Декоммунизация: европейский опыт и украинские реалии

Алина Стайловская, Мариуполь, для "Хвилі"

памятник ленину

Активный процесс декоммунизации в Украине, как и в Европе, происходил  на волне революционных настроений и имел массовый характер. Он должен был завершить целую эпоху в истории страны, окончательно распрощавшись с коммунистическим  прошлым. Однако,  не везде этот процесс проходил гладко и имел разный уровень поддержки местного населения. Например, на востоке страны этот процессе поддерживали в основном про-украински настоянная часть населения. Остальная же часть жителей региона не совсем понимала суть и причину процесса, а поэтому не желала позитивно принимать изменения. Давайте, в контексте некоторых европейских стран рассмотрим процесс декоммунизации: насколько он был успешным и эффективным, а также сравним его с украинским, на примере Мариуполя.

Как известно, коммунистический режимы появились в начале ХХ века. Сначала в России, а затем распространились на страны Центральной, Восточной Европы, ЛА, Африку и Азию.

После распада СССР в странах бывшего Варшавского договора начался процесс декоммунизации.

Декоммунизация — это деятельность, направленная на отказ от коммунистических идеалов, устранение коммунистической идеологии из всех сфер жизни общества.

В Европе осуждение коммунистических режимов  началось в конце 80-х — начале 90-х годов ХХ ст. Принимались законы, приравнивающие его к нацистскому, запрещена пропаганда, а чиновников люстрировали. Общеевропейское видение проблемы было отражено в следующих слушаниях, мероприятиях и документах: Резолюция ПАСЕ 1481 (2006); Европейские общественные слушания о преступлениях, совершенных тоталитарными режимами (2008); Пражская Декларация о Европейской совести и коммунизме (2008); Европейский День памяти жертв сталинизма и нацизма от 23 августа 2008; Европейские общественные слушания по европейской совести и преступления тоталитарного коммунизма: 20 лет спустя (2009); Резолюция Европейского парламента от 2 апреля 2009 года О Европейской совести и тоталитаризме; Вильнюсская Декларация (2009); Декларация о преступлениях коммунизма (2010); Стокгольмская программа ЕС (2010-2015); Варшавская Декларация ЕС (2011).

Для расследования коммунистических преступлений были созданы организации: Институт истории венгерской революции 1956 года, Литовский Центр исследований геноцида и сопротивления, Институт национальной памяти (Польша, Словакия), Институт по расследованию коммунистических преступлений в Румынии, Бюро по документации и расследованию преступлений коммунизма (Чехия), Эстонская Международная комиссия по расследованию преступлений против человечности.

В Украине на законодательном уровне процесс декоммунизации начался после победы Революции Достоинства и отражен в 4 основных законах от 21 мая 2015 г.:

  • Об осуждении коммунистического и нацистского режимов и запрете пропаганды их символики;
  • Об открытии архивов КГБ;
  • О правовом статусе и чествовании участников борьбы за независимость Украины в XX веке;
  • Об увековечении победы над нацизмом во Второй мировой войне.

А также Закон “Об очищении власти” от 16 сентября 2014 года.

Документирование этого процесса было предоставлено Украинскому институту национальной памяти, который является автором четырех вышеупомянутых законов.

Давайте на примере сравнительной таблицы рассмотрим особенности законодательного процесса декоммунизации в ряде стран Восточной Европы.

Эстония Латвия Литва Польша Чехия Словакия Венгрия Украина
законы об осуждении  и запрете пропаганды 1991, 2007 1991, 2005 2008 2009, 2016 1993 1992 2015
Законы о преступлениях и лицах репрессированных оккупированными режимами Законодательные акты об осуждении режима Закон о запрете пропаганды и символики Законы о запрете пропаганды коммунизма Закон о противозаконности коммунистического режима и о сопротивлении ему Закон, приравнивающий преступления коммунистического режима к холокосту Закон об осуждении режимов и запрете пропаганды
трактовка коммунистического режима оккупационный криминальный, оккупационный оккупационный оккупационный криминальный преступный преступный
открытие архивов КГБ 1989 2011 1999 2006 1996 2002 1994 2015
законы о статусах чиновников и люстрации 1992, 1995 1992, 1994 1992, 1994, 1999 1992, 1996 1991 1992,

