Государство Украина – устойчивая слабость или слабая устойчивость

Виктор Цыганов, для "Хвилі"

sur185

Одним из атрибутов гибридной войны, в которую оказалась втянутой Украина, является информационно-психологическая война, в которой активно используется широкий набор специально сконструированных тезисов и понятий.

Основные цели этой войны: «демонизация» государства, ставшего мишенью агрессии; устрашение и деморализация его населения; легитимация собственных агрессивных и деструктивных действий в европейском и мировом общественном мнении; мобилизация в свою пользу его основных целевых групп.

Среди нулевых понятий ( псевдо-тезисов), особенно интенсивно используемых деструктивной антиукраинской пропагандой в её внешней и внутренней акциях обнаруживаются такие мутационные категории, как « слабеющее» / «слабое»/ «несостоявшееся»/ , «коллапсирующее» государство.

Аварии национальных государств – явление тоже не новое, однако в современную эпоху, когда они стали составными элементами легитимного мирового порядка, аннигиляция или ощутимое ослабление отдельных стран угрожает самим основам всего существующего мирового устройства. Национальные государства обычно терпят бедствие не только и не столько из-за внешнего, сколько внутреннего деструктивного воздействия, после чего они уже не могут обеспечивать политические блага своим гражданам. Стабильность и предсказуемость власти становятся труднодостижимыми, и она утрачивает обещанную эффективность и справедливость. В результате само государство становится нелегитимным в общественном мнении .

Количество несостоявшийхся стран и не­управляемых территорий растет из года в год ( справка : в 1914, накануне распада Оттоманской и Австро-Венгерской империй, было всего 55 признанных национальных образований. В 1919 было 59 наций. В 1950-м, их число достигло 69. Десять лет спустя, после обретения Африкой независимости, было уже 90 государств. После этого возникло множество государств Азии, Африки и Океании, а после распада Советского Союза число наций достигло 191. С независимостью Восточного Тимора в 2002 их стало 192. Неудивительно, что среди них найдутся немало таких стран, которые могут оказаться действительно слабыми и несостоятельными) в результате конфликтов, природных ката­клизмов, а зачастую и в результате недально­видной политики развитых государств, фор­сирующих демократические преобразования в не готовых к этому странах. Очевидно, что необходимо комплексное переосмысление данной проблемы, выработка превентивных мер для предотвращения развитияэтого явления, а также пересмотр и адаптация к но­вым условиям старых методик работы с «несо­стоявшимися» странами.

Из всего вышесказанного вытекает особая актуальность разработки характеристик несостоятельности государства Представляется, что осознание причин деструкции, понимание того, почему слабые государства превращаются в несостоятельные, является предпосылкой разработки и внедрения в практику эффективных методов не только контрпропаганды, но и эффективного предотвращения угроз ослабления и краха государства . Проблема «несостоявшихся» госу­дарств (failed states) как угрозы международной безопасности всё чаще находит своё отражение в политическом и научном дискурсе.

В экспертных кругах такие государства относят к категории «падающих» или «хрупких» (failing / fragile states), неспособных к самостоятельному развитию в условиях гло­бализации и угрожающих международной стабильности.

Что же представляют собой «несостояв­шиеся» страны и какую угрозу миру они не­сут? Критерии определения «несостоятельно­сти» государств можно разделить на следующие основные группы: политические, экономи­ческие, относящиеся к социальной сфере.

Несмотря на то, что такие понятия, как «несостоявшиеся», «хрупкие» (а зачастую так­же «рухнувшие» и «переживающие распад») государства прочно вошли в политический обиход, универсальной общепринятой трак­товки этого явления пока не существует. Нет единства мнений относительно того, какие страны относятся к категории «несостоявших­ся», а какие нет. В настоящее время, говоря о «несостоятельности» государств, как правило, «по умолчанию» имеют в виду неспособность центрального правительства контролировать значительную часть территории страны и обеспечивать первоочередные потребности населения. Вместе с тем к группе «несостояв­шихся» или «хрупких» государств политики и эксперты нередко относят и весьма стабильные страны ввиду недемократичности правящего режима или неспособности руководства удовлетворить те или иные базовые потребности населения.

