Борьба за модерн – 6. Созидатели

Сергей Удовик, для "Хвилі"

sur161 markus-lovadina-no-more

Популярные в обществе личности олицетворяют его нравственные ориентиры и показывают, какими мировоззренческими ценностями оно руководствуется. Именно через них общество устанавливает поведенческие и этические нормы, к которым следует стремиться. В современном мире центральное место героев занимают уже не Воины, а Созидатели и Инноваторы.

Для включения Украины в мировое культурное пространство мы должны пропагандировать среди молодежи тех ее Созидателей, которые внесли заметный вклад в мировую культуру и хорошо известны за рубежом. Такие Личности помогут Украине интегрироваться в мировую цивилизацию и показать миру устремленную в будущее модерновую страну, а не застрявшее в этнокультуре Failed state. Начнем обзор с самой нейтральной группы Творцов – ученых и изобретателей.

Прежде чем приступить к их рассмотрению, мы должны определиться с критериями отбора. Есть два варианта.

Первый – этнический подход. Если исходить из модели унитарного государства, то мы должны определить эталон украинца. 11 февраля 2015 г. президент П. Порошенко на заседании Кабмина заявил: «Я считаю, что галичане являются основой государственности Украины»1. Такой подход опирается на модель украинца, сложившуюся в начале XX в. в Австро-Венгрии. Тогда там развернулась политическая борьба между двумя группами русинов – «русофилов», которые ориентировались на общерусский литературный язык и в основном были православными, и «украинофилами», греко-католиками, для которых австрийский филолог Теодор Гартнер и Степан Смаль-Стоцкий в 1893 г. разработали «Руську граматику». Это правописание было утверждено в австрийском парламенте и получило официальное название «украинское». Так в 1893 г. появился термин «українська мова». Между этими двумя группами русинов развернулась ожесточенная борьба «за истину», что устраивало Австрию – так русинам было не до претензий на политическую власть в империи. После массовой депортации русинов-русофилов в концлагеря Талергоф и Терезин, созданных Австрией в 1914 г., влияние русофилов в Галиции сошло на нет.

Официально в Австрии термин «украинец» вместо традиционного «Ruthenen» (русин) впервые применил император Франц-Иосиф в письме от 18 июня 1912 г. по поводу открытия университета. Термин «украинец» официально легализовал Карл I в августе 1917 г. Он постановил называть «украинцами» австрийских русинов греко-католического вероисповедания2. Приверженцы православного вероисповедания по-прежнему именовались русинами – так они и фигурируют в переписи Львова в 1931 (Табл. №1).

Таким образом, исходя из этнического подхода и унитарного построения государства мы можем определить, что эталонным, «свідомим» украинцем является греко-католик, происходящий из сельской местности Галиции и использующий галицкий диалект украинского языка. Они называют православных украинцев, использующих киево-полтавский диалект, «східняками» и считают, что они заражены бациллой колониального прошлого Российской империи. По сути, к «східнякам» принадлежит и двуязычный украинско-русский православный поэт Т. Шевченко. Очевидно, остальные граждане Украины не относятся к титульной нации и в силу этого являются «меньшинами». Подчеркнем – «меньшинами», а не «национальными общинами»! «Меньшины» подчеркивают их неполноценность, стремление титульной нации доминировать с целью компенсации своего комплекса неполноценности. Этот подход характерен для агро-феодального замкнутого общества, отгороженного от мира националистическим барьером.

Другой подход – постмодернистский – строится на основе политической нации, в которой все «национальные общины» равны и независимо от численности имеют равное право на свое культурное развитие, самовыражение и самореализацию. Именно тогда с этими гражданскими правами надо связывать и обязанности граждан по развитию своего государства, которое гарантирует эти права и свободы.

Многокультурный подход перед первой мировой войной был характерен для Одессы, Киева и Львова, благодаря чему эти города бурно развивались и имели свой неповторимый шарм, следы которого сегодня сохранились в их архитектуре и культуре. В то время в этих городах каждый этнос мог получить образование на родном языке, и именно такая мультикультурная среда рождала гениев.

Таблица №1. Этнический состав Киева, Львова, Одессы в конце XIX – нач. XX вв.

