100 дней Вячеслава Кириленко: Миссия под угрозой

Алексей Копытько

Вячеслав Кириленко

Мои исключительно субъективные впечатления от 100 дней работы нового руководства гуманитарного блока: 1) у нас посредственный министр культуры; 2) в Украине отсутствует гуманитарный вице-премьер как явление; 3) если ничего не изменится, то через 2 месяца Вячеслав Кириленко будет первым кандидатом на вылет из Кабмина.

Аргументация такая.

Ожидания

Три месяца я почти не комментировал деятельность новой команды в Минкульте. Более того – в меру сил пытался охладить пыл ряда граждан, которые призывали «сносить Кириленко» на следующей же день после назначения.

Да, было много вопросов и к самому вице-премьеру, и к характеру его появления в кресле министра, и к подбору кадров. Но любой новой команде надо предоставить возможность проявиться в деле. Есть политическое решение – пусть несут ответственность. «Сносить» членов Кабмина по причине эстетического неприятия – это непозволительная роскошь сегодня.

Закономерно, что требования к Вячеславу Кириленко и его команде совершенно иные, чем к Евгению Нищуку. Во-первых, Кириленко далеко не новичок в политике. За годы работы в комитете по вопросам культуры и духовности у него должна была сложиться некая картина того, что нужно делать в сфере культуры. Во-вторых, он имел возможность сразу расставить ключевых исполнителей.

Поэтому лично я ожидал, что Кириленко, обладая определённым опытом, сходу захватит инициативу в гуманитарной сфере. И благодаря динамике сумеет увлечь за собой всех адекватных людей.

На практике получилось следующее.

Кириленко как министр

Ключевой вопрос сферы культуры сейчас – это ресурсы. Министр, который умножает ресурсы – хороший министр. И наоборот.

Ситуация всем известна. Денег в бюджете нет. В ближайшие месяцы социально-экономическая ситуация будет еще хуже. Поэтому главный ресурс, на который мог опереться министр – это поддержка культурно-творческих масс. В первую очередь – знаковых представителей сферы культуры, которые не обязаны любить министра по долгу службы, но влияют на общественное мнение. Только при наличии такой поддержки можно реализовать непростые реформы и пережить кризис.

Необходимое условие такой поддержки – открытость министра, постоянная коммуникация, пояснение своих решений и честные ответы на неудобные вопросы.

Что сделал Кириленко?

Буквально за месяц «работы» он оттолкнул от себя массу людей, которые делают современную украинскую культуру и от Минкульта никак не зависят. Затем без особой надобности испортил отношения с частью бюджетников. Причем именно с той частью, которая могла стать локомотивом изменений.

В итоге через три месяца явно обозначилось стремление министра опираться на узкий круг лиц, с которыми ему комфортно. Т.е., он закрылся, несмотря на ритуальные попытки изобразить диалог.

Неготовность, неумение или нежелание Кириленко выстроить коммуникацию с группами, которые могли существенно усилить позиции министра – это, пожалуй, главная ошибка. Кириленко распылил ресурсы и своими руками превратил окно возможностей для культуры в узкую щель.

Далее. Учитывая, что в бюджете денег нет, единственной разумной тактикой Минкульта с первого дня мог быть комплекс мер, направленных на повышение эффективности использования средств (прозрачность, отказ от финансирования паразитов) и привлечение в сферу культуры и искусств негосударственных ресурсов.

В наших условиях это означает по максимуму освободить производителей культурного продукта от всего – от налогов, от администрирования, вообще от всего, что сдерживает инициативу.  Условия чрезвычайные – значит нужно принимать чрезвычайные меры. Чтобы те производители и творческие деятели, которые обеспечивают себя сами, могли выжить. Чтобы бюджетные учреждения, которые хоть что-то зарабатывают, имели стимулы зарабатывать больше.

Я ожидал, что министр культуры будет проводить эту линию из всех утюгов. Вместо этого Минкультом, на фоне не очень понятных заявлений о «самоокупаемости» культурной сферы, сделан акцент на отжим новых отчислений из бизнеса.

Это один из возможных источников, но в условиях падающей экономики ограниченно эффективный. При этом никакой системной работы по освобождению культуры от сдерживающих факторов не видно.

Что в итоге?

Через 100 дней Минкульт окончательно забуксовал. Ввиду чего центром притяжения людей, которые не собираются сидеть, сложа руки, постепенно становится Комитет ВРУ по вопросам культуры и духовности.

Комитет без Кириленко уже выглядит убедительнее, чем Минкульт с Кириленко. Возьмем только один эпизод.

Для меня необъяснимым является факт, почему Минкульт не смог найти общий язык с инициативой «Культура 2025». Ведь люди делают за чиновников их работу. Не возглавить этот процесс было верхом глупости.

В итоге незадолго до 100 дней со своим видением культурной стратегии выступил еще и глава парламентского комитета Николай Княжицкий. Качество этого документа – вопрос отдельный, но сам факт его появления лишь подчеркнул убожество Минкульта в плане работы с общественным мнением.

Получается, что стратегическое видение есть у общества, есть оно и у депутатов, а у тех, кто должен вести за собой в трудное время, его нет. Неуклюжая попытка Вячеслава Кириленко обозначить 4 направления реформ в ходе отчета лишь подчеркнули факт отставания.

