За что сражаются демократы и республиканцы на промежуточных выборах в США

Андрей Облогин, "Хвиля"

Дональд Трамп вернул политику в США. Относительно малоинтересные промежуточные выборы ранее не привлекали столько внимания. Досрочное голосование уже бьет рекорды, прогнозы говорят и о рекордной за последнее время явке в целом. Высокий энтузиазм заметен и синего, и у красного электората.

Прогнозы

Общий тон большинства прогнозов на выборы 6 ноября таков — демократы имеют очень хорошие шансы отыграть себе Палату представителей, которая переизбирается полностью. При этом у республиканцев такие же хорошие шансы оставить за собой Сенат, где разыгрывается треть мест. Тут надо сказать, что демократам крупно не повезло именно с картой голосования — им нужно попотеть еще, чтобы просто защитить свой результат, ведь выборы пройдут в некоторых “красных” штатах, где им удалось неожиданно победить в прошлый раз. Иначе говоря, если бы Сенат переизбирался тоже полностью, то шансы демократов были бы точно лучше, чем при нынешнем раскладе.

В контексте выборов 2020 года крайне важны и губернаторские выборы. Президенту важно иметь союзников в губернаторских креслах, демократам важно иметь возможность ветировать перечерчивание избирательных округов.

Антипрогнозы

Пусть шансы демократов на победу в Палате представителей и считаются хорошими, они скромнее, чем были шансы Х. Клинтон в 2016 году. При этом, шансы демократов взять Сенат скромны, но не хуже, чем были у Д. Трампа в 2016 году.

Среди ключевых схваток этих промежуточных выборов очень много противостояний “ноздря в ноздрю”, о чем говорят социологические опросы. Но опросы под вопросом.

Если, как это ожидается, явка избирателей подскочит на 15-20% по сравнению с предыдущими промежуточными выборами, правильно ли этих избирателей учитывают социологи в своих выборках, модели которых строятся на практике предыдущих голосований? В этой ситуации опрос может показать правильные цифры “нормальных” выборов и не учесть редкое непропорциональное участие некоторых социальных групп (молодежи, меньшинств), которые вдруг (возможно) решат массово проголосовать в этот раз. Иначе говоря, те социальные группы, представителей которых привыкли опрашивать в меньшей степени, чем  потребуют эти конкретные выборы, вызвавшие повышенный хайп.

И примеры тому были заметны на некоторых досрочных выборах в 2017 году.

Если раньше чернокожие и испаноязычные американцы преимущественно игнорировали промежуточные выборы, очевидно, сейчас демократы реально рассчитывают на их мобилизацию. Одно из самых интригующих противостояний происходит в Техасе, где демократ Бето О’Рурк сенсационно навязал борьбу за место в Сенате республиканцу Теду Крузу. На сегодняшний день средний опрос дает преимущество 6.5% Крузу. Но что, если Бето таки наскребет по сусекам голоса тех социальных страт, до которых не дотягиваются анкеты социологов? Для этого О’Рурк пытается захватить всех, кто ранее просто не голосовал. Может он уже это сделал?

Еще одна группа, где свой резерв видят демократы — молодежь, так называемые миллениалы. Но придут ли они на самом деле на участки? Кто умеет их опрашивать, если они даже не отвечают на телефонные опросы?

При этом самую большую опасность для республиканцев, по мнению консервативного социолога Ф. Лунца, представляет высокая политическая мотивированность белых образованных женщин средних лет. По его мнению, их голоса на этот раз перекроют даже низкую явку цветных меньшинств. И это отголосок недавних событий вокруг назначения судьи Бретта Кавано.

Караван, Кавано и национализм

У республиканской партии и Трампа не получилось выдержать единую предвыборную тактику. Партия  придерживалась линии успехов в экономике — как, прежде всего результата проведенной правящей партией фискальной реформы снизившей налоги. Действительно, когда в экономике все хорошо, выборы для правящих партий обычно складываются неплохо (Например, явка оппонентов в таком случае не высока. С работой ведь стало лучше и у цветных). Поэтому в GOP все время явно пытались акцентировать только на растущей экономике, снижении безработицы, росте зарплат и старались избегать острых политических углов.

Но Трамп бы не был Трампом, если бы увидев в опросах оживление своей базы при скандале вокруг назначения судьи Кавано не решил, что эти острые углы и есть способ превзойти явку демократов. Проблема только в том, что развитие скандала вокруг возможного нападения сексуального характера подняло “мотивированность” перед выборами как у условно левых (и особенно женщин), так и у условно консерваторов. Но так как судьей Кавано был все же назначен, сильно “бомбит” теперь только у первых…

Да и само по себе доминирование консервативных судей в Верховном Суде — штука неоднозначная. Трамп  гордится назначением двух “правых” судей, да только в долгосрочном контексте это успокаивает его электорат, который теперь может не боятся, что завтра какие-нибудь “леваки”, ну, допустим, запретят разнополые браки. А кому нужен успокоенный электорат?