Наиболее широко известен ежегодно со­ставляемый американским Фондом мира и публикуемый в журнале «Foreign Affairs» т.н. «индекс несостоявшихся государств», форми­руемый исходя из двенадцати политических, экономических и социальных критериев. Ин­декс оценивает более ста стран, представляя рейтинг эффективности государственных си­стем. Оценка производится по следующим параметрам:

демографическое давление (определяется плотностью населения и наличием противоборствующих этнических групп);
уровень эмиграции;
уровень экономического неравенства;
экономическая ситуация;
криминализация государства;
раздробленность в силовых структурах и элите;
перемещение беженцев внутри страны;
рост реваншистских настроений;
количество предоставляемых государством услуг;
правовая толерантность и законопослушность;
соблюдение прав человека;
уровень рисков внешнего вмешательства в политические и военные конфликты;
зависимость от внешнего финансирования.

Собственные критерии и соответственно списки «несостоявшихся» государств предлагает целый ряд зарубежных академических и государ­ственных структур. Так, американским Ин­ститутом Брукингса в 2004 году совместно с Институтом государственной эффективности и Национальным австралийским универси­тетом разработан так называемый «индекс суверенитета», использующий более ста кри­териев для оценки способности государства осуществлять свои базовые функции. 5.

В 2008 году Институт Брукингса предложил уже но­вый усовершенствованных механизм – «ин­декс государственной слабости развивающих­ся стран»6. Университет Джорджа Мэйсона разработал «индекс хрупкости государств», расположив все страны мира по порядку в за­висимости от эффективности и легитимности правящих режимов.

В Университете Мэри­лэнда разработан «перечень нестабильности мира и конфликтов», ранжирующий государ­ства в зависимости от оценки риска возникно­вения нестабильности в будущем.8.

В 2004 году опубликованы результаты масштабного ис­следования руководителя Программы по из­учению внутригосударственных конфликтов, предотвращению и разрешению конфликтов Гарвардского университета Р.Ротберга «When states fail», предложившего широкий спектр критериев для разграничения «несостоятель­ных», «слабых» и «рухнувших» стран.9.

Собственные списки и рейтинги «несо­стоявшихся» стран разработаны рядом го­сударственных структур развитых стран, задействованных в международном развитии и оказании донорской помощи: Агентством по международному развитию США (USAID), Комиссией по слабым государствам и нацио­нальным интересам США Центра глобально­го развития, Департаментом по международ­ному развитию Великобритании (DFID), Де­партаментом по международному развитию Канады, Всемирным банком. При этом используется целый массив параметров. Среди них часто, такие, не вызывающие возражений показатели, как способность центрального правительства контролировать территорию государства, наличие внутренних вооруженных конфликтов, детская смертность и некоторые другие.

Например, Комиссией по слабым государствам и национальным интересам США Центра глобального развития используются всего три количественных показателя – дет­ской иммунизации, смертности в результате боестолкновений и избирательного права граждан. В других расширенных индексах количе­ство оцениваемых параметров может превы­шать сотню. Некоторые критерии, по мень­шей мере, неоднозначны. Так, «индекс госу­дарственной слабости развивающихся стран» Института Брукингса учитывает уровень де­мократизации государств, политических сво­бод населения, соответствие экономической системы рыночным стандартам.

Одна из определяющих задач любого национального государств — обеспечивание всей совокупности политических (общественных) благ людей, живущих на его территории. Прежде всего речь идёт об обеспечении безопасности.

Основная задача государства – обеспечить стойкость границ перед иностранным вторжением, предотвратить потерю территории, устранить внутренние угрозы, позволить гражданам решать споры мирным путем.