В общем, Минкульт оказался в положении догоняющего и оправдывающегося. В этих условиях все ошибки и скандалы (коих немало) будут особенно разрушительными персонально для Вячеслава Кириленко. Он становится токсичным для всего правительства.

Кириленко как вице-премьер

Эта ипостась многогранной личности Вячеслава Анатольевича для меня была гораздо важнее, чем его изыскания в кресле министра. По двум причинам.

Первое. Многие забывают, но у гуманитарного вице-премьера очень широкое поле ответственности.

Минкульт, МОН, МОЗ, Мининформполитики, Минсоцполитики, Минмолодьспорт и масса других ведомств – всё это хозяйство призван окормлять Вячеслав Кириленко.

Сейчас вертикаль государственной власти на ходу реформируется. Что является дополнительным парализующим фактором. В условиях сокращений, люстрации, кадровых ротаций выжать из госмашины что-то осмысленное сложно.

Поэтому задачей первостепенной важности становится координация работы отдельных живых оазисов, в первую очередь – за счет четкого формулирования целей, идей, которые будут структурировать деятельность на разных уровнях.

Координация, умение сконцентрировать общие усилия для достижения результата в своем секторе – это суть работы вице-премьера. А теперь посмотрим на гуманитарный сектор, за который отвечает Кириленко.

Главное, чего нет – ощущения целостности и системности работы. Есть отдельные телодвижения разных ведомств, которые в сумме не дают понять, что же делает власть, чтобы люди со временем чувствовали себя лучше. Нет понимания, на каком этапе мы находимся. Сколько еще затягивать пояса и чего ожидать, кроме роста коммунальных тарифов и снижения социальных стандартов?

Как следствие – рост недовольства.

В качестве иллюстрации – результаты исследования VoxUkraine. Они более чем красноречивы. Большая часть гуманитарного сектора – в минусах. У самого Минкульта – худший результат по оценкам экспертов и третье место с конца в общем зачете.

Это не значит, что у остальных министерств всё блестяще. Это значит лишь то, что вице-премьер не стал лидером гуманитарного блока. Он не смог наладить коммуникацию с обществом как человек, занимающий 5-6-ю по значению должность в государстве.

Последствия очевидны. Если власть не дает целостной картины, её даст кто-то другой. Когда люди на себе чувствуют ухудшения и не понимают, что происходит, ситуацию очень легко дестабилизировать.

Второе. Возьмем более узкий срез.

В условиях войны с Россией одной из главных проблем является защита гуманитарного пространства страны. И здесь на первый план выходит всё та же координация действий разных субъектов и целостность гуманитарной политики.

Первая задача — чтобы в СМИ, школьных учебниках, музейных экспозициях и т.д. обществу транслировались одни и те же смыслы. Т.е., чтобы Минкульт, Минобраз и Минстець в сфере своей ответственности работали на единую цель.

Вторая задача – чтобы действия государственных, частных и общественных структур в культурно-информационном противостоянии с агрессором усиливали друг друга. Чтобы вся эта активность была вписана в общую матрицу.

Для этого нужен единый координационный центр. Для этого необходимо, чтобы в чьей-то голове (головах) была целостная картина, на основании которой можно нарезать конкретные задачи и находить применение всем, кто готов помогать.

Эта система не может работать как иерархия по российскому образцу. Это должна быть эффективная сеть.

Гуманитарный вице-премьер – именно тот человек, который должен плести данную сеть в тесном взаимодействии с секретарем СНБО и АП. У него есть соответствующие полномочия.

Но лично мне ничего не известно о работе Кириленко по координации усилий за пределами его компетенции как министра культуры. Возможно, я просто чего-то не знаю.

В общем, моё личное очень субъективное мнение таково.

Результаты Кириленко-министра на данный момент – весьма посредственные. Главная опасность – процесс становится закрытым, Минкульт теряет инициативу на своем поле, что неизбежно приведёт его в тупик.

Результаты Кириленко-вице-премьера отсутствуют. Ощущения целостности в гуманитарной сфере нет. Вице-премьер не является лидером мнений в этой области и не воспринимается как самая влиятельная фигура.

Как следствие – через время (думаю – месяца 2) в полный рост станет вопрос либо о разделении постов, либо о замене Кириленко.

Потому что протестные настроения будут нарастать. А осенью – местные выборы. Идти на них без внятной картинки для населения по целому спектру чувствительных вопросов очень рискованно. Неэффективных министров принесут в жертву. Кириленко может вылететь одним из первых.

Хуже всего то, что замена министра будет означать очередную потерю времени. Поэтому сейчас очень важно донести и до вице-премьер-министра, и до Арсения Яценюка простую мысль: Кириленко уже наработал на желтую карточку. Еще пара ошибок, еще пара гениальных кадровых назначений без конкурса – и он станет большой проблемой для правительства.

Лучший выход – если Вячеслав Анатольевич осознает серьезность своего положения, всё-таки начнет выполнять обязанности вице-премьера и пересмотрит многое в работе Минкульта.

Источник: Музейный портал




Комментирование закрыто.