К ужасу партии, к теме Кавано Дональд Трамп добавил и истерию вокруг “Каравана” мигрантов, еще и наверняка набитого террористами Аль-Каиды, идущего по Мексике с мешками наркотиков и целью вторгнуться в США. На самом деле нелегальная миграция в США сейчас на одном из самых низких уровней лет за десять. Да, это безусловно острая тема для хардкорной базы Трампа, но разве они не проголосовали бы на выборах и без нее?

Все эти крайности (Трамп еще внезапно заговорил о том, что он — “националист”) плюс волна экстремизма со стороны правых психов-одиночек в последние недели перед выборами может серьезно фрустрировать умеренно-консервативный электорат республиканцев, часть которых может просто решить остаться в среду дома. По слухам, в некоторые штаты Трампа местные республиканские элиты уговаривали НЕ приезжать в рамках этой кампании.

Демократы, в свою очередь, говоря о политике на национальном уровне придерживаются тактики, которую можно описать одним словом — Здравоохранение. По сути, они только и делают, что долбят в одну точку о здравоохранении, т.е. пытаются делать то, что из-за Трампа не вышло сделать у республиканцев с их тезисом об экономике. Логика действий демократов в том, что тема здравоохранения реально важна абсолютно всем социальным группам и меньшинствам и это слабое место республиканцев. Ради этого демократы принципиально забанили в своем лексиконе слово “импичмент”, меньше говорят о “российском деле” и даже о самом Трампе.

Что стоит на кону

Судьба Трампа не решится в среду. Если республиканцы утратят только нижнюю палату, Трамп сможет списывать все неудачи оставшихся двух лет на посту президента на саботаж демократов в Палате Представителей. Непонятно, как бы он, например, строил стену даже с двумя палатами под контролем, а тут всегда можно переложить вину на демпартию. Может быть поэтому в последние дни перед промежуточными выборами Трамп сосредоточился на помощи своим протеже на выборах в Сенат, который удержать проще и важнее.

Демократы же просто не имеют права не взять хотя бы Палату представителей. Возможно, прав Стив Бэннон, который пророчит демократам “гражданскую войну” внутри партии в случае нового унизительного провала. По аналогии с брожением внутри республиканской партии, где после доминирования неоконов-глобалистов выросла оппозиция Tea Party, антиглобалистов и популистов, конечными бенефициарами чего Бэннон называет себя и Трампа. Так у демократов в итоге могут возобладать или отколоться прогрессисты и  социалисты, открывая прямую дорогу для избрания Дональда Трампа на второй срок.

Мюллер в кустах

Фактор “российского расследования” был два месяца на заднем плане по вполне объективным причинам. Как уже говорилось, демократы сознательно прикрутили громкость по этой теме перед выборами.

Сам офис Мюллера, следуя конкретным рекомендациям Минюста, не делал публично ничего, чтобы могло повлиять на выборы в период 60 дней до них (Д. Коми в свое время нарушил это правило, высказавшись, что против Х. Клинтон возобновили расследование).

Таким образом, если Роберт Мюллер собирается обвинить кого-нибудь из членов избирательной кампании Трампа, то гром может грянуть уже после 6 ноября. И такие слухи активно циркулируют в последнее время.

Судя по всему, щепетильный Мюллер не будет обвинять непосредственно действующего президента, так это также против рекомендаций Минюста. Однако в его финальном отчете теоретически может говориться о найденных преступлениях президента. Речь может быть о препятствии правосудию, сговоре в преступлении или и первое и второе сразу.

Впрочем, сейчас даже оптимисты среди демократов не рассчитывают на достаточное для импичмента количество голосов в двух палатах по итогам этих промежуточных выборов.

Тем не менее, если демократы получат под контроль хотя бы Палату представителей, они вместо бессмысленного импичмента скорее всего инициируют в профильных комитетах публичные слушания, пользуясь правом принудительной повестки, где будут два года пытаться отравлять жизнь Дональда Трампа и GOP вплоть до президентских выборов.

Референдум умеренности

Как уже говорилось, эти выборы могут быть хоть и очень эмоциональными, но не слишком судьбоносными сами по себе, особенно если все закончится просто разделением власти — вам Сенат, а вам — Палата представителей.

Но эти выборы могут определить будущую политическую культуру. Если финальные поляризующие месседжи Трампа все-таки окажутся эффективными, если республиканцы отстоят обе палаты, всем придется признать эффективность этого популизма и политический гений Трампа. Это задаст траекторию и будущему республиканцев, как партии, и тому, что останется от демократов.

Если же ставка Трампа будет бита, у центристов обеих партий появится аргумент, что умеренность, черт ее побери, работает.

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.