Ещё одно важное политическое благо – свободное и открытое участие в политическом процессе. Оно в свою очередь обеспечивается реализацией целого ряда свобод и прав – это право участия в выборах, уважение и поддержка органов власти, терпимость к инакомыслию, основополагающие гражданские и человеческие права.

Другие политические блага, обычно предоставляемые государствами (хотя они могут быть и в приватизированной форме), это здравоохранение, искусство и культура, образование, дороги, гавани, физическая инфраструктура, возможность ведения торговли, связь и коммуникации, деньги и банковская система, фискальная и институциональная система, гражданское общество, управление состоянием окружающей среды.

Очевидно, что в совокупности взятые, эти политические блага, которые можно расставить в определенном порядке, и формируют систему критериев оценки того, какое государство следует считать сильным, слабым или несостоятельным.

Сильные государства хорошо выглядят во всех отношениях – они контролируют всю свою территорию, имеют высокий подушный ВВП, Индекс человеческого развития, низкий показатель коррупции, высокий уровень свободы. Сильные страны живут в мире и порядке.

В список слабых входят страны, ставшие таковыми из-за неудачного географического положения, сложных физических условий или фундаментальных экономических проблем, страны, ослабевшие из-за внутренних противоречий, управленческих ошибок, деспотизма, внешней агрессии. Слабые страны обычно имеют этнические, религиозные, лингвистические или другие противоречия, которые практически неизбежно приводят к насилию. В таких странах наблюдается патологически высокий уровень преступности, зато уровень политических благ ощутимо снижен. Инфраструктура находится в упадке. Школы и больницы закрываются. ВВП низок, или неотвратимо снижается, а уровень коррупции зашкаливает. Власть закона в них слаба, гражданское общество угнетено и запугано, и очень часто интенсифицированно деспотизмом и тоталитаризмом. В этом ряду следует упомянуть и автократии, где которые жестко подавляют инакомыслие. В них присутствуют сильные спецслужбы, и в то же время существует недопустимо мало политических благ.

Несостоятельные государства, как правило, раздираемы внутренними конфликтами. В большинстве случаев, правительственные войска ведут войну с вооруженными оппонентами. Официальные власти сталкиваются с вооруженным восстанием, бунтами. мятежами. массовыми беспорядками, общественным недовольством, направленным на субъекты власти.

В отличие от сильных государств, несостоятельные страны не контролируют свою границу и утрачивают контроль над частью территории.

Другой индикатор несостоятельности государства это рост преступности. Когда власти страны ослабевают, беззаконие становится распространенным. На улицах хозяйничают банды, торговля оружием и наркотиками становится нормой. Государственные учреждения в слабеющих государствах работают плохо. Единственной ветвью власти остается исполнительная, законодательная превращается в производство игнорируемых ею же и населением текстов. Судебная власть становится производной от исполнительной. Для несостоятельных государств типична разваливающаяся инфраструктура. Говоря метафорически, чем больше дыр на дорогах, тем хуже дела в стране. В агонизирующем государстве здравоохранение и образование, транспортные и коммунальные услуги становятся все хуже или вообще не работают. Коррупция процветает во многих странах, однако в несостоятельных государствах она приобретает необычные, разрушительные масштабы,вытесняя собой легитимное управление. Иными словами, происходит коллапс государства — крайняя форма его несостоятельности . Образуется некая «черная дыра», куда проваливается общество. Когда происходит коллапс, верх берут вооруженные отряды, политические и криминальные группировки. В этом случае порядки устанавливают их лидеры, каждый из которых устанавливает свой режим безопасности, свои порядки работы рынков, и даже свою форму отношений с внешним миром. Всё это говорит о том, что «несостоявшееся государство» — это не столько аналитическая категория, сколько аксиологически понятие, отражающее чьи-то геополитические интересы предпочтение и основанную на них пропаганду.