Львов

Киев

Одесса

1890

1931

1894

1897

1917

1919

1897

украинцы

7,8%

12%

23,6%

русины

17%

3,5%

малороссы

79%

77,8%

4%

1,5%

9,39%

русские

54,7%

46,4%

49,09%

поляки

52,6%

63,5%

10,97%

7,8%

9,5%

6,8%

4,31%

евреи

28,2%

24,1%

7,8%

12,8

17%

21%

30,83%

немцы

1,6%

0,78%

1,14%

1,9%

2,54%

греки

1,26%

татары

0,36%

французы

0,28%

Этот постмодернистский подход еще в 1920-е годы безуспешно пропагандировал В. Липинский:

«Нація для нас  це всі мешканці даної Землі і всі громадяне даної Держави, а не “пролєтаріят” і не мова, віра, племя. Коли я пишу в цій книзі про нас  “ми, українські націоналісти”  то це значить: ми, що хочемо Української Держави, обіймаючої всі класи, мови, віри і племена Української Землі.

…Ви-ж українські націоналісти утотожнюєте поняття нації з мовою, вірою, племенем. І в цім хаосі, який панує в Ваших націоналістичних мізках, для одних  Українець єсть тільки той, хто говорить “українською мовою” і ненавидить “не Українців”; другі додають, що він ще мусить бути обовязково православний, не уніят і не латинник; треті – обовязково уніят, не латинник і не православний, а будуть незабаром і четверті, які ще вимагатимуть від нього “русько-малоросійської” чистокровности з прізвищем на “юк”, або на “енко”»3.

В очерке «З приводу статті генерала Залеського» В. Липинский прозорливо утверждал:

«Ні одна нація в світі – нація, як факт реальний а не ідеологічний – не народилась перед державою: завжди зпочатку була держава, а потім була нація. Так само і українська нація не може почати родитись від кінця, бо такі «народженя» і «відродженя» існують тільки в фантазіях белетристів. Бо говорити українською мовою і репрезентувати народ – це замало… Щоб збудувати державу, треба мати державний інстинкт, досвід влади і потрібні фахові знання. Цього всього не мають ці, що себе звуть «національно-свідомими» Українцями. Не мають тому, бо вони всі виросли з революції, отже руйнування а не будування держави».

Мы будем руководствоваться в выборе героев-созидателей именно таким открытым миру подходом. Мы будем учитывать их вклад в развитие культуры и благосостояния не только Украины в современных границах, но и в мировую культуру. Так, например, немцы, американцы и евреи зачисляют А. Эйнштейна в свой пантеон, и они правы, поскольку подлинная культура имеет замечательное свойство принадлежать всем.

Именно львовская мультикультурная среда сформировала экзистенциальный подход к философии у Мартина Бубера (1878-1965). Он родился в Вене в семье львовян и с 3 лет до 1905 г. жил и учился во Львове, знал 12 языков, большинство из которых выучил во Львове. Именно в этом городе у него родилась идея конструктивного диалога культур, переводов, которые передают экзистенцию текстов. К сожалению, уникальный феномен Львова/Лемберга исчез из-за уничтожения евреев немцами и низкого культурного капитала поляков и украинцев, которые устроили Волынскую резню и не сумели дружно строить общий дом. Поэтому по решению Большой Тройки (Сталин, Черчилль и Рузвельт) поляков из Львова насильственно переселили в Польшу, а во Львов в польские панские дома вселили украинцев из польских и украинских сел.

Еще более показательный пример являла Одесса. В середине XIX в. швейцарец Даниэль Вегелин «отмечал, что в Одессе говорят на двенадцати языках и исповедуют десять религий. Такое разнообразие его восхищало:

«Там [в Одессе] россияне жили бок о бок с турками, немцы – с греками, англичане – с армянами, французы – с арабами, итальянцы – с персами или румынами… Все бурлило и смешивалось: платья, фраки западноевропейцев – с кафтанами и халатами восточных людей. Все соединялось в одну пеструю массу – модные шляпы французов, высокие шапки персов, тюрбаны анатолийцев, фески мавров и датские моряки в широкополых шляпах»4.

О том времени сегодня напоминают кварталы с храмами разных народов и религий и особый «одесский язык» (одесское койне).

В Киеве огромную роль в образовании, промышленности и инновациях играли поляки, немцы и чехи, евреи и караимы – в бизнесе, музыке и искусстве, сербы, молдаване, татары (район Татарка) и греки – в торговле. Заметим, эти общины имели свое лицо и были интегрированы (кроме предвзятого отношения к евреям) в культурную ткань города.