1994

2014
ряд законодательных актов ряд законодательных актов ряд законодательных актов, отдельный закон о люстрации законы о люстрации закон о люстрации законы об очищении власти закон об очищении власти
наличие коммунистических партий запрещена запрещена запрещена действует действует действует запрещена запрещена

Вывод: Как видим, отношение к проблеме декоммунизации в Европе отражено в законодательстве, как на национальном уровне, так и на общеевропейском. Европейский опыт показал, что единого видения проблемы не существует. В каждой стране процесс происходил по-своему и в разное время.

Выделяют два периода декоммунизации: ранний конец -80х начало 90х годов и поздний — начало 2000-х годов. Если ранний характеризовался, как освобождение от коммунистического прошлого, то поздний,  как является скорее попыткой увеличения доверия граждан к государственным институтам и политической элите.

В одних государствах, коммунистический режим приравнивается к фашистскому, а компартии запрещены (Латвия, Литва, Эстония, Украина). В других, запрещена только пропаганда, а компартии и сегодня действую свободно и имеют поддержку электората (Чехия, Словакия, Польша). Однако, во всех странах действия режима были признаны криминальными и преступными. В то же время, открытие архивов КГБ происходило не сразу. Например, Эстония была первой, кто опубликовал такую информацию  — в 1989, а Латвия это сделала только в 2011, Украина в 2015. Что касается люстрации, во многих странах правовой статус чиновников определялся не одним законом, как в Украине, а рядом законодательных актов, принятых в разное время. Что касается переименования улиц, то в большинстве стран это происходило стихийно, на волне революционных событий и не требовало  принятие отдельных законов.

Проанализировав европейский опыт, давайте подробнее рассмотрим процесс декоммунизации в Украине.

Декоммунизация в Украине определяется как «государственная политика ликвидации идеологического наследия советского периода истории, проявившаяся в 2014 — 2016 годах в виде запрета коммунистической партии, её символики, сноса памятников, посвященных советским государственным и партийным деятелям, изменения топонимов и других названий, криминализации открытого высказывания коммунистических идей, а также восстановления и сохранения памяти о борцах за независимость Украины в XX веке.”

В нашей стране декоммунизация началась сразу после распада СССР.  Произошли изменения в сфере образования, переименовали некоторые улицы и города. Но это не имело массовый характер и было инициировано сверху. После победы Евромайдана и принятия “декоммунизационного пакета реформ” этот процесс приобрел качественно другой характер. Поздний этап декоммунизации в Украине условно можно поделить на два периода: стихийный — когда жители городов массово, по собственной инициативе сносили памятники Ленину, выступали инициаторами переименования улиц и городов, выдвигали требования люстрации чиновников; законодательный — когда на государственном уровне были приняты законы о декоммунизации и люстрации.

Сам процесс переименования городов и улиц проходил неравномерно по всей территории страны: если в западных областях переименовывалось несколько десятков объектов, то в восточных – больше ста. Была разная сила поддержки среди населения и местных элит: на Западной Украине — высокой, в в восточных областях — низкой. Одновременно, необходимо учитывать фактор наличия активного гражданского общества в восточных регионах, которое выступало главным катализатором и адвокатом этого процесса.

Давайте на примере Мариуполя рассмотрим особенности декоммунизации и роль гражданского общества в условиях монополизации власти и высоких антиукраинских настроений. История декоммунизации города началась еще до распада СССР. В 1989 году Жданов переименовали в Мариуполь, а памятники бывшему  секретарю ЦК ВКП убрали. Протестных настроений не было, потому что инициатива была сверху. “Партия сказала: надо! Комсомол ответил: есть!“. Жителям право выбора не давалось. После распада СССР, также было переименовано несколько улиц, однако это не приобрело массовый характер.