В условиях растущего числа внешних и внутренних конфликтов и вполне реальной возможности применения силовых методов их разрешения попыток при помощи силы на ведущее место среди других критериев выдвигаются характеристики и возможности национальной безопасности. В данном случае, можно утверждать, что признаками слабого или слабеющего государства является его невозможность избежать вооружённого конфликта, не поступаясь собственными национальными интересами или способность прибегнуть к вооружённой силе, чтобы их защитить, в случае расширения вооружённого конфликта, причинив противнику неприемлемый с его точки зрения ущерб. Хотя нет единого общепризнанного документа, определяющего несостоявшееся государство и нет точных критериев, которые бы определяли, что такое несостоявшееся государство, некоторые страны, несомненно, прочнее, более способны или менее неблагополучны, чем другие, как это было обрисовано «Фондом за мир» (Fund for Peace) и журналом Foreign Policy в вышеупомянутом «Индексе нестабильных государств» (ИНГ), который ранее назывался «Индексом несостоявшихся государств».

В этой связи представляется обоснованным использование такого термина, как недостаточное государство Сегодня в Украине, к сожалению, слишком хорошо известно, что причиной несостоятельности или даже коллапсирования государства может быть сложившаяся в нём система власти и реализующий её неадекватный требованиям времени госаппарат. Накопилось немало примеров того, как сформировавшая его демократия не препятствовала патологическому перераспределению собственности в чьих-то частных интересах вместо облегчения доступа к материальным и духовным благам для большинства населения. Более того, политика и власть могут предопределять такую перестройку социальной сферы, так ослаблять её , что в результате возникают и расширяются возможности для социальных потрясений и конфликтов, и даже в определенных ситуациях вызывать их. Украина, к сожалению, убедилась в этом на собственном трагическом опыте. весьма актуально звучит мнение известного рыночного реформатора Кахи Бендукидзе: « В Украине популисты пользуются особой популярностью. Вы выбираете не лучших, а тех, которые больше обещают.  Они повышают налоги, уровень бюрократии, проводят безумную социальную политику. Все это называется – Weapon of  Wealth destruction. Народ беднеет и в результате выбирает еще больших популистов…

Две силы могут разрушить этот замкнутый круг:
1.Украинский народ. 2. Исчезновение страны усилиями России. Третьего не дано.

ЛИТЕРАТУРА

1 Rabasa А., Boraz S., Chalk P., Cragin K., Karasik Th. W., Moroney J.D.P., O’Brien K.A., Peters J.E. Ungoverned Territories. Understanding and Reducing Terrorism Risks. Rand Publishing. October 2007.
2 United Nations, Report of the Secretary-General, In Larger Freedom: Towards Development, Security, and Human Rights for All, April 2005 // http://www.un.org/largerfreedom/chap1.html
3 Маргелов М. «Опасная слабость. Как же быть с государствами-неудачниками?» // Ежедневный Журнал. 12.07.2007 // http://www.ej.ru/?a=note&id=7241
4 http://www.fundforpeace.org; http://www.foreignpolicy.com.
5 Ghani A. Closing the Sovereignty Gap: An Approach to State-Building. London, 2005.
6 Rice S.E., Patrick S. Index of State Weakness In the Developing World. Washington, 2008
7 Marshall M.G.., Goldstone J. Global Report on Conflict, Governance and State Fragility 2007 // Foreign Policy Bulletin. Cambridge, 17. №. 1. March 2007. Стр. 3-22.
8 Hewitt J. J., Wilkenfeld J., Gurr T.R. Peace and Conflict 2008: Executive Summary.// College Park: Center for International Development and Conflict Management, University of Maryland, 2008.
9 Rotberg R.I. When States Fail: Causes and Consequences. Princeton, 2004.
10 Commission on Weak States and U.S. National Security. On the Brink: Weak States and U.S. National Security, Center for Global Development. 2004.
11 Rice S.E., Patrick S. Index of State Weakness In the Developing World // http://www.brookings.edu. Р. 3.
. 12 Chomsky N. Failed States: The Abuse of Power and the Assault on Democracy // Noam Chomsky Publishers Weekly. 2006.




Комментирование закрыто.