть вдуванием в него духа святого, ни насилием, ни ловкими схемами этого не достигнешь (темы поднимались в статьях «Мышление схемами как тормоз реформ в Украине» и «Насилие как тормоз развития страны»).

Дело в том, что как общество требует некой организационной составляющей, позволяющей его элементам координировать свои действия, называемой государством, так и организм требует особого органа. Вы, вероятно, по пирамидной привычке подумали про голову. Нет, таковым органом является межклеточное пространство, посредством которого клетки действуют совместно. Для существования единого целого, клетка должна определенным образом родиться, жить и непременно умереть. У вас в теле это происходит миллионы раз в день, все благодаря координации действий в межклеточном пространстве. Поэтому, с одной стороны, отдельные клетки не живут вечно за счет других клеток (рак), а с другой — клетки не просто умирают, а тщательно разбирают себя на части, вместо того, чтобы разлагаться абы как, убивая все вокруг (некроз-гангрена). И современное общество — не набор слоев, туго втиснутых в рамки условной сословной пирамиды, а сложный, постоянно меняющийся организм. И это невероятно важно не только понять, но и принять. Только тогда термины, используемые на западе, станут соответствовать их пониманию на востоке.

Такой важный термин, как, например, «частная собственность». Вещь необходимая для здорового свободного рынка и создания жизнеспособного среднего класса, основы капиталистической демократии. И частное владение жильем играет значительную роль в этом. Настолько, что, начиная с 1930-х, американское правительство стало прилагать всевозможные усилия, чтобы работающие граждане могли приобрести себе частные дома, таким образом, создав современную систему пригородов и привязанных к ней дорог. Следовательно, чем выше уровень владения, тем, по идее, сильнее предпосылки для возникновения среднего класса.

И тут, совсем недавно, промелькнула цифра — то ли в Киеве, то ли по всей Украине, частное владение жильем достигает какой-то чудовищной цифры, кажется 98%. Быть такого не может! И я полез искать информацию. Честно говоря, как раз по Украине я ничего не нашел, зато, сравнивая статистику по другим странам, обнаружил интересную закономерность. Если отбросить явные исключения из правил, как мелкие города-государства Гонконг и Сингапур, и сделать скидку на специфику малозаселенных северных стран, то, в общем, проявляется следующая картина.

Первое — соотношение частного владения жильем с количеством сельского населения. Чем выше процент сельского населения, тем бессмысленней становится процент владения собственностью, как социально-экономический показатель. Там, где 80% живет на земле, будьте уверены, что владеют они хижинами из грязи и соломы. Совсем не средний класс.

Второе — соотношение частного владения жильем с количеством городского населения. Тут другая динамика — в развитых странах процент горожан 2/3 и выше населения, но при этом частное владение жильем среди всего населения остается примерно между 1/2 и 2/3. А вот среди так себе развитых стран, в России, Польше, Литве, Венгрии и других, сравнимых с Украиной стран, он где-то между 80% и 90%. Намного больше, чем в Германии или США. Что указывает не на наличие там обалденного среднего класса, а, как ни странно, как раз на отсутствие полноценного рынка жилья и мобильности населения. Скорее как крепостные, привязанные к месту.

И выходит, что собственность собственности рознь. В Америке ее создавали и создают каждый раз заново, а в послесоветских странах в основном делят, что было. И получается, что вроде и частная собственность, и капитализм там и там, а на поверку выходит — две очень большие разницы.

Решение этой проблемы требует фокуса. Но фокус направлен на Донбасс и Крым. В результате, общие украинские проблемы видятся исключительно как противостояние с Россией и ее квислингами на востоке и юге, как конфликт отношений Киева и Луганска, или даже Львова и Донецка. При этом как-то выпадает из внимания, что ведь и Луцк — не Тернополь, и Чернигов — не Херсон, что каждая часть страны по-своему уникальна и имеет свои специфические потребности. И что решение украинских проблем начинается не с сепаратистских районов, а с каждой области, каждого города и села. ЛДНРы с Крымом всего лишь частный случай, отвлекающий внимание от Черкасс и Николаева, от всей остальной Украины.

Если уж вносить изменения в Конституцию, то лучше всего только три: о том, что собственность есть частная и неотделяемая; о том, что государство не владеет собственностью (заповедники и тому подобное есть собственность общественная, под администрацией правительства) и не субсидирует собственность других его субъектов (бедные и военные по определению не имеют полноценной собственности); и последнее, о двухпалатном парламенте, где в одной палате население представлено пропорционально (один депутат на 100-200 тысяч человек), а в другой представлены старые области или новые губернии (12, как мне нравится). А из этих трех ингредиентов при правильном наблюдении выпечется прекрасная украинская паляныця. Вся коррупция вынуждена будет уйти в регионы и частный бизнес, где ей и место. И появится нужда в работающем праве, и судах, и полиции. И появится настоящий стимул для развития новой экономики. И сама собой решится проблема и Донбасса, и Крыма, и Чернигова и Херсона.

Любой человек, независимо от его идеологических наклонностей и когнитивных способностей, в конечном счете, будет играть по предложенным ему понятным и справедливым правилам. Уберите всевластное и всепроникающее, и при этом слабо контролируемое в нынешнем виде, государство из картины, сведите все вопросы национальной важности к личным деньгам каждого гражданина, и у вас вдруг появится гражданское общество. Автономная личность возможна только при автономном доходе и автономной собственности, когда человек становится гражданином по факту своего существования, пусть даже неосознанно.

Ведь есть же вполне справедливая поговорка «С волками жить, по волчьи выть». А что, если жить не с волками?




Комментирование закрыто.