***

Несомненным лидером из Украины по известности в мире выступает Игорь Сикорский. Его род происходил от казака Григория Сикоры. Игорь родился и учился в Киеве, в КПИ. Именно здесь 3 июня 1910 г. на собственном аэроплане БИС-2 он третьим в Российской империи поднялся в воздух.

На своем С-6 он побил мировой рекорд скорости – 111 км/ч, первым в мире создал четырехмоторный самолет «Русский витязь», заложив облик современного самолета! В июне 1914 г. на его модификации «Илья Муромец-Киевский» установил ряд мировых рекордов при перелете Петербург-Киев-Петербург. В 1934 г. Сикорский построил в США трансатлантический «летающий клипер» S-42, установивший 10 мировых рекордов. В сентябре 1939 г. Сикорский оторвал от земли первый в мире вертолет VS-300 (S-46). Он же создал легендарный вертолет армии США Sikorsky UH-60 “Black Hawk” («Чёрный ястреб»), который и сейчас стоит на вооружении стран НАТО. Бренд «Sikorsky» сегодня один из самых известных в мире.

Несомненно, Игорь Сикорский заслуживает нахождения в первой десятке Великих украинцев и изображения на бумажных купюрах. Почему же к нему такое негативное отношение? – Ответ прост. Он происходил из респектабельной семьи, крестили его вел. кн. Пётр Николаевич и вел. кн. Александра Петровна, основательница Покровского монастыря в Киеве. Император Николай II наградил его орденом Св. Владимира IV степени. А в эмиграции монархист Сикорский состоял в «Союзе русских государевых людей имени Ее Императорского Высочества Великой княжны Киры Кирилловны». По этой же причине радикальные националисты ненавидят П. Нестерова – «москальского» оккупанта, воевавшего против Австро-Венгрии.

Адекватные места в рейтинге Великих, что поразительно, получили русские изобретатели (в современной терминологии москали-оккупанты) Олег Антонов – конструктор Анов (11 место) и дворяне Евгений и Борис Патон (12).

Однако более знамениты в мире, чем Патоны, следующие наши соотечественники.

Илья Ильич Мечников (1845-1916) – лауреат Нобелевской премии в области физиологии и медицины (1908). Родился на Харьковщине в семье дворянина. Окончил в Харькове гимназию и университет (1864). Учился в Германии и Италии. В 25 лет его избрали профессором зоологии Новороссийского университета (Одесса). Здесь совместно с Н.Ф. Гамалеей он организовал вторую в мире бактериологическую станцию. Интриги завистников вынудили его в 1887 г. эмигрировать в Париж, где Мечников устроился в лаборатории института Луи Пастера. Почетный академик многих академий. В списке Великих украинцев он оказался на 92 месте. Ответ прост – его мать была высокообразованной еврейкой Эмилией Невахович из Варшавы, что совершенно подмочило его репутацию в глазах сознательных украинцев. Может поэтому станцию метро в Киеве «Мечникова» переименовали в «Кловская».

Знаменитый математик и один из основателей русской математической школы Михаил Васильевич Остроградский (1801-1861) – уроженец Полтавщины, воспитанник Харьковского университета.

Дмитрий Граве (1863-1939) основал мощную киевскую математическую школу. Среди его воспитанников – Отто Шмидт, Борис Делоне (триангуляция Делоне), Николай Чеботарёв (теорема Чеботарёва), Николай Боголюбов (основатель Института теоретической физики АН УССР), Михаил Кравчук (многочлены и матрицы Кравчука), у которого, в свою очередь, учился Сергей Королев (№17 в списке 100 Великих).

Знаменитую львовскую математическую школу создали Стефан Банах (1892-1945, Банахова алгебра и Банахово пространство) и Казимир Бартель (1882-1941). Он был ректором Львовской политехники и премьер-министром Польши (1926-1930). Среди ее воспитанников – львовянин Станислав Улам (1909-1984), который участвовал в создании водородной бомбы в рамках ядерного проекта в Лос-Аламосе, США.

Этим математикам мы обязаны тому, что наши IT-ишники входят в число самых сильных в мире.

Во львовской еврейской семье родился и будущий изобретатель транзистора Юлий Эдгар Лилиенфельд. Американское физическое общество в его честь учредило ежегодную премию.