Картина изменилась после Майдана. Началось все традиционно, как и по всей Украине, с «Ленинопада» при активном участии гражданского общества.  После принятия пакета законов о декоммунизации  в 2015 году, начался процесс переименования 113 объектов топономики Мариуполя.  На примере процесса переименования  улиц можно прочувствовать всю ситуацию в городе. Власть боялась брать на себя ответственность, поэтому спустила все на низы и предоставила право выбора жителям. Проводилась работа КСН, общественные слушания, соцопросы, голосования. Власть пыталась лавировать между интересами двух стейкхолдеров. С одной стороны, активная позиция про-украинского гражданского общества, которое хотела переименование объектов в честь героев АТО, деятелей культуры и исторических личностей Украины. С другой, про-российски настроенные жители не были готовы к изменениям. Их низкая политическая грамотность, страхи, апатия, агрессивное поведение и «совок» в головах привели к тому, что не одна из улиц города так и не названа в честь героев АТО.  Сегодня в городе вопрос декоммунизации остается открытым.

Таким образом, в Мариуполе видится три сценария развития ситуации:
Первый – все спорные вопросы с переименование оставят в «замороженном» состоянии  до лучших времен. По причине того, что местная власть не способна сегодня контролировать ситуацию. Социально-экономические проблемы, активизация военных действий, блокада.
Второй —  все не переименованные объекты, так и оставят без изменений. Однако, это не устраивает про-украински настроенных жителей города, а также семьи погибших участников АТО.
Третий – сейчас снова попытаются поднять спорные вопросы о переименовании и увековечивании памяти мариупольских героев АТО. Однако, при дальнейшем обострении ситуации снова отложат их на потом. Это сценарий является самым вероятным, поскольку агрессивные настроения про-российской части населения немного спали и перешли в бытовую плоскость. А власть готова идти на диалог с про-украински настроенными жителями и находить компромиссы.

Однако, мариупольской власти следует учитывать негативные настроения жителей, которые подтверждаются последними социально-политическими исследованиями.

Украинский Институт Будущего в ноябре 2016 года провел опрос на предмет отношения граждан Украины к процессу декоммунизации. В нем прослеживаются неутешительные тенденции относительно восточных регионах. Так политику декоммунизации в целом по стране поддержали 54,3 %: жители Востока — 39,8%, Запада — 69,6%.

ukrainskiy-institut-budushhego-sotsiologiya-noyabr-2016-76-otnoshenie-ukraintsev-k-dekommuzatsii

Разница в полной поддержке жителей регионов резко отличается: Восток -11,7%, Запад — 32,4%. При этом интересно, что 28,1% представителей восточных областей и 37,2% западных считают, что в стране есть более важные проблемы.

ukrainskiy-institut-budushhego-sotsiologiya-noyabr-2016-77-otnoshenie-ukraintsev-k-dekommuzatsii

Достаточно интересные показатели и в возрастном разрезе. Как видим, наибольший разрыв между наиболее молодыми и наиболее старшими украинцами. Чем выше возраст, тем ниже уровень поддержки декоммунизации и, наоборот.

ukrainskiy-institut-budushhego-sotsiologiya-noyabr-2016-78

Категорически не поддерживают декоммунизацию и считаю вредной в нынешних условиях 20,5% украинцев. Из них большинство  — респонденты восточных регионов — 30,6% и восточных — 34%, а вот на западной Украине таких респондентов было всего  — 8,9%.

Безразличное отношение к декоммунизации в целом по стране отметили 19% респондентов. Здесь мнения жителей Востока и Запада почти не отличаются — 20,4% и 18,3% соответственно.

Таким образом, при грамотной политике мариупольских властей вполне реально решить увеличть поддержку декоммунизации путем вовлечения тех, кому она безразлична. Для этого местной элите необходимо проводить грамотную информационную политику через СМИ, лично общаться с жителями.  Однако, очевидно, что превалирующим фактором в оценках украинцев является экономический. Большинство жителей восточной Украины, возможно, не так остро реагировали бы на декоммунизацию, если бы в стране наблюдалось улучшение жизни. В условия же кризиса, когда властям нечем особо похвастать, декоммунизация становится дополнительным раздражителем для части населения.




Комментирование закрыто.