Аманд Егорович Струве (1835-1898) родился в обрусевшей немецкой дворянской семье в Петербурге, но с 1867 г. осуществил в Киеве ряд выдающихся инновационных проектов. Он построил один из крупнейших железнодорожных мостов в Европе и один из первых в империи централизованный водопровод (1876). Ныне в его водонапорной башне действует популярный «Музей воды». В 1872 г. его «Товарищество газоосвещения» торжественно осветило фонарями Крещатик, а с 1890 г. перешли на электрическое освещение. В 1892 г. Струве запустил первый в России и второй в Европе (после Берлина) электрический трамвай. Он также построил мост в Кременчуге и знаменитые Литейный и Дворцовый мосты в Петербурге, Бородинский, Москворецкий и Крымский мосты в Москве.

Отто Людвигович Струве (1897-1963) родился в семье знаменитого харьковского астронома Людвига Струве и учился в Харькове. В 1919 г. вступил в ряды Деникинской армии. Позже в своих воспоминаниях писал: «Я, безусловно, не сомневался, что придет время, когда русские люди признают, что патриотизм являлся не исключительной привилегией тех, кто сражался на победившей стороне». К сожалению, в Украине это время еще не пришло. Он эмигрировал в США и стал одним из крупнейших астрофизиков XX века. Был директором Йеркской обсерватории (1932-1947), президентом Американского астрономического общества (1946-1949) и Международного астрономического союза (1952-1955).

Владимир Вернадский (1863-1945) – организатор украинской Академии наук и признанный в мире мыслитель оказался лишь на 39 месте в списке Великих.

Степан Прокофьевич Тимошенко (1878-1972) родился на Сумщине, учился вместе с А. Иоффе в Роменском училище, затем в Петербурге и Париже. В 1906-1912 годах преподавал сопромат в КПИ, фактически сформировав здесь украинскую школу механики. По приглашению В. Вернадского вошел в число первых академиков ВУАН и организовал Институт механики. Эмигрировал в США, стал одним из основателей американской школы прикладной механики. В 1951 г. в Стэнфордском университете именем Тимошенко названа Лаборатория инженерной механики. В 1957 г. Американское общество инженеров-механиков (ASME) учредило Медаль Тимошенко.

Его товарища Абрама Иоффе (1880-1960) можно смело назвать отцом украинской и советской физики. Он учился в Петербурге и Мюнхене у самого В. Рентгена. Среди его воспитанников будущие Нобелевские лауреаты П.Л. Капица, Н.Н. Семёнов, Л.Д. Ландау, И.Е. Тамм, академики А.П. Александров, Л.А. Арцимович, Я.Б. Зельдович, И.В. Курчатов. Член многих академий. Именно он инициировал создание Харьковского и Днепропетровского физтехов – гордости отечественной науки.

Украина может гордиться и своими экономистами.

Николай Христианович Бунге (1823-1895) – потомок немецких переселенцев в Киеве, которых пригласила Екатерина II. Он окончил Первую киевскую гимназию и юрфак Киевского университета, а затем был его ректором. Н.Х. Бунге основал первый в империи провинциальный акционерный Киевский промбанк и Киевскую биржу (1865). Был министром финансов (1881-1886) и премьер-министром (1887-1895) Российской империи. Он был одним из лучших финансистов Европы, разработал переход финансовой системы Российской империи на золотой стандарт, осуществил налоговую реформу, учредил Крестьянский поземельный банк, регламентировал фабричный труд в интересах рабочих, запретил на фабриках использование труда малолетних.

Михаил Туган-Барановский (1865-1919) происходил из рода литовских татар. Окончил Харьковский университет. Преподавал и вел научную деятельность в Петербурге и Лондоне. Участвовал в издании энциклопедии «Украинскій народъ в его прошломъ и настоящемъ» (1914). Работы по теории периодических кризисов принесли ему европейскую известность. В 1900 г. вместе с Лениным входил в организационный комитет по изданию газеты «Искра». В 1917-1918 гг. был министром финансов УНР, был среди основателей УАН. Скоропостижно скончался в поезде.

Людвиг фон Мизес – входит в число грандов европейской экономической мысли, один из основателей философии либертарианства, родился в 1881 г. в Лемберге (Львове) в состоятельной еврейской семье. Раннее детство провел в Черновцах, затем семья перебралась в Вену.

Знаменитый американский экономист, «отец эконометрики» Яков Маршак (1898-1977) в Украине неизвестен, хотя его детство и становление как ученого неразрывно связано с Киевом. Он приходился племянником киевскому ювелиру И. Маршаку, учился в Киевском коммерческом институте у гениального экономиста и математика Евгения Слуцкого (уравнение Слуцкого). Вместе с будущим знаменитым славистом и философом Дмитрием Чижевским (1894-1977) посещал марксистский кружок. Входил в состав УЦР от меньшевиков (т.е. с.-демократов) и в большевистский Киевский Совет Рабочих Депутатов, секретарем которого был Чижевский. После прихода к власти Петлюры уехал в Берлин, затем в Лондон и в США. В той или иной мере его считают учителем лауреаты Нобелевской премии по экономике: К. Эрроу (1972), Г. Саймон (1978), М. Фридман (1976), Л. Клейн (1980), Т. Ховельмо (1989), Л. Гурвич (2007), Ф. Модильяни (1985) и Г. Марковиц (1990).

Лауреат Нобелевской премии по экономике Семён Абрамович Кузнец (1901-1985) своей широте эрудиции обязан обучению в Харьковском коммерческом институте в 1918-1921 гг., где тогда подобрался звездный состав преподавателей.

Отметим наших музыкальных гениев, которые не вошли в список: композиторы Дмитрий Тёмкин (Кременчуг, 1899-1979, четырехкратный владелец «Оскара»), Сергей Прокофьев (Донбасс, 1891-1953) Игорь Стравинский (творил на Волыни, 1882-1971), Рэйнгольд Глиэр (Киев), музыканты В. Горовиц (Киев), Н. Мильштейн (Одесса). Ни одного из них нет в списке. А вот знаменитые оперные певцы Саломия Крушельницкая (№31) и Анатолий Соловьяненко (№55) объединяют Галицию и Донбасс.

Русско-украинско-татарский философ и поэт Сковорода (1722-1794) был дальним потомком Чингиз-хана. Он считается родоначальником русской религиозной философии. Однако высокая позиция (№8 в списке) связана не столько с его философией, как с раскруткой советской властью странствующего философа-бессребреника. Намного более сильное влияние на ход мировой истории и нашу философию оказал выдающийся киевский мыслитель Феофан Прокопович (1681-1736), достойный места в десятке. Он был ректором Киево-Могилянской Академии, игуменом Киево-Братского монастыря, первым вице-президентом Святейшего Синода. Знал 8 языков, был прекрасным поэтом, любил математику, физику и астрономию. Его философские идеи о бесконечности мироздания и множественности миров актуальны и сегодня5.

Феофан Прокопович был идеологом петровских реформ, создания империи и присвоения Петру I титула «императора Всея России». Он фактически возглавил малороссийскую (украинскую) партию в Петербурге, которая взяла под контроль образование и реформы в России. Феофан продвигал в Петербурге концепцию триединого «славенороського народа», получившего православие от кн. Владимира, опираясь на «Синопсис» И. Гизеля (1674, Киев). Он образовал «ученую дружину», куда вошли Я.Брюс, В.Н. Татищев, А. Кантемир, А. Волынский, был одним из организаторов Российской Академии наук. В его крупнейшей частной библиотеке того времени насчитали 3193 книги. Для большевиков имя митрополита Феофана было под табу, а сегодня украинские националисты обвиняют его в пособничестве Петру I.

Негативное отношение сохраняется у нас и к самому известному русско-украинскому философу на Западе киевлянину Николаю Бердяеву (1874-1948), достойному места в десятке. В его работах центральное место отведено проблемам анархии и свободы – чисто украинской экзистенции. Его произведения были запрещены в СССР, да и в Украине к его «философии духа» сохраняется крайне прохладное отношение. В 30-е годы Бердяев оказал огромное влияние на развитие французского экзистенциализма. Его называли «русским Гегелем XX века», «русским ответом Ницше». Нелюбовь к Бердяеву связана с его аристократическими корнями – он состоял в родстве с самим императором, а мать его, графиня Матильда Шуазель-Гуффье, была дочкой пера Франции. Точно так же Донцов объяснял причину враждебности Петлюры и Винниченко к Скоропадскому, против которого они на деньги большевиков подняли восстание:

«Справжня ж причина їх [демо-соціялістів] ворожости до режиму 29 квітня була та, що гетьман був чужого, ними зненавидженого, середовища; що був пан. Цеї категорії земляків демо-соціялісти не зносять»6.

Скоропадский, как и Маннергейм, был воспитанником Пажеского корпуса, а не унтер-офицерской школы, поэтому он и сегодня не в фаворе.

Среди украинских мыслителей мы обязательно должны отметить и предстоятеля УГКЦ графа Андрея Шептицкого (1865-1944), внука известного польского писателя графа Александра Фредро. Он заслуживает более высокого места в списке (№19). Шептицкий пользовался в Европе огромным авторитетом и не побоялся направить в январе 1942 г. письмо-протест Гитлеру против немецкой политики террора на Востоке. Он выступал против уничтожения евреев и межнациональной розни и был единственным иерархом в Европе, кто протестовал против геноцида евреев. Он пользовался уважением и у Сталина. 7 сентября 1944 г. Шептицкий осудил бандеровское движение и призвал духовенство к деятельному сотрудничеству с советской властью, подготовил воззвание к ОУН-УПА с призывом сложить оружие. Проживи он еще хотя бы 5 лет, история Украины могла бы пойти совсем по другому, более гуманистическому пути.

Без сомнения в десятке должен находиться Тарас Шевченко, но не потому, что он Пророк сельской нации, что выглядит сегодня анахронизмом, а за его выдающуюся инновацию. Он впервые в истории выразил чувства и настроения бесправных народных масс, которых аристократия рассматривала как грубых и примитивных (шляхта называла их bydło). Оказалось, что угнетенные народы (не только украинский) также имеют свой голос, свой очаровательный мир, и их коллективным выразителем стал Шевченко. Это заставило в Европе взглянуть на народные массы более широко, не только как на этнографический материал, и у Шевченко появились последователи в разных странах. Более того, его «Кобзарь» оказал огромное влияние на демократизацию общественной жизни Российской и Австрийской империй. И Тарас Шевченко с тех пор остается выразителем чаяний обездоленных и угнетенных масс. И чем беднее эти массы, тем выше его популярность, что хорошо видно на примере Украины.

К сожалению, в зависимости от конъюнктуры выпячивались антипольские, антижидовские или антимоскальские стихи Шевченко. В основном на щит поднималась его протестная лирика, но ведь у Шевченко мощно звучала и объединительная тема. Ведь не зря же он входил в Кирилло-мефодиевское общество, которое пропагандировало панславянское братство, основанное на демократических институтах. Панславянство появилось в ответ на движение пангерманизма, идеологом которого выступил Гегель с его идеей об исторических (германских) и неисторических (славянских) народах. К сожалению, у Гегеля есть доля правды, и славянские народы продолжают кровопролитную вражду даже в XXI в. Очень актуально сегодня звучит призыв Шевченко в драме «Никита Гайдай», написанной на русском:

«Славяне! несчастные славяне! Так нещадно и так много пролито храброй вашей крови междоусобными ножами. Ужели вам вечно суждено быть игралищем иноплеменников? Настанет ли час искупления? Придет мудрый вождь из среды вашей погасить пламенник раздора и слить воедино любовию и братством могущественное племя!»7.

Действительно, от кровопролития украинцев и русских выигрывают только другие страны, которые выбивают нас с мирового рынка высоких технологий в сферу аграрной экономики и руины.

Рядом с двуязычным Шевченко должен находиться и Николай Гоголь – самый известный в мире украинский писатель, которого националисты обвинили в измене Украине и использовании русского языка, а в школьной программе его зачислили в курс зарубежной литературы. Еще Драгоманов отмечал:

«Гоголя не люблять і інші українолюбці за те, що він не писав по-українськи. Тільки ж діло в тім, що без школи Гоголя не може тепер бути ні поета, ні повістяра. Між іншим, українські письменники в Росії й Галичині тим і зістаються позаду російських, що не пройшли як слід школи Гоголя».

Мы уже отмечали, что именно гений Гоголя придумал изобильную Украину, где галушки сами прыгают в рот. В эту Украину поверил и Тарас Шевченко, и начал искать врагов, которые ее разрушили.

Среди гениальных и всемирно известных писателей и поэтов нашей земли мы обязательно должны выделить Михаила Булгакова, Яна Потоцкого (автора виртуозного романа «Рукопись, найденная в Сарагосе»), лауреата Нобелевской премии Шмуэля Агнона, Л. фон Захер-Мазоха (его называли «русинским Тургеневым»), М. Алданова, И. Бабеля, Шолом-Алейхема, поэтов Анну Ахматову и Пауля Целана.

Особо следует упомянуть медика, этнографа и лингвиста Владимира Даля, «Казака Луганского», датчанина по национальности. Он знал 12 языков и прославился «Толковым словарем русского языка». Мало кто знает, что он служил врачом в военном госпитале Каменца-Подольского, где собрал много материала для своего словаря и пословиц Подолии. Свои впечатления отразил в повести «Подолянка» и др. Кстати, отец Михаила Достоевского – Федор – родился и учился в Каменце, а затем поехал поступать в Москву.

Булгакова разместили на низком месте (№49), остальные в список не попали. А вот заметно более слабые И. Франко и Леся Украинка оказались на высоких местах и даже на бумажных купюрах. Ведь в мире постмодерна ценится не язык литератора, а оригинальность произведений, сила их влияния на читателей. Иван Франко и Леся Украинка крепкие писатели, но фактически перекладывали на украинский язык европейские идеи.

Здесь мы вступаем на минное поле националистической трактовки украинской культуры по первому узко этническому варианту. Радикальные националисты с гневом заявят, что продвижение вверх указанных Личностей да еще и не этнических украинцев – это провокация. В защите архаической этнографической украинской культуры они будут правы. Но такая культура есть у всех наций, как и вышиванки есть у всех европейских народов, но никто из них не делает фетиш. Хотя если подходить в строгом смысле определения этнического украинца, то Франко происходил из немецких переселенцев, а аристократка Леся Украинка – из знатного сербского рода Косачей, а по матери – из греческого рода Драгомановых.

Если же мы подходим к культуре с позиции модерна и постмодерна мы должны:

1. Ставить планку требований как можно выше;

2. Развивать вкус населения;

3. Всемерно расширять диапазоны восприятия мира;

4. Использовать огромные внутренние ресурсы и собственные богатые традиции, не замыкаясь на узком этнографическом материале украинского села.

Вот как раз этого и бояться разного рода защитники этнокультуры, что планка требований вырастет, и они окажутся неконкурентоспособными. И прощай тогда почести, звания, награды и бюджеты. Здесь мы должны особо подчеркнуть отличие национализма и патриотизма.

Национализм укрепляет ненависть к чужому и ксенофобия.

Патриотизм базируется на любви к своему и стремлении сделать свое лучшим в мире.

Ведь наши культурные традиции охватывают не только набившую оскомину трипольскую культуру, но и впечатляющую мезинскую, ямную и катакомбную. На наших территориях создавали государства скифы, сарматы, аланы, кельты, древние греки и римляне, готы, гунны, византийцы, авары, половцы, печенеги, салтовцы (хазары), монголы, татары, турки, булгары, русы и т.д. А мы убого ограничиваемся трипольцами, а затем сразу прыгаем к селянской нации украинцев.

Только опираясь на этот мощный пласт культур, мы можем создать мощный культурный фундамент и стать нацией конкурентоспособной. Мы еще не освоили модерн, а постмодерн уже стучит в наши двери и выдвигает динамическое восприятие гипертекстов, погружая читателей и зрителей в гиперреальность и мир симулякров. Здесь появляются свои проблемы ухода от реальности, в чем-то даже схожие с архаическим миром, но это уже другая история.

Занижая планку требований, отбрасывая прочь блестящих творческих людей нашей земли по этническим, языковым и социальным причинам, мы автоматически загоняем всех украинцев в маленький провинциальный мир украинских сел и местечек, что хорошо видно по вырождению авторитета Шевченковской премии. Поразительно, но из этой премии исключается вся украинская русскоязычная литература, хотя сам Шевченко активно использовал оба языка.

О том, насколько серьезно стоит проблема низкой планки требований, покажем на наглядном примере. У нас очень любят сплошь и рядом использовать слово «гениальный», в частности, мы широко используется утверждение «Тарас Григорьевич был не только гениальным писателем, но и не менее гениальным художником».

Для прояснения сути проблемы рассмотрим двух наших художников – Шевченко и Малевича с позиций домодерна и постмодерна.

Тарас Шевченко Катерина

Т. Шевченко. Катерина (1842)

Каземир Малевич Суперматическая композиция

Казимир Малевич. Супрематическая композиция (1916)

Если на эти картины взглянет представитель украинского традиционного общества, то, он, без сомнения, будет восхищаться картиной Шевченко, которая затронет его глубинные струны души. Всё будет приводить его в восторг – и колористика, и композиция, и красавица-Катерина, и степь вдали. Более того, под картину и поэму даже подвели политическую базу – беременная Катерина (символизирует Украину) обесчещена злодейским москалем (т.е. Россией), отражает трагедию всего украинского народа.

С этих позиций картина Малевича – какая-то детская мазня, недостойная внимания. Хрущёв такие картины на выставке в Манеже (1962) назвал «дегенеративным искусством» и взглядом на мир из очка унитаза.

Если же мы посмотрим на эти картины с позиции буржуазного эстета и постмодерна, то получим обратное мнение. Картина Шевченко не оригинальна и является просто хорошим ученическим подражанием работам его учителя К. Брюллова.

Брюллов Девушка собирающая виноград

К. Брюллов. Девушка, собирающая виноград (1827)

Брюллов. Итальянская семья

К. Брюллов. Итальянская семья (В ожидании ребенка) (1831)

Брюллов очень любил красный цвет, что и повторил Шевченко. У Шевченко та же композиция, что у Брюллова в итальянском цикле, и такая же типичная итальянка, как у Брюллова, в образе украинки-Катерины. При этом нарушены пропорции у селянина (большая голова, как у детей). С позиции западного искусства эта картина не представляет интереса. В западном мире постмодерна превыше всего ценится оригинальность. В этом отношении наш соотечественник Казимир Малевич впервые в мире совершил ментальный прорыв от фигуративного к нефигуративному искусству. Более того, его супрематические композиции рассчитаны на развитое сознание и способность тонкого гармонического восприятия мира (тонких вибраций). Немного сдвинуть одну из фигур композиции и картина превратится в банальный хлам. Поэтому Малевич – один из самых знаменитых и дорогих художников мира. Так, приведенная картина в 2008 г. на аукционе Sotheby’s была продана за $60,0 млн. Сегодня ее цена перевалила бы за $100 млн.

Не удивительно, что Малевич совсем не попал в список Великих, хотя заслуживает место в десятке, как и другой наш гениальный соотечественник – скульптор Александр Архипенко, который открыл «пустое пространство» и совершил в скульптуре революцию, как Пикассо в живописи.

Восприятие живописи на таком уровне возможно, если в обществе и у его членов накоплен соответствующий уровень культурного капитала. Очевидно, что такой капитал надо начинать накапливать с детства и заниматься этим должны специалисты, отвечающие требованиям времени. Только тогда заиграют красками работы наших гениальных соотечественников В. Ермилова, А. Богомазова, А. Экстер, А. Осмёркина, братьев Бурлюков, В. Меллера и о них узнают широкие массы.

И опять же, введение таких фигур в украинский пантеон резко повышает уровень требований и конкурентоспособности, чему не все обрадуются. А если исходить из узко-этнографических позиций, то большинство этих Личностей следует изъять как чуждых нам и оставить соседним странам. Конечно, наш культурный капитал тогда резко сузится до провинциальной культуры.

А теперь взглянем на список государственных и политических деятелей, которых украинцы ввели в число 100 Великих:

3. Бандера 7. Черновол 11. Мазепа 12. Шухевич 14. М. Грушевский 20. В. Ющенко 21. Ю. Тимошенко 23. Ленин 26. Петлюра 32. Махно 40. Е. Коновалец 51. Л. Кравчук 62. В. Янукович 63. Брежнев 93. Хрущёв.

На Западе их отнесли бы к неудачникам, кроме разве что Л. Брежнева, которого президент США Никсон в своей книге «Лидеры» назвал «Леонидом Великим». Не удивительно, что Украина с такими приоритетами пребывает сегодня на задворках цивилизации. Неужели в нашей истории не было эффективных государственных реформаторов?

Прежде чем перейти к ответу на этот вопрос, мы должны разобраться с Комплексом меньшовартості/неполноценности и Комплексом жертвы, которые камнем висят на шее Украины и не выпускают ее из пучины кризисов.

2 Яневський Д. Проект «Україна», або таємниця Михайла Грушевського. – Харків: Фоліо, 2010. – С. 11.

3 Липинский В. Листи до братів–хліборобів. – Київ-Філадельфія, 1995. – C. ХІІІ.

4 Герлігі Патріція. Одеса. Історія міста, 1794-1914. – К. 1999. – С.126-127.

5 http://litopys.org.ua/procop/proc.htm

6 Донцов  Дмитро. Рік 1918. – Київ. – К., 2002. – 139.

7 Шевченко Т.Г. ПЗТ. – К., 2003. – Т. 3. – С. 22.




Комментирование закрыто.